Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Он так и поступил, а когда миссис Бреттон выпрямилась в своем кресле,
и, пораженная и возмущенная тем, что позволила себе проявить подобную
слабость, приготовилась полностью отрицать случившееся, ее сын радостно
бросился в атаку.
- Баю-бай, мамочка! Спи-усни. Во сне вы выглядите такой милой.
- Что вы сказали, Джон Грэм? Во сне? Ты отлично знаешь, что я никогда
не сплю днем, я просто чуть-чуть соснула.
- Ну, разумеется! Прикосновение серафима, грезы феи! В таких случаях,
матушка, вы всегда напоминаете мне Титанию{195}.
- Это потому, что ты сам очень похож на Основу.
- Мисс Сноу, встречали вы когда-нибудь более остроумную даму, чем моя
матушка? Она самая бойкая из всех женщин ее объема и возраста.
- Ваши комплименты можете оставить при себе, сэр! Обратите лучше
внимание на свой объем, который, по-моему, заметно увеличивается. Люси,
разве он не похож на начинающего расплываться Джона Булля? Ведь он был
гибок, как угорь, а теперь, мне кажется, у него появилась грузная осанка
драгуна, эдакого ненасытного лейб-гвардейца. Грэм, поостерегись! Если ты
растолстеешь, я отрекусь от тебя.
- Скорее вы отречетесь от себя самой! Без меня эта достойная дама не
получала бы от жизни никакого удовольствия, я незаменим, Люси. Она бы
зачахла в тоске и печали, если бы не существовало верзилы, которого можно
непрерывно награждать взбучками и нагоняями, что помогает ей сохранять
живость и бодрость духа.
Мать и сын стояли по обе стороны камина друг против друга, и, хотя они
обменивались отнюдь не любезными словами, их любящие взгляды говорили совсем
иное. Во всяком случае, не приходится сомневаться, что для миссис Бреттон
самым драгоценным сокровищем на свете был ее сын, ради которого билось ее
сердце; что же касается Джона Грэма, то рядом с сыновней любовью в его душе
возникло новое нежное чувство, которое, как младшее дитя, заняло главное
место. Джиневра! Джиневра! Знала ли уже миссис Бреттон, пред кем благоговеет
ее юное божество? Отнеслась ли бы она к этому выбору с одобрением? Этого я
не знала, но была убеждена, что если бы ей стало известно отношение мисс
Фэншо к Грэму - ее переходы от равнодушия к приветливости, от неприязни к
кокетству, если бы она лишь заподозрила, каким мукам Джиневра подвергает
его, если бы она могла, подобно мне, видеть, как терзают и попирают его
благородную душу, как ему предпочитают недостойного, превращая это
ничтожество в орудие его унижения, - то миссис Бреттон назвала бы Джиневру
глупой или испорченной, а может быть, и тем и другим вместе. Ну, а я
держалась того же мнения.
Второй вечер прошел, пожалуй, даже более приятно, чем первый: нам еще
легче удалось найти общий язык, мы не возвращались к разговорам о минувших
бедах, и дружба наша крепла. Той ночью не слезы, а отрадные мысли
сопровождали меня в страну грез.

Глава XVIII
"ССОРА"
В течение первых дней моего пребывания в "Террасе" Грэм ни разу не
присел около меня, а, расхаживая, как он любил, по комнате, избегал того
места, где находилась я; у него был то озабоченный, то печальный вид. Я же
думала о мисс Фэншо и ждала, когда это имя сорвется с его уст. Все мои
чувства были напряжены в предвидении разговора на эту деликатную тему,
терпению моему было приказано сохранять стойкость, а чувство сострадания
стремилось выплеснуться наружу. И вот после недолгой внутренней борьбы,
которую я заметила и оценила, он наконец обратился к этому предмету. Начал
он осторожно, так сказать, не упоминая имен.
- Ваша подруга, я слышал, проводит каникулы в путешествии?
"Подруга - ну и ну! - подумала я. - Но противоречить ему не следует,
пусть поступает, как ему заблагорассудится, нужно относиться к нему мягко -
подруга так подруга". Все же я не удержалась и спросила, кого он имеет в
виду.
Он сидел у моего рабочего столика и, начав разговор, взял в руки клубок
ниток и стал его, сам того не замечая, разматывать.
- Джиневра... мисс Фэншо... ведь она сопровождает чету Чамли в поездке
по югу Франции?
- Да.
- Вы с ней переписываетесь?
- Вас, может быть, и удивит, но я никогда не претендовала на подобную
привилегию.
- А вам приходилось видеть письма, написанные ее рукой?
- Да, несколько - к дяде.
- Они, конечно, не страдают отсутствием остроумия и простодушия, ведь у
нее такой живой ум и при этом на редкость открытая душа, не правда ли?


- Да, когда она пишет господину де Бассомпьеру, письма ее достаточно
вразумительны и понятны всякому. (И действительно, послания Джиневры к
богатому родственнику носили обычно чисто деловой характер, ибо в них она
просто просила у него денег.)
- А какой у нее почерк? Наверное, изящный, четкий, истинно женский?
Так оно и было в самом деле, и поэтому я ответила на его вопрос
утвердительно.
- Я искренне убежден, что она все делает хорошо, - заметил доктор Джон
и, поскольку я не спешила разделить его восторг, добавил: - Вот вы, зная ее
довольно близко, заметили в ней хоть одну слабость?
- Она многое умеет делать отлично. ("В том числе флиртовать", -
мысленно добавила я.)
- Как вы полагаете, когда она вернется? - спросил он после короткой
паузы.
- Простите, доктор Джон, но я должна внести некоторую ясность в наш
разговор. Вы удостаиваете меня слишком большой чести, приписывая мне ту
степень близости с мисс Фэншо, коей я не имею удовольствия пользоваться. Она
никогда не поверяла мне своих намерений или тайн. Ее друзья принадлежат не к
моему кругу - вы можете встретить их в доме супругов Чамли, например.
Он, разумеется, подумал, что меня, как и его, гложет ревность.
- Не осуждайте ее, - промолвил он, - будьте снисходительны. Ее сбивает
с пути истинного обманчивый блеск великосветского общества, но она скоро
поймет, сколь легковесны эти люди, и с окрепшей привязанностью и глубоким
доверием возвратится к вам. Я знаком с Чамли и знаю, что это люди суетные и
себялюбивые; поверьте, в душе Джиневра ставит вас гораздо выше их.
- Вы очень любезны, - сдержанно ответила я.
Я с трудом подавила в себе желание объяснить ему, что не испытываю тех
чувств, которые он мне приписывает, и продолжала играть роль униженной,
отверженной и тоскующей наперсницы досточтимой мисс Фэншо; должна
признаться, читатель, что роль эта давалась мне нелегко.
- Однако, - продолжал Грэм, - успокаивая вас, я не могу утешить себя, у
меня нет оснований надеяться, что она обратит на меня благосклонное
внимание. Де Амаль - человек крайне непорядочный, но, к сожалению, ей он
нравится - какое горестное заблуждение!
Внезапно, без всякого предупреждения, терпение у меня лопнуло;
наверное, болезнь и упадок сил ослабили и истощили его.
- Доктор Бреттон, - выпалила я, - сильнее всех заблуждаетесь вы сами.
Решительно во всем вы являете собой человека открытого, здравомыслящего,
разумного и проницательного, но когда дело касается одного предмета, вы
превращаетесь в раба. Я считаю нужным заявить, что ваше отношение к мисс
Фэншо не заслуживает уважения, в частности и моего.
Я встала и, крайне взволнованная, удалилась.
Этот эпизод произошел утром, а вечером мне предстояло вновь встретиться
с ним, и, подумав об этом, я поняла, что совершила дурной поступок. Доктор
Джон был скроен иначе, чем люди заурядные: хотя природа наградила его
внушительной и сильной внешностью, она сотворила его душевный мир таким
тонким и почти по-женски нежным, что это было трудно уловить даже при
многолетнем знакомстве. И действительно, его внутренняя деликатность
проявлялась в форме острой чувствительности, только когда нервы его
подвергались чрезвычайно резкому раздражению. Дело в том, что его
способность сочувствовать не проявлялась явно, а ведь чувствовать самому и
быстро отзываться на чужие переживания - разные свойства, лишь немногие
натуры обладают обоими, некоторые же - ни одним. У доктора Джона первое из
них было весьма развито, но пусть читатель не делает из моих слов вывода,
что в нем отсутствовала способность сочувствовать и сострадать, напротив, он
был добр и великодушен. Откройте ему свою беду, и он немедля протянет вам
руку помощи; расскажите о своем горе, и он будет слушать вас с глубоким
вниманием; но понадейтесь на тонкую проницательность, на чудеса интуиции, и
вас постигнет разочарование. Когда вечером он вошел в комнату, я сразу же
уловила на его освещенном лампой лице отражение всего, что происходило у
него в душе.
Несомненно чувства, которые он испытывал к человеку, назвавшему его
"рабом" и выразившему свое к нему неуважение по какому бы то ни было поводу,
должны были носить несколько своеобразный характер. Вполне вероятно, что
употребленное мною слово было справедливо, мой отказ уважать его был
достаточно обоснованным - во всяком случае, он не пытался защитить себя и,
очевидно, все время размышлял над справедливостью столь огорчительной
характеристики. В этих обвинениях он искал причину той неудачи, которая так
болезненно нарушила его душевный покой. Внутренне терзаясь самоосуждением,
он вел себя, как казалось и мне и его матери, сдержанно, даже холодно.
Однако несмотря на подавленное состояние его души, на этом прекраснейшем
мужественном лице не было и следа недовольства, озлобления или мелочной
мстительности. Когда я пододвинула его стул к столу, поспешив опередить
прислугу, и дрожащей рукой осторожно протянула чашку чая, он произнес своим
мягким, сочным голосом "Благодарю вас, Люси" так ласково, как только можно


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Махров Алексей - Господин из завтра
Махров Алексей
Господин из завтра


Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека