Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Тогда вдруг встал один знатный человек из города Кадума. А город
Кадум, надо сказать, был городом легкого поведения. Даже когда им правил
граф, и тогда он не решался отменить тамошнего народного суда. А с тех
пор, как графа не стало, народ обнаглел и не слушался никого, кроме
королевского чиновника. А именитые дома имели привычку делиться с чернью
деньгами и хлебом; они стояли за чернь горой и чернь тоже за них стояла.
Человек из Кадума сказал:
- Позорно слышать такие слова от тебя, Шодом Опоссум! Король хочет,
чтобы свободнорожденных граждан не продавали, как скот; чтобы за убийство
наказывали человека, а не его кошелек, и чтобы то, что касается общего
блага, решалось общим волеизъявлением. Он хочет, чтобы бедность и низкое
происхождение не мешали человеку приносить пользу себе и людям, и чтобы
позором была не бедность, а нежелание от нее избавиться. Чтобы богатство
тратилось с пользой для народа, а не ради похвальбы. И это-то вы называете
нарушением обычая? Хороши же обычаи, за которых вы стоите! Да если бы и
покусился король на права знати, что с того? Какое дело народу до знатных
наследниц? Если король отдаст Кречетам земли в Мертвом городе, он
обездолит три тысячи семей, которые там уже построились!
В зале стояло человек шестьдесят из числа новых жителей Мертвого
Города, и они громко закричали, чтобы король не возвращал этих земель.
- Храм Шакуника разжирел, как пиявка! - вскричал Шодом Опоссум. -
Надо разорить проклятый храм и, клянусь божьим зобом, его пожитков хватит
и королю, и знати!
- Замолчи, Шодом, - сказал Киссур Ятун, - ты болтаешь, как пьяная
трава. И обернулся к королю:
- Король Варай Алом! Ты изменяешь обычаи королевства, притесняешь
знать и войско! Берегись! Тот, кто хочет напиться, не ссорится с ручьем,
тот, кто хочет сохранить власть, не ссорится с воинами!. Ничего хорошего
не бывает из законов, принятых поперек обычаев, натащенных чужеземцами изо
всяких заграничных книжек! Шадаурово соглашение было законом этого
королевства и осталось его обычаем, и, клянусь тем, кто соткал землю и
тварей, - ты возобновишь его!
Тут поднялся обвинитель Ойвен, и горожане закричали восторженно.
- Да, - сказал Ойвен, - славный то был закон и славные то были
времена для знати. Все королевство покрылось незаконнорожденными замками,
и всякий знатный делал, что казалось ему правильным в его глазах. В каждом
замке сидело по разбойнику, они били собственную монету и грабили путников
и крестьян, и сгоняли народ на строительство укреплений. А когда дороги
опустели, а поля поросли вереском, они кинулись к городам, и они коптили
горожан над огнем и пытали всех, у кого было имущество. Но с тех пор никто
не осмелился написать в законе, что можно безнаказанно убивать и грабить.
И вот теперь, когда король хочет оградить свободных людей от
беззаконий, - вы требуете поистине удивительного закона, - закона,
узаконивающего беззаконие! Вы ссылаетесь на обычаи! Это все равно, как
если бы пришел убийца и сказал: я убил пятерых, и десятерых, и больше, и
привык убивать и грабить, и из этого я заключаю, что законы мира не
соответствуют моим обычаям, и требую изменить законы. Но, может быть, не
миру надо менять свои законы, а убийце - свои обычаи и пути? Ибо те, кто
требует такого закона - не кто иные, как убийцы и разбойники.
- Как ты называешь благородных людей, собака! - заорал Махуд
Коротконосый.
Тогда обвинитель Ойвен засмеялся, взял со стола бумагу и начал ее
вертеть и поглаживать, всматриваясь в подписи.
- Как, - сказал Ойвен, - разве Шом Длинная Рука или Шадаур Кобчик,
или Най Полосатый или Арпеш Цалом - не знатные люди? Почему же, однако, я
не вижу их подписей под вашей бумагой? Да потому, что законы - помеха не
тем, кто охраняет народ, а лишь тем, кто грабит его. Разве король угнетает
знать? Разве он рубит им головы, как Эльсил Ятун? Разве он отбирает их
земли, как Шаакут Алом? Напротив! Когда при дворе было больше привилегий!
По всему королевству строят дома выше и лучше, у людей больше мебели,
одежды, и посуды. Приданое за женщинами стало гораздо крупней, праздники
устраивают на широкую ногу. Потому-то я и назвал тех, кто готов положить
свою голову на плаху, лишь бы возвести своеволие в закон, ворами и
разбойниками! Они идут и против короля, и против знати, и против простого
народа, ибо король и народ хотят свободы для всех, а эти - своеволия для
себя!
Неревен, стоя в толпе, внимательно наблюдал за Клайдом Ванвейленом.
Тот, явно волнуясь, снял с пальца крупный перстень и крутил его так и сяк.
Неревен давно заметил за чужеземцем эту привычку: если того что-то
занимало, - он не столько сам глядел, сколько давал глядеть перстню.
А в толпе уже кричали, чтобы король разорвал поганую бумагу. Король
встал и сделал знак обвинителю Ойвену, чтоб тот подошел с бумагой. Тот
закопошился, огибая стол, - и тут Махуд Коротконосый выхватил бумагу у
него из рук и закричал:
- Посмотрим, что скажет Весенний совет! Боги рассудят, хотим мы



свободы или своеволия!
И, наверное, еще можно было решить дело миром, - но в эту минуту
случилось необыкновенная вещь, - бумага вспыхнула синим пламенем с зеленым
кончиком и начала гореть у всех на глазах.
Тут Махуд Коротконосый сказал:
- Это ни что иное как колдовство!
Он перескочил пол, не переставая удивляться, что на нем нет соломы,
выхватил меч и ударил по Арфарре-советнику, который сидел меж зеркалами в
окружении треножников, мастерским приемом под названием "скат бьет хвостом
сбоку". И Махуду, да и всем бывшим в зале показалось, что Махуд разрубил
Арфарру на две половинки. После этого Махуд обернулся и увидел, что
Ванвейлен скачет к нему через стол с мечом, и в руках у чужеземца не один
меч, а сразу десять! Махуд не знал, от какого клинка защититься, отпрыгнул
и взмахнул наугад: меч его прорубил зеркало и застрял в потолочной балке,
и как только Махуд перерубил зеркало, в руках у Ванвейлена опять оказался
один меч.
Махуд выхватил из-за пояса секиру и кинул ее в Ванвейлена; Ванвейлен
повернулся на пятке, и секира прошла впритирку с его рукавом и вонзилась в
зазор между мраморными квадратами. Ванвейлен тут же прыгнул на нее так,
что сломал рукоятку.
Тут уж все повытягивали мечи, но стражники, привычные к подобным
сценам, схватили их за руки, а король вырвал копье у ближайшего стражника,
швырнул его на пол, вскочил на него и крикнул:
- Тихо!
Действительно стало тихо, потому что если король встал на копье
ногами, - это значит, что стража имеет право обнажить мечи. Огонь сожрал
бумагу и ушел. Киссур Ятун стоял так спокойно, что его держало всего два
человека. А Махуд встал, встряхнулся так, что пластины на панцире
захлопали друг о друга, и обомлел: Арфарра-советник сидит, как ни в чем ни
бывало, в пяти шагах от него - разбитое зеркало, а он, Махуд, вместо
Арфарры перерубил толстый витой треножник.
В толпе стоял староста цеха красильщиков, он заметил соседу:
- Вот всегда так! В спокойные времена всякая морока творится по
углам, а теперь чудеса будут в залах и на площадях.
Шодом Опоссум взял за руку Махуда Коротконосого и сказал громко:
- Посмотрим, что скажет о наших требованиях Весенний Совет.
А Киссур Ятун взглянул на короля и сказал:
- Если мой брат умрет, я устрою по нему такие поминки, что земля
станет молотильным камнем, а люди - зерном на этом камне.
И вышел, - а вместе с ним восемь человек королевских советников.

Через два часа советник Арфарра и Клайд Ванвейлен сидели в розовом
кабинете за игрой в "сто полей". Неревен примостился рядом, с вышивкой.
Хлопнула дверь: вбежал король Варай Алом и с порога закричал:
- Вы и ваши проклятые чары! Теперь я, даже захочу - не смогу с ними
помириться.
Советник опустил глаза.
- Да, - промолвил он, - до чего же некстати этот суд. Ничего нет
страшней несогласия в государстве. Теперь вам придется выбирать - быть со
знатью или с народом.
Король сел на диван и закрыл лицо руками. Он явно тосковал оттого,
что ему придется выбирать. Только теперь он осознал, как ловко обвел его
Арфарра вокруг пальца, - под предлогом борьбы против заговора знати, -
основательным предлогом, серьезным, ничего не скажешь, - натащил вдруг в
Совет городских любимцев и своих сторонников, - вон как народ в зале
радовался. Это сегодня они стояли вместе с королем против знати, - а если
завтра новый совет встанет против короля?
- О, боги! - с тоской сказал король. - Если бы я приказал вырезать
весь этот род, - так это было бы право короля. Когда ссорились Зимородки и
Беляши, королева Лина устроила пир и перебила оба рода, - и никто не
возражал, потому что только так и можно было прекратить вражду. Но
приговор горожан, вынесенный Белому Кречету... Великие боги, как они
кричали!
Арфарра поправил фигурки и сказал:
- Пусть их кричат. Это вор режет свинью тайком. А у законного хозяина
свинья визжит перед смертью столько, сколько хочет.
Король заметался. Он не был похож на хозяина, который режет свинью.
Он был похож на хозяина, который боится, что свинья его зарежет.
- Какие наглецы, - вдруг с тоской вскричал он, - небесный огонь
уничтожил их поганое прошение, а они все равно визжат! Или это был не
небесный огонь? А, советник, - это был небесный огонь или колдовство
Арфарры? - вдруг оборотился он к Ванвейлену.
- Колдовства не бывает, - вдруг сказал Ванвейлен.
Король изумился.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Пехов Алексей - Пожиратель душ
Пехов Алексей
Пожиратель душ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека