Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

догнать и примерно наказать негодяя. И замер, уловив периферийным зрением
подозрительное шевеление в "зеленке" справа по ходу движения. Сознание еще
не успело четко сформулировать ситуацию, а руки и ноги уже делали свое дело
- не заметив как, я оказался за баранкой, с полоборота завел двигатель и
рванул машину с места.
Из кустов, страшно шипя, стартовали две "Мухи" - чудом не задев корму
джипа, пролетели метров пятьдесят и оглушительно шарахнули, напоровшись на
чахлые кусты слева от дороги. Я придавил педаль акселератора до самого пола,
пригнулся к баранке и смиренно попросил железяку:
- Выноси, родимая!
Сзади одновременно заработали минимум полтора десятка стволов - не скажу,
чтобы пули вжикали над головой, но ощущение не из приятных. Спасли высокие
заросли акаций, тянувшиеся вдоль дороги, - через несколько десятков метров
джип выпал из сектора обстрела засадной группы и аки птица понесся по
грунтовке, петлявшей над самым обрывом. Через пять минут бешеной гонки я
понял, что нас никто не преследует и долгожданное избавление совсем рядом -
рукой подать. Сердце бешено колотилось о грудную клетку, заходясь в
радостном предчувствии: еще немного, совсем чуть-чуть...
- И хер вы видели команду Сыча! - заорал я от избытка чувств. - Хер!
- Они клизму ставили, - совсем некстати забормотал сзади несколько
очухавшийся Лось. - Клизму... Через жопу закачали по бутылке - водич-ч-чкой
теплой разбавили. Мы не могли...
- Пошел ты! - - радостно крикнул я. - Все вы пошли!
Пьянь подзаборная! Я вас всех вытащил, дебилы! У-у-у-у, бляд!!! Я
маладэць бляд!!!
Лось смолк - опять впал в алкогольную прострацию. Вот команда мне
досталась - алкаши! Но ничего - зато командир не подкачал. Ай да я - как все
лихо рассчитал. Сейчас мы едем по земле Рустема Гушмазукаева, у которого с
Рашидом довольно серьезные трения. Даже если нас здесь кто-то остановит -
ничего страшного. Да и не станем мы останавливаться - тут рядом, рукой
подать, пологий съезд к Тереку. Один отчаянный рывок - и привет. Нам нужно
только добраться до этого спуска, а там... Нет, проехать на машине через
бурную реку не получится - джип придется бросать. Но перейти можно - там
есть брод, я прекрасно изучил географические особенности данного региона. И,
пожалуй, наиболее существенное добавление - с той стороны реки, на казачьей
земле, наверняка сидит застава. У казаков считается признаком дурного тона
оставлять без присмотра такие удобные места, где с враждебной стороны можно
переправиться на их территорию. Могу отдать фрагмент своей задницы на
отсечение, что в кустах у брода скучают десятка полтора оружных терцев. Так
что - более никто за нами не сунется. Вот она, свобода! Вот он - желанный
миг победы!
- Я тебя сделал, Зелимхан! - заорал я, приспустив окно со своей стороны и
любуясь стремительным пенным потоком, бурлящим глубоко внизу, под обрывом. -
Я вас всех сделал, индюки!
Тю-ю-ю-ю-ю... Ба-бах!!! - оглушительно рвануло метрах в пятидесяти справа
по курсу. Я заложил крутой вираж, огибая здоровенную воронку, и чуть сбавил
скорость. Вот так ни фуя себе'!' Вот гак... Так вот, значит, что за игрушки
у загадочного Имрана! Нет, вы совсем оборзели, ребята, - лупите из миномета
по чужой земле. Давненько, давненько мне не приходилось слышать этого
чудесного свиста - с достопамятных времен РЧВ.
Тю-ю-ю-ю-ю... Ба-бах!!! - на этот раз шарахнуло практически сразу за
спиной - метрах в двадцати, машину слегка подбросило взрывной волной, но
характерного стукотка сыпанувших по жести осколков я не услышал. Значит,
фугасами долбят - нет у них осколочных. Однако миномет вслепую работать не
может - где-то на горе у них сидит довольно опытный корректировщик и
поправляет артиллеристов, ориентируясь по разрывам. Вот, значит, куда залез
маленький Рашид - и ясно теперь, что у него за оптика. Однако хер вам по
всей морде, дорогие! Вот он - спуск! Сейчас проскочу петлю над обрывом - и
до свидания!
Прижавшись вплотную к обрыву, я мельком глянул вниз, в клокочущие воды
Терека, и чуть прибавил скорость, выходя из виража.
Тю-ю-ю-ю-ю... - опять противно запела мина, только на этот раз разрыва я
не услышал. Показалось, что кто-то изнутри изо всех сил надавил на
барабанные перепонки: в голове вдруг страшно зазвенело, сознание мгновенно
свернулось в коллапс, отказываясь воспринимать окружающую действительность.
Машину швырнуло влево, ударило об острый каменистый край обрыва, перевалило
за него - и ощущение тяжести мгновенно пропало. Невесомость...
Последнее, что успел зафиксировать мой агонизирующий мозг, было чувство
безразмерного удивления. Так вот ты какая - смерть! Беззвучная и невесомая,
как космос...

Часть II
ПОСРЕДНИК

Глава 1



Поздняя осень на высокогорье - самая мерзопакостная пора из всех
имеющихся в наличии времен года. Двадцать четыре часа в сутки живописные
альпийские лужайки, расположенные по склонам вокруг усадьбы Хашмукаевых,
погружены в молочно-белый кисель тумана, практически ощутимый на ощупь и
холодный, как абсолютный нуль. Хотя нет, я неверно выразился: сейчас они,
эти самые лужайки, не выглядят живописными - из-за проклятого хронического
тумана влажность воздуха настолько велика, что в обозримой видимости царят
вечная слякоть, грязь и уныние.
Дожди здесь не идут. Неоткуда им идти: облака - вот они, как раз и есть
тот самый молочно-белый кисель, намертво застывший на лужайках и мрачной
ледяной субстанцией заползающий в мой насквозь пропитанный влагой организм.
Бр-р-р-р... И как там в Лондоне всякие Шерлоки с сэрами Уилфредами не сгнили
на корню от такой погоды? Я вот, чувствую, еще пара недель - и заплету
ласты, ну не Ихтиандр я...
С огромными усилиями натянув шланг на кран, берусь за одну из ручек
допотопного водяного насоса и начинаю качать. Вода лениво булькает в шланге
и медленными толчками выплескивается в огромную ржавую бочку, установленную
на козлах. Родник находится метрах в пятидесяти ниже по склону, от него в
усадьбу ползет замысловатое сооружение из разнокалиберных труб, сработанное
в незапамятные времена еще прадедом Султана Хашмукаева. Ягодицы мои тоскливо
сжимаются от мрачного предчувствия. Если буду качать такими темпами,
наверняка управлюсь аккурат к наступлению темноты. Надо поднажать, а то не
успею убрать с пятачка за домом последствия дневной мясозаготовительной
деятельности хозяев. А это чревато.
Сегодня был забойный день. Резали овнов, снимали шкуры, а овечьи трупы
готовили к транспортировке в долину: тщательно потрошили и укладывали в
тентованный "ГАЗ-66". Гонять скот живьем Хашмукаевы уже давненько завязали -
нерентабельное это предприятие. Живой баран стоит дешевле, нежели взятые по
отдельности мясо и шкура. Гораздо выгоднее постоять три дня на базаре,
продавая баранину килограммами, чем сразу сдать оптом все стадо
какому-нибудь закупщику.
Я в процедуре забоя участия не принимал, потому как являюсь инвалидом:
моя правая рука сломана и пребывает в самодельном лубке. Да и не нравятся
мне такие мероприятия - они у меня вызывают нездоровые ассоциации, связанные
с основным родом жизнедеятельности в недалеком прошлом. Сейчас мне нужно
по-быстрому закачать воду в бочку и аннулировать кровавый бардак,
образовавшийся на заднем дворе после бойни. Если не успею до наступления
темноты, Султан будет пороть нагайкой, а у меня еще с прошлою раза рубцы на
жопе не зажили, чешутся и зудят. В это время года здесь каждая ранка
заживает втрое дольше, чем обычно, - Лондон ичкерский, мать его ети!
Предвкушение неминуемой порки подстегивает сознание и обостряет ощущения:
солнца из-за тумана не видно, по я чувствую, что вот-вот начнут сгущаться
сумерки. Проклятая бочка заполнена всего па треть, и в обозримом будущем
прогресс не предвидится - чудес здесь не бывает. Эх, мне бы руку! Двумя
руками качать легче - уцепился за оба рычага и наяривай себе в разные
стороны. В принципе я бы мог задействовать свою зажатую в лубок правую -
чувствую, что кость предплечья более-менее срослась, еще недельку, и можно
снимать шипы. Но за мной пристально наблюдает часовой: хозяйская дочь Лейла,
вооруженная карабином. Вот она, сидит на лавке, привалившись спиной к
ограде, и скучающе лупит на меня свои огромные черные глазища. Эй, где мои
семнадцать лет! Вот достанется кому-то красавица: умница, хозяйка, каких
поискать, и... и с двадцати шагов попадает навскидку из карабина по
подброшенной в воздух бутылке. Они тут все стреляют на звук с завязанными
глазами, это, если хотите, национальная особенность. Потому что те, кто
данной особенностью не обладает в полной мере, здесь долго не живут. Климат,
что ли, такой...
Лейле нет еще и одиннадцати, и рассчитывать на женскую симпатггю к моей
скромной персоне нет смысла, к тому же я неверный - существо для мусульманки
низшего разряда - и, ко всему прочему, существо кудлатое,
бородато-нечесаное, перемазанное в грязи и смердящее потом. Мразь, одним
словом. А потому своенравная девчонка, заметив, что я манипулирую обеими
руками, немедленно настучит об этом отцу. Тогда опять будут ломать - а эта
процедура у меня отчего-то не вызывает буйного восторга. Ну не мазохист я,
увы! С другой стороны, жопа тоже не железная - она отказывается воспринимать
нагайку как фатальную неизбежность бытия. Но порка - это все же боль иного
порядка. А вообще, можно попробовать решить проблему несколько иначе - все
зависит от настроения моей маленькой надзирательницы.
- Лилька! Покачала бы, а? - вкрадчиво прошу я, скорчив предсмертную
гримасу, способную разжалобить, наверно, и бойца расстрельной команды на
центральной площади Грозного. - Не успеваю я! Султан опять пороть будет.
Потом задница будет болеть неделю - а когда она у меня болит, башка ни черта
не соображает... Слыхала поговорку: голова болит - жопе легче?
Лейла некоторое время размышляет. Дополнительные разъяснения
произнесенной мною идиомы не требуются: мой часовой прекрасно понимает, что,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Конкуренты
Лукьяненко Сергей
Конкуренты


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека