Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Брауну взбрело в голову на Вудберн нападать.
- А мне говорили, - сказал Глоссин, - что в Хейзлвуда стрелял Браун.
- Только не наш лейтенант. Насчет этого уж будьте уверены, он еще
накануне в сырой земле лежал. Tausend Deyvils! . Вы что думаете, он мог из могилы встать да еще в кого-то стрелять?
Глоссин начал понемногу что-то соображать.
- Вы, кажется, сказали, что тот юнец, как бишь он там у вас зовется,
тоже носил фамилию Браун.
- Браун? Да, Ванбест Браун; старик Ванбест Браун из торгового дома
"Ванбест и Ванбрюгген" дал ему свое имя.
- Если так, - сказал Глоссин, потирая руки, - то, ей-богу же, это не
кто иной, как он!
- А нам-то что до этого? - спросил Хаттерайк. Глоссин помолчал немного
и, быстро прикинув что-то в своем хитром уме, подошел совсем близко к
контрабандисту и сказал ему вкрадчивым голосом:
- Знаете что, любезный, это же наше прямое дело его убрать.
- Гм! - отвечал Дирк Хаттерайк.
- Не то что, - продолжал Глоссин, - не то что я хотел бы его смерти,
может быть.., может быть.., мы могли бы и без этого обойтись. Нет, у нас
есть право сейчас арестовать его, хотя бы потому, что он носит ту же
фамилию, что и ваш лейтенант, который устроил нападение на Вудберн, да и за
то также, что он стрелял в молодого Хейзлвуда и хотел убить его или ранить.
- Эх вы, - сказал Дирк Хаттерайк, - а вам-то что от этого пользы будет?
Его сразу же выпустят, как только увидят, что это не того поля ягода.
- Верно, дорогой мой Дирк, вы совершенно правы, друг мой Хаттерайк! Но
есть все основания, чтобы посадить его в тюрьму на то время, пока придут
бумаги, подтверждающие, кто он такой, из Англии, что ли, или еще там откуда.
В законах я разбираюсь, капитан Хаттерайк, и уж такое дело, дело Гилберта
Глоссина Элленгауэна, мирового судьи ***ского графства, не принять за него
никакой поруки до тех пор, пока ему не устроят второго допроса. Только куда
же нам его лучше посадить?
- Hagel und Wetter, не все ли мне равно?
- Погодите, друг, не может это быть все равно. Известно ли вам, что все
ваши товары, которые отобрали и отвезли в Вудберн, сейчас лежат в таможне в
Портанферри? . Я посажу этого молодца...
- Надо его сначала поймать.
- Да, да, когда поймаю. За этим дело не станет. Я помещу его там в
исправительный дом, а это рядом с таможней.
- Как же, знаю я эту тюрьму.
- Я уж позабочусь о том, чтобы красные мундиры там не торчали. Слушай,
ночью ты приходишь туда со своими ребятами, забираешь все свои товары, и вы
увозите этого молодчика Брауна с собой во Флиссинген.
Идет?
- Так что, свезти его во Флиссинген, - спросил капитан, - или
куда-нибудь в Америку?
- Да хоть бы и в Америку.
- Или в Иерихон?
- Тьфу ты пропасть, да куда хочешь!
- Н-да, или спровадить его за борт?
- Нет, лучше обойтись без насилия.
- Nein, nein, это ты уж мне предоставь. Sturmwetter! Я тебя давно знаю.
Но послушай, мне-то, Дирку Хаттерайку, какая от этого польза будет?
- А что, разве это не в твоих интересах, так же как и в моих? - сказал
Глоссин. - К тому же ты забыл, что я тебя сегодня утром отпустил на свободу.
- Ты меня отпустил! Donner und Deyvil! Я сам
себя освободил. Притом все это было тебе же нужно, да и давно это было.
Ха-ха-ха! - Ладно, ладно. Шутки в сторону; я ведь не прочь тебе что-нибудь
подкинуть, но это дело так же тебя касается, как и меня.
- Какого черта это меня касается? Разве не все состояние этого
лоботряса перешло к тебе? Дирк Хаттерайк со всех этих доходов и ломаного
гроша не получил.
- Тише, тише! Говорят же тебе, все будем вместе делать.
- И все пополам поделим.
- Как, поместье пополам? Ты что же, хочешь поселиться со мною в
Элленгауэне и разделить со мной баронство?
- Sturmwetter, нет! Но ты мог бы мне просто половину отдать деньгами. С
тобой вместе жить? Nein. Я свой особнячок заведу где-нибудь в Мидлбурге, с
цветником в саду, как у бургомистра какого.
- И деревянного льва у двери поставишь, а в саду - раскрашенную фигуру
часового с трубкой в зубах!.. Но послушай, Хаттерайк, к чему тебе все
тюльпаны, и цветники, и загородные дома где-то в Голландии, когда здесь, в
Шотландии, тебя повесят?
Хаттерайк помрачнел:
- Der Deyvil! Повесят?
- Да, повесят, meinheer капитан. Сам дьявол не
спасет Дирка Хаттерайка от виселицы, если элленгауэнское отродье здесь



водворится и если наш бравый капитан зашьется здесь со своими торговыми
делами! А как теперь уже поговаривают о мире, то, может быть, и высокочтимой
Голландии захочется тогда своим новым союзникам угодить. Боюсь, как бы она
тогда не выдала им нашего капитана, хоть она ему и родиной доводится.
- Potz Hagel, Blitzen und Donner! . Да,
может быть, ты и прав.
- Только ты не думай, что я... - сказал Глоссин, видя, что слова его
произвели нужное впечатление, - что я ничем тебя не отблагодарю, - и он
сунул Хаттерайку в руку крупную ассигнацию. Тот принял ее совершенно
равнодушно.
- Так это все? - спросил капитан. - А ты сам получил тогда половину
всего груза за то лишь, чтобы но мешал нам дела делать; да мы еще вдобавок и
твоим делом занялись.
- Друг мой, ты об одном позабыл: теперь ты все свое добро назад
получишь.
- Да, если все мы себе шею на этом не свернем. Это мы могли бы
как-нибудь и без тебя обделать.
- Сомневаюсь, капитан Хаттерайк, - сухо сказал Глоссин. - Там таможню
человек двенадцать солдат караулит, и вот если мы договоримся, так это уж
мое дело будет их оттуда убрать. Ладно, ладно, я в долгу не останусь, но
надо же и совесть знать.
- Ax, strafe mich der Deyfel! . Ты меня в конце концов из терпения выведешь! Ты и грабишь и
убиваешь, и хочешь, чтобы я тоже убивал и грабил; ты не в первый раз
берешься за нечистые дела, как ты их называешь, и вдруг, Hagel und
Windsturm, , у тебя хватает еще духу говорить о
совести! Что, ты больше ничего не можешь придумать, чтобы от этого
несчастного мальчонки избавиться?
- Нет, meinheer, но раз я его тебе поручаю.., то...
- Ах, мне поручаешь, это чтобы порох и пуля о нем позаботились! Ну что
же, чему быть, того не миновать, но ты-то хорошо понимаешь, чем это все
кончится.
- Знаешь, любезный, по-моему, прибегать к жестокости здесь совсем ни к
чему, - ответил Глоссин.
- К жестокости! - сказал Дирк с каким-то стоном в голосе. - Поспал бы
ты тут в пещере да видел бы ты все, что мне здесь привиделось, когда я на
этой вот морской траве всю ночь ворочался и уснуть не мог! Он ведь,
проклятый, снова приходил, и с переломанным хребтом, и руки и ноги
растопырены, как тогда, когда я на него камень свернул. Ха-ха-ха! Да я
головой поручусь, что он там вон, где ты сейчас стоишь, в судорогах, как
раздавленная лягушка, корчился, потом...
- И с чего это ты, друг, об этом заговорил, - прервал его Глоссин, -
или ты сам мокрой курицей стал? Ну, раз так, то наша песенка спета, и твоя и
моя.
- Я мокрой курицей? Нет, я свой век прожил не для того, чтобы теперь
кого-нибудь испугаться, будь он хоть черт, хоть человек.
- Ну, раз так, выпей еще глоток: ты, видно, еще не отогрелся. А теперь
скажи, из прежних твоих ребят кто-нибудь есть здесь?
- Nein, все мертвы, убиты, повешены; все пошли кто ко дну, кто к черту.
Браун последний был. Никого теперь в живых нет, один только цыган Габриель,
да и тот, если его подмазать, уберется отсюда; но он и так молчать будет,
это ему на руку. Старуха Мег, его тетка, не допустит, чтобы он проговорился.
- Какая Мег?
- Мег Меррилиз, цыганка, ведьма старая.
- А что, она жива еще?
- Жива.
- И она здесь?
- Здесь. Она тут недавно в Дернклю была, когда Ванбест Браун там
кончался, и с ней было двое моих ребят да еще какието цыгане несчастные.
- Вот еще новая загвоздка, капитан! А как ты думаешь, она не продаст
нас?
- Ну, она-то поклялась семгой, , что, если мы ничего дурного мальчишке не сделаем, она насчет
истории с Кеннеди ни словом не обмолвится. И видишь, хоть я ее тогда сгоряча
и ножом полоснул, и руку ей поранил, и долго ее потом в тюрьме держали там у
вас, der Deyvil, - старая Мег Меррилиз была тверда как сталь.
- Да, это верно, - ответил Глоссин. - А все-таки, если бы ее
переправить хотя бы в Зеландию, или в Гамбург, или еще там куда-нибудь, дело
было бы лучше.
Хаттерайк быстро вскочил и оглядел Глоссина с головы до ног.
- Козлиных копыт я у тебя не вижу, и все-таки ты не кто иной как сам
дьявол! Но Мег Меррилиз, та подружнее с сатаной живет, чем ты: ни разу ведь
еще такой бури не было, как в тот день, когда я ее кровь пролил. Nein, nein,
с ней я больше не хочу связываться.
Настоящая ведьма, да и самому черту сродни, ну ладно, это ее дело.
Donner und Wetter! С ней я больше связываться не стану, пусть делает как
хочет. Ну, а насчет остального, так что же, если это на моей торговле не


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека