Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не будили, но при таком шуме уснуть видимо не удастся.
- Чай, - коротко бросил Петр.
- Отравите меня, и дело с концом.
- Похоже, что у него болит голова, - весело заметил Петр, и
неожиданно поймал себя на мысли, что с удовольствием швырнул бы голову
Черневога под копыта лошадей. Затем он выудил из горшка колбаску и сказал:
- Твой завтрак, Змей.
- Будь ты проклят.
А Петр заметил, обращаясь к Саше:
- Мне кажется, что он стал искреннее.

Они могли сколько угодно шутить по поводу боли, когда его самое
простое желание, облегчавшее ее, стирало ту самую границу, где
прекращалось колдовство и вступали в дело волшебные силы. С тех пор, как
он узнал это, прошло много лет, и поэтому, стараясь вылечить себя от такой
пустячной головной боли, Черневог должен был вернуться в свое прошлое,
чтобы там отыскать самое раннее, самое простое из своих желаний, которое
он когда либо посылал. Он должен был вернуться в те далекие времена, когда
еще не было Совы.
В те времена рядом с ним был какой-то мелкий колдун, возможно это
была его бабка, как знать? А может быть и нет. Он жил вместе с ней, и они
ненавидели друг друга. С годами он становился все хитрее, а она желала
только одного: чтобы он пропал навсегда. Он желал только ее смерти. В
конце концов, он сбежал...
Вот как ощущались желания в те давние времена, когда не было ни Совы,
ни Драги: нужно было только искренне поверить, что события произойдут в
положенное для них время, в соответствии с тем, как они должны произойти.
При этом не должно быть никаких дополнительных раздумий, никакого возврата
желаний. Должны быть лишь страх, гнев и чертовски непредсказуемые
последствия.
Его волшебство могло обрушить молнии и заставить задрожать землю, а
для того, чтобы вылечить какую-то самую незначительную боль, он должен
уменьшить свои возможности до уровня слабых детских желаний: он должен был
просто попытаться поверить в определенность, в то время как волшебство
отрицало ее, а этот проклятый невежественный малый делал это без всякого
труда.
Они смеялись, показывая, сколь беспомощным он представлялся им, но
Саша на самом деле знал, какие карты держал на руках. Поэтому его надеждой
по-прежнему оставался Петр, но даже и он порой приводил его в смущение.
Можно очень легко посчитать человека за дурака, но это как правило служит
лишь простой уверткой. Он мог принять его скорее за вспыльчивого и
опрометчивого в поступках человека, и тем не менее, когда все было
упаковано, Петр подошел к нему и сказал, что он поедет некоторое время
верхом, хотя, добавил Петр с кислой миной, он и не заслуживает этого.
Возможно, это сработало его, Черневога, собственное желание. Это
могло быть, по каким-то причинам, желание Саши, и в конце концов это могло
быть просто собственным решением Петра, чьи представления могли оказаться
гораздо тоньше, чем мог представить себе Черневог: нужно признаться,
дураком Петр не был. А это не сулило ничего хорошего при попытках провести
либо одного, либо другого.
Тем не менее он сказал, когда уже ехал рядом с сашиной кобылой, а
Петр вел в поводу его лошадь:
- Я думаю, что вам обоим не дает покоя мысль, как отделаться от меня.
Саша очень подозрительно взглянул на него.
- Я не могу понять, чего ты хочешь? - продолжал Черневог. - Но я могу
согласиться с чем угодно. - И добавил, не без приступа тошноты в желудке:
- В моих словах нет никакого подвоха, уверяю тебя.
- И свинья может летать, - коротко бросил Петр. Черневог пропустил
это мимо ушей и продолжал расспрашивать Сашу:
- Так что же ты собираешься делать? Все, что ни пожелает Ууламетс?
Всю жизнь? Тебе пора освободиться от него. Ведь ты можешь получить все,
что только захочешь.
- Как ты? - усмехнулся Петр. Но Черневог был терпелив и на этот раз
приготовился к нападкам Петра. Он специально повернулся к Саше:
- Вы, наверное, думаете, что должны будете меня обменять, но это
будет самым худшим из всего, что вы сделаете. Вы одержали победу: вам
удалось поставить меня в ужасное положение, но вы сможете победить все и
всех только если будете слушать меня.
- И сейчас нам делают серьезное предложение? - спросил Саша.
- Послушай меня! Волшебство, как таковое, заключает в себе очень
немногое. Оно ни живое, ни мертвое, оно просто есть, и все те существа,
что могут дать тебе волшебную силу, не понимают, что именно им нужно в
окружающем нас мире, пока мы сами не укажем им на это. Если бы у тебя была
хоть доля рассудка, ты никогда бы не уступил меня им...


- Я обменяю тебя, - мрачно пошутил Петр, - на мешок репы.
- Ты не понимаешь меня! Они используют нас тем же способом, каким мы
используем их. Уверяю тебя, что у леших больше нет сил, чтобы выдержать
это, и вы поступаете глупо, если надеетесь выиграть. Все, что происходит
вокруг нас, направлено непосредственно против моей слабости и твоей
невежественности.
- Я не хочу пользоваться твоим способом волшебства, - сказал Саша. -
Я не хочу его, и оно не может коснуться меня.
- Оно может добраться до Ууламетса, оно может добраться и до Ивешки.
Ведь само существование русалки - это уже по сути волшебство. И волшебство
же вернуло ее назад. Это то же самое волшебство. Разве ты можешь сказать
мне, что тебе нечего терять?
- Нам не нужна твоя помощь, - сказал Петр.
- Но ты потеряешь ее. Прежде всего ты потеряешь ее, затем - Петра. И,
что совершенно неизбежно, пропадешь сам...
Петр повернулся и остановил лошадь.
- Ты убил мою жену, ты, проклятая собака, на твоей совести
опустошение здешних мест, ты пытался убить меня, и ты еще хочешь, чтобы мы
прислушивались к твоим словам?
- Петр, - предостерег его Саша.
- Он прав, - сказал Черневог. - Разумеется, он прав. Все это сделал
я, и кое-что еще, о чем ты не знаешь. Но теперь вы нужны мне. И в этом-то
и состоит вся разница.
Петр от неожиданности открыл рот. Затем, обретя дар речи, он сказал:
- Я не думаю, что мне доводилось слышать более ясные речи. Господи,
Саша, да перед нами честнейший человек!
- Саша, Саша Васильевич... ты ведь понимаешь, о чем я говорю. Здесь
нет никакой случайности. Слабость, охватившая леших, не случайна, и я
знаю, с чем мы имеем дело. Это хитросплетения лжи и обмана, которые даже
не почувствуют твоих желаний. Но в то же время это огромная сила, и она у
тебя в руках. Твое дело только лишь использовать ее.
Некоторое время Саша молчал. Лошади беспокойно разошлись.
Петр нарушил тишину.
- Саша, это змей. Он был и всегда останется ей.
Но Саша тем временем слушал и обдумывал услышанное. Черневог
заговорил снова, очень осторожно, чуть вздрагивая от напряжения: он хотел
удержать себя в рамках учтивости и опасался отказа от разговора.
- Спроси меня, Петр Ильич, спроси меня, о чем хочешь. Я ни в чем не
могу отказать тебе.
- Слезь с лошади!
Черневог спрыгнул с коня и стоял, стараясь заглянуть Петру в глаза и
чувствуя сашино сопротивление...
Возможно, что Петр тоже почувствовал опасность. Он сжал губы, нырнул
сзади него и с завидным проворством вскочил на лошадь.
Обладая теперь преимуществом, Петр со злостью посмотрел вниз.
Черневог же сказал, стараясь быть как можно более искренним:
- Ты мог бы спасти свою собственную жизнь, Петр Ильич, ты мог бы
остановить все это безумие, ты мог бы остановить это в одно мгновенье, но
вся беда в том, что ты не хочешь верить мне.

Разумеется, Черневог хотел, чтобы Петр спросил Сашу, каким это
образом он может спасти их, и чего, по вполне веским причинам, Петр делать
не собирался. Во-первых потому, что Черневог несомненно посылал к нему
свои желания, и теперь было самое время, как считал Петр, побеспокоиться о
них, а во-вторых потому, что было очевидно его намерение поссорить их с
Сашей.
Поэтому он и заставил его идти пешком, а они вместе с Сашей могли
ехать рядом и не спускать с него глаз. Тут он опять подумал о том, что как
колдуны ни пытаются опутать друг друга своими желаниями, хороший кусок
веревки никогда не бывает лишним.
Он сказал об этом Саше, но тот ответил отрицательно. По его мнению,
Черневог не собирался сбегать от них.
Все это засело в глубине его сознания, и время от времени Петр
чувствовал беспокойство от этих мыслей. Пожалуй, это было самым трудным на
свете, по крайней мере для него, иметь готовый вопрос и не иметь
возможности задать его. И прежде всего его беспокоило лишь одно: он очень
хотел знать, почему все-таки, если во всем, что говорил Черневог не было
ни слова правды, Саша даже не побеспокоился о том, чтобы разоблачить эту
ложь. Петр очень хорошо знал сашины дурные привычки, одна из которых
состояла в том, чтобы обвинять себя самого во всех грехах, а другая,
которую он наверняка перенял от Ууламетса, скрывать свое беспокойство от
других. Может быть он делал это, чтобы спасти своих друзей от
беспокойства, или просто потому, что иногда забывал, что просто отвык
разговаривать вслух.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Каргалов Вадим - Вторая ошибка Мамая
Каргалов Вадим
Вторая ошибка Мамая


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека