Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

микрофон радисту и во всю силу легких закричал:
- Ахтунг! Ахтунг! Все на выход! Рассыпаться в цепь!
Шнеллер! Шнеллер!
Сам он вытащил противотанковую гранату, выдернул чеку,
мгновение помедлил, вспоминая о прекрасной незнакомке из
тысячелетнего далека, и бросил гранату на пол, поближе к
западной стене... Метеором полетел наружу. А там в небе, по-
змеиному шипя, висела осветительная ракета, плотным облаком
клубился песок, и "Синий гриф", выползая из-за бархана,
шарил щупальцами прожекторов по лагерю.
- Отходим! За мной! - Хорст, пригибаясь, рванулся за
бархан, бережно поддержал херра Опопельбаума, с яростью
подтолкнул отстающего радиста. - Быстрей, быстрей, быстрей!
Наконец всполохи прожекторов, развороченная Фобница и
пулеметное таканье остались позади.
- Отставить бег! В шеренгу становись! - Хорст ггер
вспотевший лоб, высморкался, харкнул, тяжело сплюнул. -
Проверить вооружение, снаряжение, доложить о потерях.
Люди прервали бешеный свой бег, начали строиться в
шеренгу, и тут херр Опопельбаум закричал щемяще, жалобно,
будто бы укушенный в нежное место. Крупнокалиберная пуля
прошила саквояж насквозь, в лоскутья разодрала кожу и
уничтожила фотоаппарат. Полнообъемный вариант Весткарского
папируса приказал долго жить...
Братья
(1979)
- Так что, голуби, молитесь на меня... Дважды лауреат
Ленкома молодой композитор Глотов закурил, с важностью
"k/cab(+ дым из ноздрей и сигаретой описал в воздухе
замысловатую кривую.
- По сорок семь рябчиков за вечер, по три вечера в
неделю, за месяц стало быть двенадцать раз по сорок семь.
Умножите сами, я арифметику учил неотчетливо. В общем, с
полгодика пошабашите, купите свой аппарат, а там... - он
шумно затянулся и царственно повел дрожащей, белой как у
мертвеца рукой, - встанете на точку и будете делать бабки.
Обещанного, говорят, три года ждут. Однако прошло лишь
полтора, и вот свершилось - маэстро Глотов нашел-таки
хлебное местечко, приличную кормушку под крышей Дома
культуры в поселке Песочная, что по Выборгскому шляху.
Казалось бы, надо ликовать и радоваться, но у Тима было
как-то муторно на душе - он устал разрываться на части,
чтобы гнаться за двумя зайцами, нужно иметь тройное
здоровье. Нет, пора определяться - или карате, или музыка.
С песней оно, конечно, хорошо по жизни, только по пути
постижения истины следует двигаться в молчании. И еще хорошо
бы, чтобы никто не раздавал ценных советов типа: "Сын, тебе
пора бросать заниматься глупостями и начинать готовиться к
приобщению к науке" или: "Тимофей, ты опять не ночевал дома!
Это аморально и чревато венерическими последствиями!"
Да, верно говорят америкашки-штатники, что детям после
восемнадцати надо жить отдельно от родителей. Лучше и для
родителей, и для детей. Никаких свар, скандалов, нравоучений
и выяснения отношений на повышенных тонах.
Собственно, в семье Метельских дело все же обходилось
без крика, в пристойной, занудливо-академической манере.
Положение обязывало - Антон Корнеевич, взматерев, взрастил
целую плеяду последователей и, жутко переживая, что сын
более интересуется размножением и дракой, чем отысканием
путей к научному олимпу, все же предпочитал воздействовать
на него в интеллигентном ключе.
Зинаида Дмитриевна с годами отяжелела, обрюзгла и
превратилась из академдамы в занудную старуху, сварливо
раздражающуюся по поводу и без повода - это не так, то не
так. Тима в глубине души она считала никчемным лоботрясом,
недоумком. Гитара, девки, мордобой, музыка эта ужасная. Все
это ушатами изливалось на Тима, а в его отсутствие - на
Антона Корнеевича. С существенным добавлением: "Никакой
благодарности, что усыновили, не дали пропасть, вытащили из
нищеты. Свой бы небось был не такой..." Как ни крути,
классик был прав - черт ли сладит с бабой гневной. А вообще-
то, если посмотреть в корень, прав Фрейде дело в климаксе.
- И вот еще, - Глотов между тем докурил, плевам затушил



окурок и со значением, как на старшего посмотрел на Левушку,
- будете получать деньгу, мелочь оставляйте кассиру. Это
закон. Там вообще-то не кассир, кассирша, с тохесом
пятьдесят второго калибра. Я ее как-то драл на сейфе, так
себе, подмахивает на четыре с минусом.
Левушка почтительно кивал, но все эти прожекты нужны
ему были как собаке боковой карман. Скоро ту-ту, как и все
нормальные люди, на родину предков. И не беда, что
посредством какого-то неведомого науке процесса родина
aa(`()a*(e предков переместилась почему-то в Австралию, в
славный приморский городишко Перт. Жаль, что не сразу в Лас-
Вегас. Впрочем, можно куда угодно, главное отсюда
подальше...
До конца недели пребывал Тим в состоянии раздвоенности,
сомневался, мучился, решал извечный в отечестве вопрос: что
делать? Музыка или мордобой? Но вот настала пятница, и жизнь
сама показала, куда нужно подаваться. Уж во всяком-то случае
не в Дом культуры поселка Песочная...
- О-хо-хо, работы тут еще непочатый край. - Тим,
размазывая грязь, вытер пот со лба, сплюнул и - снова
впрягся в пахоту. - Авгиевы, блин, конюшни.
Маленькой, украденной в старшей группе мотыжкой он
рыхлил слежалую, напоминающую войлок пыль, с тем, чтобы
Андрон мог сгребать ее в угол лопатой.
- Конюшни, говоришь? - Тот хмыкнул, весело чихнул и,
отворачиваясь от поднимающегося облака, налег на черенок
лопаты. - Не согласен, брат. Там говно было, а здесь пыль.
Пыль времен, наследье старины глубокой.
Действительно, серо-коричневая вата местами была
толщиной в метр. И попадались в этом культурном слое то
аптекарский пузырек с "птицами" и "мантиями", то
позеленевшие монеты с профилем государя императора, то
жестяная кокарда времен первой мировой войны, золотой галун
от офицерского погона. Тим как истый знаток старины
относился к каждой находке бережно, с пониманием, к тому же
знал, что покупатели всегда найдутся. И на ржавый
жандармский "Смит и Вессон", и на расписание дачных поездов
на 1905 год, и на пожелтевший портрет товарища Ворошилова в
полный рост.
А вообще ему нравилось здесь, в этом старинном здании.
Можно всю ночь напролет слушать музыку, стучать по
боксерскому мешку, говорить, не понижая голоса, на любые
темы. Андрон небось не закричит с истеричной интонацией:
"Тимофей, это приличный, а не сумасшедший дом! Немедленно
выключи своих битлов! Отцу завтра рано на работу, ты пока
что еще ешь его хлеб!"
Уже два месяца прошло, как Андрон набил Тиму морду, а
все неясно, по-братски или нет. Отчего они так похожи?..
Конечно, хорошо бы по-простому подойти к папе академику,
спросить с невинной улыбкой: "Слушай, отец, а всегда ли ты
хранил обет и верность своей дражайшей половине суть моей
ненаглядной мамочке?" Как же, тебе дадут ответ! Потом
догонят и дадут еще. Расскажут про взаимопонимание
поколений.
Да, Андрон, Андрон, сторож-смотритель с пудовыми
кулаками... И все же почему они так похожи? Правда, не
совсем - тот левша, волосы на голове У него растут по
часовой стрелке и травмировано левое колено. А во всем
остальном полная идентичность, даже даты рождения в
паспортах совпадают. Скорей всего они астрономические
близнецы, люди, рожденные строго в одно и то же время в
одном и том же месте. Такое случается. Тим специально
занимался вопросом - прецедентов в истории немало.
Четвертого июня 1738 года в Лондоне родились два
совершенно различных мальчика: один простолюдин Самуэль
Хэммингс, другой король Георг Третий. Самуэль стал кузнецом
и открыл самостоятельное дело в тот же день, когда Георг
вступил на трон - 15 октября 1760 года. Они оба женились 8
сентября 1761 года, болели и имели травмы в одно и то же
время. Каждое значительное событие в жизни одного имело
коррелят в жизни другого с соответствующей поправкой на
общественное положение. 29 января 1820 года король Георг
Третий умер, в тот же день почил в бозе и кузнец Самуэль
Хэммингс.
Снова Англия. Георг Четвертый, принц Уэльский родился в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека