Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

понятно. Странно, что все в доме перевернули вверх ногами. Что искали -
вопрос.
- Значит, не все документы им достались, - сказал я.
- Он перед отъездом костер для сына затеял. Вот в нем-то все то и
сгорело, что им не досталось.
- О чем спрашивали?
- Да ни о чем, как Полина говорит. Милиция тоже светиться не хочет,
Сомова с ними не было, да и он стал теперь человеком осторожным.
Пришел Федор. Доложил, что угли в костре добрые, шашлыки нанизаны и что
он только ждет команды. Начал нам помогать, дело пошло споро, у хозяек наших
тоже. А поскольку Валерий с парнишкой сколотили стол, то Полина стала на
него накрывать, а девочки решили пока искупаться в пруду. Полина выдала им
полотенца, они убежали, а мы в четыре молотка закончили с обшивкой к их
возвращению с купанья.
Полевой обед наш прошел весело, тем более что шашлык и впрямь оказался на
редкость вкусным. Все было как-то по особенному легко и непринужденно, как
бывает после дружного общего труда. Даже несчастный мальчик стал смеяться.
Веселье наше кончилось, когда за Федором и его подругой Ирочкой пришла
машина из спортлагеря. За рулем ее оказался мой бывший личный шофер Вадик,
которого я уволил, как мне кажется, вполне своевременно. Он был и остался
все тем же переростком, какими остаются мальчики, коим не суждено стать
взрослыми мужиками до гробовой доски. Он радостно приветствовал меня, а я
его - безрадостно, обратив куда большее внимание на его черный берет, нежели
на него самого.
- Что это у тебя на голове?
- Беретка, - он для достоверности потрогал ее рукой. - В лагере выдали. Я
теперь там, при гараже. На дежурных машинах работаю.
- Всем выдают?
- Ну, что вы! Только тем, кто первую ступень прошел.
- Какую еще супень?
- Посвящения. Вот Федор и Ира прошли, так им все положено. И полная
форма, и право на ношение оружия, и вот меня за ними послали...
А я не мог оторвать глаз от медсестры Ирочки: она к машине шла. После
купания она изменила прическу и теперь кого-то стала мне напоминать. Я
совсем недавно видел ее вблизи, чуть ли не напротив себя, только она - если,
конечно, это была она - была тогда в ладно подогнанной форме и стояла в
строю...
Вспомнил только дома, когда Танечка в своих рассказах упомянула о
странном медальоне на шее этой Ирочки:
- Знаешь, это не крестик. Это такой кружочек, а в нем - четыре скошенные
спицы. Самая настоящая свастика, только как бы в колесе, что ли. Я спросила,
что это, и она сказала, что это - коловрат. Старинный арийский знак.
И я сразу увидел молодецкий строй перед разгромленным рынком. Медсестра
Ирочка стояла в этих рядах. Прямо напротив меня. И вскидывала руку в
приветствии: "Служу России!"
- Эта коловратная Ирочка о чем-нибудь расспрашивала?
- Нет, не очень. Она рассказывала о спортлагере, а Светка сказала ей, что
знает, чью кашу они там едят...
Абзац. Со звоном. Аж оборвалось у меня все внутри...
3
Перечитал, что записал после разговора с Танечкой, и остался недоволен
собой. Когда на Кубе после всех моих рассказов об африканском сафари кубинцы
подарили мне роскошную толстую тетрадку, я дал себе зарок, что буду
записывать в нее только веселые истории. Но веселое таяло, как мороженое в
экваториальной жаре, и в результате получилось то, что получилось. Нет, не
скажу, что все уж так третьестепенно для читателя, в котором вдруг взыграло
любопытство узнать кое-что о нашем времени, но все же вчерашняя запись
показалась мне маловразумительной и, главное, малоинтересной.
Ну, в самом деле, влюбился парень в девушку, которая испытывает восторг в
строю и любит амулеты с коловратом. Ну, и господь с нею, сердцу не
прикажешь...
Только перед обеденным перерывом мне позвонил Маркелов.
- Пообедаем вместе? Только не там, где любит закусывать сосисками Юрий
Денисович.
Встретились не там. Сели за столик, Маркелов что-то заказал, а когда
официант удалился, сказал приглушенно:
- Вчера, если помнишь, кому-то пришла в голову идея собрать деньжат для
Полины.
Идея пришла Танечке. Но я только кивнул в ожидании продолжения.
- А сегодня Полина приехала в Глухомань и прибежала ко мне. Несколько, я
бы сказал, взволнованная. Ну, вчера она разбирала деньги, которые мы
почему-то складывали в старую шапку...
- Подобная взаимопомощь исстари называется "шапка по кругу", - пояснил я.
- Да не в названии дело, - с досадой сказал Маркелов. - Дело в том, что в
той шапке оказалось три сотни долларов сотенными купюрами. Полина никогда их



в руках не держала, чисто по-советски перепугалась и примчалась ко мне,
чтобы узнать, что с ними делать. Я вспомнил о том клочке, что тебе Сомов
вручил... Ну, с номерами... И купил у нее эти сотенные по максимальной
таксе. Вот их номера.
И отдал мне бумажку со старательно переписанными номерами.
- У меня тот, хромовский, клочок дома.
- Проверишь и отзвонишь, - строго сказал Маркелов. - Им в спортлагере
что, долларами стипендии платят?
- А почему ты думаешь, что эти доллары - из спортлагеря?
- Интуиция.
Я проверил дома его интуицию. Из трех записанных номеров один номер
сошелся точно. Цифра в цифру и буква в букву.
- Интуиция тебя не подвела, - сказал я Маркелову при встрече. - Только
что это доказывает?
- Для суда - ничего. А для нас - многое.
- Например?
- Например, следует держаться от них на безопасном расстоянии. Согласен?
Я окончательно запутался в лабиринте каких-то мелких то ли доказательств
чего-то, то ли просто совпадений, а потому ограничился вздохом. Правда,
достаточно глубоким.
На мне висело то, о чем Маркелов и помыслить не мог в самом кошмарном
сне. На мне висел высокий договор в одном экземпляре, надежно спрятанном в
сейфе Юрия Денисовича. Договор о том, что я получил весьма кругленькую сумму
как за вагон пик, так и за вагон треф. Правда, строгие сроки исполнения в
нем не оговаривались - мои контрагенты понимали, что это не очень просто, и
пока не загоняли меня в угол, в котором я мог натворить глупостей. Пока. И я
не знал, до каких дней и часов простирается это "пока".
Только не подумайте, что я хотя бы на миг единый пожалел о том, что влез
в эту уголовную кабалу. Нет, ни разу, даже мысль не шевельнулась такая. Ким
уже ходил, уже по вечерам звонил домой, и мы считали дни, когда Андрей за
ним поедет.
Другие мысли копошились в моей голове. Шмыгали, давили, грызли и не
давали спать. Как же сделать так, чтобы эти криминальные пики с трефами не
попали на игральные столы паханов глухоманского криминала?..
4
На другой день позвонил Валера. Сказал, что зайдет, чтоб непременно
ждали. Мы обождали с ужином, и он пришел.
- Я с парнишкой тем подружился, - сказал он несколько таинственно, когда
Танечка вышла на кухню. - Он по муж-скому вниманию стосковался, бедняга, и
все мне выложил.
- Что - все?
Валера достал из кармана черный пакет от фотобумаги крупного масштаба и
протянул мне.
- Посмотри. Я кое с чем познакомился и понял, что, может быть, это и
искали на даче после убийства Метелькина.
Я вытряхнул содержимое пакета на стол. Там были фотокопии каких-то
документов, одна кассета магнитофонной записи, какие-то записки и
фотографии. А Валера рассказывал, пока я раскладывал по порядку содержимое
черного пакета.
- Он отца очень любил и очень его слушался. И Метелькин, видно, любил
его. Сначала хотел сжечь все это, но мальчику очень нравились фотографии -
он, кстати, фотографиями считает и фотокопии, - и тогда Метелькин
ин-сценировал сожжение, сказав парнишке, чтобы хорошенько спрятал пакет и
говорил бы всем, что его сожгли на костре. А я сказал, что тоже люблю
фотографии, попросил дать мне переснять и обещал завтра вернуть. Нельзя
больного парнишку обманывать, завтра поеду.
- Значит, сегодня смотреть будем, - сказал я, разложив фотографии. -
Знакомые все лица. Только немного не в фокусе и, обрати внимание, никто не
позирует. Даже Спартак Иванович, что на него непохоже.
- Да. Деловой разговор после легкого подпития. И Херсон Петрович - в
обнимку со Спартаком.
- Это явно Метелькин снимал. Наверно, аппарат встроил в дипломат, с
которым не расставался.
- И Зыков с ними. Собственной персоной, - сказал Валера. - А это кто?
- А это - прикормленный подполковник Сомов. Лицо смазано, а погоны видны.
Видишь, две звездочки?
- Как же они ему снимать-то разрешали? - удивился Валера. - Неужели не
знали, что у него аппарат вмонтирован?
- Может, не знали. Только он ведь от великого ума сам им об этом доложил
по телефону.
- Ну, и что криминального в этих снимках? Это же - не разговоры.
- Есть и разговоры, - сказал я, доставая из вороха бумаг, которые мы еще
не просмотрели, кассету. - Поставь, может, что и услышим.
Валера поставил кассету в магнитофон. Или скорость была не та, или звук
плохо проникал в микрофон, но мы услышали только какие-то обрывки разговора.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Куликов Роман - Чистое небо
Куликов Роман
Чистое небо


Роллинс Джеймс - Черный орден
Роллинс Джеймс
Черный орден


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека