Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

при помощи хорошей трубы великолепно можно наблюдать их появление и
исчезновение.) Вдобавок неоценимо преимущество, что в то время как затмения
Луны наступают с такою же частотой, с какой умирают епископы, и это дело
очень долгое, затмения Юпитеровых лун часты и скоротечны.
Предположим, что и часы и минуты эклипса Юпитеровых сателлитов (из
которых каждый гуляет по собственной орбите известного диаметра) высчитаны с
высокой степенью точности для какого-то конкретного меридиана, и в
эфемеридах это указано. Тогда достаточно установить час и минуту, когда
эклипс проявится на меридиане (неизвестном), с которого его наблюдают, и
подсчитать разницу во времени легче легкого, а следовательно, легко
подсчитывается и расхождение географической долготы.
Вообще-то имеются незначительные помехи и этому методу, их, наверное,
незачем и обсуждать с профаном, но скажем вкратце: долготу вполне можно
получить, если уметь прилично делать подсчеты и иметь в распоряжении прибор
измерения времени, так называемый перпендикулум, или маятник, или
колебательные часы, способные определить с волосною точностью расхождение
даже только в одну секунду, затем иметь еще и двое хороших часов, чтобы
точно знать время начала и окончания феномена, во-первых, на меридиане,
откуда ведется наблюдение, а во-вторых, на Железном Острове; затем
необходимо с помощью графика синусов уметь измерять глазомерный угол между
телами - угол между идеальными стрелками часов, отображающий в минутах и
секундах дистанцию между двумя светилами и постепенное изменение этой
дистанции.
Важнейшим условием, следует повторить, является пользование хорошими
эфемеридами, которые Галилей, состарившийся и больной, не сумел завершить,
но они закончены собратьями Каспара, умевшими еще до Галилея с великолепной
точностью предрассчитывать затмения Луны.
Каковы были основные неудобства метода, раздутые противниками Галилея
чуть ли не до невозможности? Что якобы наблюдения неосуществимы без сильного
телескопа? Фатера Каспар как раз обладал телескопом дивной работы, таким
телескопом, что Галилею и не снился. Что якобы измерения и подсчеты
недоступны простому моряку? Но другие приемы измерения долгот, за
исключением разве что метода лага, предполагают даже участие астрономов!
Капитаны способны пользоваться астролябией, которая тоже отнюдь не на уровне
профанов; они, наверно, и с подзорной трубой управятся.
Но, возражают педанты, подобные точные обсервации требуют неподвижной
опоры, а с плывущего корабля, где никто не в силах удерживать трубу четко
нацеленной на небесное тело, невидимое человеческим глазом... Ну так вот,
фатер Каспар именно для того здесь и сидит, дабы продемонстрировать миру,
что при некотором умении обсервация может быть проведена и с идущего
корабля.
Наконец, испанские оппоненты выдвигают контрвозражение, что затмения
сателлитов не показываются днем и не видны в грозовые ночи. "Может, они
думают, затмения Луны им сервируются по первому требованию?" - иронизировал
фатер Каспар. Кто им сказал, что обсервации должны делаться каждую минуту?
Все путешествовавшие от одних Индий до вторых Индий знают, что вычислять
долготу нет потребности чаще, чем широту, и что даже и широту, астролябией
ли, или же балестрильей, невозможно замерять при неспокойном море. Если бы
удавалось как следует определить эту благословенную долготу хотя бы раз в
два, раз в три дня, - между первым и вторым замерами можно прикидывать
прошедшее время и пройденное расстояние, как обычно, с помощью лага. С той
только разницей, что сейчас мерят дорогу лагом в течение нескольких месяцев
подряд. А в будущем, по методу Каспара, будут мерить в течение двух-трех
дней, а потом снова проводить точное измерение. "Но эти люди,-не мог
угомониться добрый иезуит, - подобны тем, кто при голоде получает корзину
хлеба и не благодарит за нее, а спрашивает, почему не дают барана или
зайчатину. О недальновидные! Ты что, выкинешь в море эти пушки по причине,
что из сотни выстрелов девяносто уцеливают прямо в воду?"
Вот так отец Каспар вовлек Роберта в приготовление опыта: вечер того дня,
астрономически удовлетворительный, ясный, обещал среднее волнение на море.
Проводить опыт в штиль, объяснял Каспар, все равно что проводить на суше, то
есть ясно, что он пройдет удачно. Нет, истинный опыт призван воссоздать
условия штиля на судне, испытывающем и бортовую, и носовую качку.
Прежде всего требовалось найти среди часовых механизмов, неухоженных в
эти последние недели, хотя бы один в добром здравии. Требовался только один,
в данном счастливом случае, а не двое; эти единственные часы будут
установлены по солнцу на местное время, а зная, что опыт проводится на
антимеридиане, нет нужды во втором циферблате, отсчитывающем время на
Железном Острове. Ясно, что на Железном Острове ровно на двенадцать часов
меньше, чем в месте опыта.
По здравом размышлении здесь можно увидеть логический порочный круг: если
дано, что наблюдение ведется со сто восьмидесятого меридиана, что же
доказывается? Но отец Каспар был до того убежден в верности своих предыдущих
обсерваций, что стремился только подтвердить их выводы, а кроме этого,
скажем прямо, после всего разора, случившегося на корабле, скорее всего у



него не оставалось ни одного хронометра, все еще помнящего отсчет времени на
противоположной стороне земного шара. И Роберт не стал мелочно въедаться в
этот логический изъян.
"Я скажу пошел, тогда смотри время и пиши. И тут же пихай перпендикулум".
Перпендикулум был укреплен на маленьком металлическом пьедестале, на нем
были восставлены воротца, а в них качался медный шатунчик с круглой
маятницей. Внизу, под маятницей, имелось зубчатое колесико, каждый кулачок с
одного боку обрублен, с другого скошен. Покачень при колебании толкал
рычажком шатун, шатун цеплялся за прямую сторону кулачка, колесико
смещалось; при обратном движении шатунчик проходил вдоль скошенной стороны
зубца и колесико стояло. Пометив кулачки цифрами, по остановке маятника
можно было определить число прошедших долей времени.
"Так что ты не должен считать один-два и так далее, а когда я скажу раз,
остановишь перпендикул и скажешь, сколько зубьев переместилось, ясно?
Запишешь. Потом запишешь час. Когда я снова скажу пошел, опять сильно пихни
перпендикул. Понятно и для ребенка".
Перпендикулум давал не ахти какой точный результат, это сознавал и фатер
Каспар, но еще не наступило время, когда начали изобретать более совершенные
приборы.
"Весьма нелегкое дело, и многому еще надо учиться, хотя если бы Господь
не возбранял die Wette... пари, или как сказать..."
"Не запрещал загадывать".
"Вот. Если бы не запрещалось это, я бы поспорил, что в будущем долгота
станет измеряться, и все земные феномены станут тоже этим измеряться, то
есть перпендикулом. Но многое непросто на корабле, и ты должен быть очень
внимателен".
Роберту надлежало поместиться с двумя механизмами и всем необходимым для
письма на юте, ют являлся самой высокой точкой для обсервации на "Дафне", и
там предполагалось водрузить Закрепительную Снасть, Instrumentum Arcetricum.
Были вытащены детали, виденные Робертом в трюме. Металлический таз с трудом
подняли по трапам. Но отец Каспар, одушевленный замыслом, оказался, при всей
тщедушности, невероятно энергичен.
Почти без помощи он соорудил, пользуясь особыми закрепами, железный
каркас, куда приторочили круглый холст, и вышло нечто вроде парусиновой
лунки два метра в поперечине. Просмолили, чтобы не вытекло, и влили
зловонное масло из бутылей. Роберт зажимал нос, но отец Каспар серафически
увещевал его: не в готовку же пойдет эта ворвань.
"А на что она пойдет?"
"Попробуем пустить в это малое море малый корабль, - и Каспар погрузил
туда металлический таз. - Ты не слышал сравнений, что, бывает, все идет как
по маслу? Вот видишь, нашу "Дафну" качает налево, а жир в бассейне идет
направо. Жир всегда параллелен горизонту. Вода то же самое делала бы, но на
масле наш тазик будет плавать, как по морю в штиль. Я уже такой маленький
эксперимент в Риме проводил. Две маленькие мисочки, в большой вода, в
меньшой песок, в песок поставил шесток, клал одну в другую и тряс, а шесток
стоял ровно как башня, но не такая косая как ваши башни в Болонье!"
"Вундербар,-одобрял юный ксеноглот.-А теперь что будет?"
"Будет, что меньшую миску надо вытянуть и на нее установить всю
конструкцию".
Подо дном меньшей миски были пружины, для того, чтобы когда она в
нагруженном виде задрейфует в большой миске, она отстояла бы от дна по
меньшей мере на палец, и если при резком движении сидельца прижмется
чересчур сильно к поду (какого еще сидельца, спрашивал Роберт; увидишь,
отвечал Каспар), пружины дали бы ей возможность мягко выправить положение.
Внутри миски приклепали скамью, чтобы человек мог на ней полулежать,
устремив глаза в небо и поставив ноги на железную ступень, служившую
противовесом.
Конструкция была возведена на юте, под таз подсунули для выравнивания
клинья, фатер Каспар воссел на стульчак, а Роберт под его руководством опер
на его плечи и пристопорил к пояснице сбрую из холщовых и кожаных лямок, к
которой присоединялся еще и яйцевидный шлем, на прилбище шлема имелся
стержень с обручем. Туда просовывался телескоп, от него отходил прут, на
конце прута был крюк. Таким образом. Гипербола Очей могла свободно
шевелиться и искать на небе намеченную цель. Однажды установившись на
небесное тело, телескоп мог быть удержан точно в том же положении, потому
что крюк прута имелась возможность прицепить за одну из многих петелек,
заготовленных в грудном ремне. При этом сохранялись границы поля видения
даже в случае необдуманных рывков новоявленного циклопа.
"Идеально!"-ликовал иезуит. Закрепительная Снасть дрейфовала по масляному
штилю, и это позволяло следить за самой ускользающей звездой, не обинуясь
никаким волнением на море. "И это господин Галилей предописал, и это я
совершил!"
"Замечательно, - сказал Роберт. - И кто теперь переместит все это в таз с
маслом?"
"Сейчас я отвяжусь и сойду, потом мы поставим один таз в другой, потом я


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Сегодня - только гнев
Афанасьев Роман
Сегодня - только гнев


Березин Федор - Экипаж черного корабля
Березин Федор
Экипаж черного корабля


Шилова Юлия - Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!
Шилова Юлия
Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека