Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пунктов, тюремного распорядка, значительно изменились к лучшему. Даже
некоторые из зданий теперь перестроены. (Прим. автора.)>.
Пройдя немного назад по мрачному коридору, которым мы шли от караульной
(и в котором, кстати сказать, имеется три не то четыре темных карцера для
строптивых арестантов), мы свернули в узкий дворик и попали в "школу" -
часть тюрьмы, отведенную для мальчиков не старше четырнадцати лет. В
довольно большой комнате, где стоял стол с письменными принадлежностями и
тетрадями, мы застали учителя и нескольких учеников; остальных учеников
привели из соседней комнаты, и всех их выстроили в шеренгу для нашего
обозрения. Их было четырнадцать - босых и обутых, в куртках без фартуков и в
фартуках без курток, а один так и вовсе почти голый. Все они, сколько
помнится, были преданы суду по обвинению в карманных кражах; и более
страшных детских лиц, чем эти четырнадцать, нам еще не встречая лось. Ничто
не скрашивало этой удручающей картины мы не увидели ни одной пары честных
глаз, ни одной ужимки, не предвещающей виселицы и каторги. Что же до стыда
или смущенья, так их и в помине не было. Мальчикам явно льстило, что кому-то
понадобилось на них поглядеть; видимо, они решили, что мы пришли в Ньюгет
как на спектакль, коего они составляют неотъемлемую часть; у каждого из них,
когда он занимал свое место в шеренге, был такой самодовольный и важный вид,
как будто, угодив в тюрьму, он совершил необычайно похвальный поступок. Мы
не запомним зрелища более неприглядного - никогда еще мы не видели
одновременно четырнадцать созданий, столь безнадежно запущенных.
По обе стороны школьного двора расположены мужские отделения, в одном
из которых, том, что ближе к Ньюгет-стрит, содержатся арестанты
привилегированные. О втором нам почти нечего сказать, потому что камеры мало
чем разнятся одна от другой. Как и в женском отделении, здесь имеются тюфяки
и одеяла, которые на день точно так же убирают. Единственное, что
существенно отличает их от женских камер, это полное безделье их обитателей.
На двух скамьях у камина сидят тесно друг к Другу человек двадцать; вот
юноша в лакейской ливрее; вот мужчина в толстой шинели и сапогах; дальше -
какая-то отпетая личность в жилетке и старом картузе, из-под которого торчат
космы волос; рядом с ним разбойничьего вида верзила в блузе, потом жалкий
растерянный субъект, подперевший рукою голову, - но в одном они все
одинаковы: все сидят без дела. А отойдет кто от огня, так бродит,
насупившись, взад-вперед, или приткнется к окну, или стоит, прислонившись к
стене и переминаясь с ноги на ногу. Если не считать двух или трех человек,
читавших старую газету, так было во всех камерах, куда мы заходили.
Общаться с посетителями эти люди могут только через две частые железные
решетки, отстоящие друг от друга на целый ярд, так что передать ничего
нельзя, и арестант не может даже прикоснуться к тому, кто пришел его
проведать. Женатые беседуют с женами у особой решетки, но устроена она точно
так же.
Тюремная церковь примыкает к задней стене дома смотрителя - в этом доме
все окна выходят на улицу. Почему эта церковь кажется еще более мрачной и
зловещей, чем того хотели ее строители? Может быть, потому, что она вызывает
столько тягостных мыслей, что здесь, как известно, в некоторых, поистине
ужасных случаях часть заупокойной службы читают не над мертвыми, а над
живыми? Как бы то ни было, впечатление она производит очень сильное. В
пустом, безмолвном храме человека всегда охватывает ощущение торжественности
и тайны, а несхожесть этой церкви с теми, к каким мы привыкли, еще усиливает
это ощущение. Бедное ее убранство - голая, убогая кафедра с безвкусно
покрашенными столбиками по бокам; хоры для женщин за темным, тяжелым
занавесом, и для мужчин - с некрашеными скамьями и грязным барьером; шаткий
столик перед алтарем, а на стене над ним заповеди, которые едва можно
прочесть, так облупилась краска, столько на них пыли и пятен от сырости, -
как это все непохоже на бархат и позолоту, мрамор и богатую деревянную
резьбу современных церквей, как удивительно и странно! И еще тут есть один
предмет, который привлекает внимание и приковывает взор и от которого мы
напрасно будем отворачиваться, пораженные ужасом, - все равно воспоминание о
нем еще долго будет нас преследовать и во сне и наяву. Чуть пониже аналоя,
прямо посредине церкви, находится скамья смертников - большой черный загон,
куда несчастных людей, обреченных смерти, сажают в воскресенье,
предшествующее их казни, на виду у всех других арестантов, от которых их
отделили, может быть, всего неделю назад; здесь они внемлют молитвам за
упокой своей души, произносят положенные слова, когда над ними же читают
отходную, и выслушивают проповедь, в которой их бывших товарищей призывают
остерегаться их участи, а их самих - "бежать гнева господня", пока еще есть
время... без малого двадцать четыре часа! Попробуйте представить себе,
сколько перестрадали люди, которые в разное время сидели на этой ужасной
скамье, а потом погибли под топором или на виселице, не оставив после себя
ни памяти, ни могилы! Вообразите, как исступленно они до последней минуты
цеплялись за жизнь, с каким отчаянием - куда более мучительным, чем самая
смерть на плахе, - слышали из уст священника слова о неизбежном и скором
своем переселении в иной мир, куда они унесут весь тяжкий груз своих
злодеяний!


В прежние времена - не такие уж, впрочем, отдаленные, - рядом с
осужденным на казнь, на той же скамье, во время богослужения стоял его гроб.
Это может показаться невероятным, но это правда. Будем же надеяться, что дух
цивилизации и гуманности, покончивший с этим страшным и унизительным
обычаем, распространится и на другие, не менее варварские обычаи, которые
нельзя оправдать даже их пользой, ибо из опыта явствует, что они с каждым
годом оказываются все менее действенными.
Выйдя из церкви, спустившись в коридор, уже неоднократно упомянутый, и
пересекши двор, о котором сказано было, что он отведен арестантам,
пользующимся перед прочими некоторыми привилегиями, посетитель оказывается
перед толстыми железными воротами, очень большими и крепкими. Дежурный
надзиратель отпирает их, посетитель входит, круто поворачивает влево и
оказывается перед новыми воротами; и вот, миновав эту последнюю преграду, он
стоит в самом страшном отделении тюрьмы - в отделении смертников.
Отделение это, часто упоминаемое в описаниях казней, а потому хорошо
знакомое читателям газет, - расположено в углу тюрьмы, рядом с домом
священника, выходящим на Ньюгет-стрит. Оно тянется от Ньюгет-стрит к
середине тюрьмы, параллельно Ньюгетскому рынку. Это длинный, узкий двор,
одним концом он упирается в стену, идущую вдоль Ньюгет-стрит, другим - в
ворота. В дальнем его конце, по левую руку, то есть у самой стены и совсем
близко от Ньюгет-стрит, - цистерна с водой; в ближайшем - двойная решетка,
подобная описанной выше (часть ее и составляют ворота). Здесь арестантам
разрешается разговаривать с посетителями, но между решетками с начала до
конца свидания ходит надзиратель. В здании направо от входа помещаются
особая камера, общая дневная и одиночки; двор со всех сторон окружен стеной,
утыканной по верху шипами; и день и ночь здесь неусыпно дежурят испытанные
надзиратели.
В первом помещении, куда нас привели - на втором этаже, прямо над
особой камерой, - мы увидели десятка три арестантов. Все это были люди,
приговоренные к смертной казни и ожидающие указа об утверждении или отмене
приговора, - люди всех возрастов и самой разнообразной наружности, от
закоренелого старого уголовника с темным лицом и трехдневной серой щетиной
до красивого мальчика, которому не исполнилось еще четырнадцати лет, а на
вид можно было дать и того меньше, осужденного за кражу со взломом. Ничего
выдающегося во внешности этих людей не было. Двое-трое прилично одетых
мужчин сидели у огня, глубоко задумавшись; некоторые разговаривали, стоя
кучками в глубине комнаты и возле окон. Остальные столпились вокруг молодого
человека, который сидел у стола и, видимо, учил своих младших собратьев
писать. Комната была просторная, чистая, не душная. Ни на одном лице не
читалось сколько-нибудь серьезной тревоги или душевной муки: да, все они
были приговорены к смерти, и окончательное решение еще не было вынесено; но
в глубине души мы почти уверены в этом - каждый из них был убежден, что,
хотя суд над ним и состоялся, на самом деле никто не собирается лишить его
жизни. На столе лежало евангелие, но его, видимо, уже давно не раскрывали.
Внизу, в особой камере, помещалось три человека, которых ввиду тяжести
совершенных ими преступлений нашли нужным отделить даже от других, одинаково
с ними осужденных. Камера эта длинная, полутемная, с двумя окошками в
толстой каменной стене, - здесь в утро казни несчастным связывают руки перед
тем как вести их на виселицу. Для одного из арестантов, которых мы здесь
застали, чашки весов еще колебались: после суда выяснились кое-какие
смягчающие обстоятельства, о которых и было по человечеству доложено куда
следует. Двое других не могли рассчитывать на помилование, их участь была
решена бесповоротно; никаких доводов в их оправдание не могло найтись, и они
знали, что в этом мире им не на что надеяться. "Те двое, пониже ростом, -
шепнул надзиратель, - все равно что покойники".
Тот, у которого, как мы сказали, еще оставалась надежда на спасение,
держался по возможности дальше от двух других, у ближнего к двери окна. Он,
видимо, услышал наши шаги и успел придать своему лицу выражение стойкости и
равнодушия; нарочно отвернувшись к окну, он так и стоял все время, пока мы
там находились. Двое других были в дальнем конце комнаты; один, лишь смутно
различимый в полумраке, стоял к вам спиной у огня, положив правый локоть на
каминную полку и склонившись головой на руку. Второй облокотился на
подоконник. Свет падал прямо на него, и очень страшно выглядело издали его
бледное, с ввалившимися глазами лицо и нечесаные волосы. Подперев рукою щеку
и чуть закинув голову, он пристально смотрел прямо перед собой, - могло
показаться, что он, сам того не сознавая, внимательно считает трещины в
стене напротив. На обратном пути мы опять прошли через эту комнату. Теперь
первый арестант в шапке набекрень расхаживал взад-вперед по дворику четким
военным шагом - когда-то он служил в гвардейской пехоте. Он почтительно
поклонился нашему провожатому, тот поклонился ему в ответ. Два других
арестанта стояли в тех же позах, как мы их описали, неподвижные, словно
изваяния <Эти два человека вскоре были казнены; третьему казнь была
отсрочена впредь до высочайшего решения. (Прим. автора.)>.
Немного дальше по двору, под тою же крышей, что и обе только что
осмотренные нами комнаты, находятся одиночные камеры смертников. Узкая


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Освободитель
Суворов Виктор
Освободитель


Никитин Юрий - Творцы миров
Никитин Юрий
Творцы миров


Никитин Юрий - Земля наша велика и обильна
Никитин Юрий
Земля наша велика и обильна


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека