Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Она кивает Жозефе, и, переговариваясь вполголоса, они выходят в коридор и
направляются в раздевалку, где медсестра переодевается, включая и туфельки
на шпильках. Могра почему-то убежден, что у нее есть небольшая машина,
скорее всего голубая или светло-зеленая.
Возвращается м-ль Бланш уже одна. Вынимает у него из-под мышки градусник.
Он закрыл глаза недостаточно быстро, и она понимает, что он проснулся.
- Доброе утро! - весело бросает она. - Мне сказали, что ночь вы провели
хорошо. Если будете паинькой, я попробую дать вам немного апельсинового
сока.
Почему она разговаривает с ним как с ребенком? Она ведь умная женщина и
знает, что он тоже не дурак. Если бы они повстречались не в больнице, а
где-нибудь еще, она обращалась бы с ним по-другому, ей и в голову бы не
пришло произнести эти дурацкие слова: "Если будете паинькой..."
Рене никак не реагирует и лишь следит за ней взглядом, пока она изучает
листок, висящий в изножии кровати, и записывает туда его температуру. Он
единственный, кто не знает, что написано на этом листке, а ведь его это
касается в первую очередь.
В сущности, он превратился в предмет. Здесь, повидимому, принято
оставлять двери приоткрытыми, причем не только в его палату, но и дверь в
зал, откуда доносится приглушенный гул.
Какой-то пожилой мужчина в фиолетовом халате из толстой шерсти широко
распахивает дверь и начинает с любопытством его разглядывать. Паралитик,
который идет на поправку? Нет, судя по отсутствующему взгляду и по тому, как
он медленно покачивает головой, скорее, умственно неполноценный. М-ль Бланш
не обращает на него внимания, и, постояв так молча несколько минут, странный
тип удаляется.
По коридору провозят тележку с огромными, стучащими друг о друга
бидонами. Дверь снова отворяется, и входит старшая медсестра в сопровождении
молодого практиканта.
- У вас все хорошо? Как вы спали?
Вопросы она обращает не к нему, да он и не смог бы ответить. М-ль Бланш
протягивает листок, приколотый к куску фанеры. Матрона читает и передает
листок спутнику, но тот никак прочитанное не комментирует. Оба подходят к
штативу и укрепляют на нем новую капельницу с глюкозой.
- Как вы думаете, - осведомляется м-ль Бланш, - могу я позвать
парикмахера, чтобы моего пациента побрили?
Могра совсем забыл о своем подбородке: щетина у него жесткая, отросла,
должно быть, за четыре дня изрядно, да к тому же он еще и брюнет - этим
пошел в мать. И тут за него подумали, однако благодарности Могра не
испытывает. Он чувствует, что все эти знаки внимания обезличены, что он
занимает постель временно, а ритуал тут для всех одинаков. В один день -
электроэнцефалограмма. В другой - спинномозговая пункция. Затем рентген.
Затем - борода и апельсиновый сок...
Если бы Бессон д'Аргуле был просто врачом, а не старым его другом, вполне
вероятно, что никто не стал бы говорить с ним о его болезни, ему просто
посоветовали бы не тревожиться и довериться врачам.
Бессон же из любезности сказал столько, сколько мог; к тому же он человек
очень занятой, и ему не так-то просто выкраивать среди множества дел время,
чтобы ездить сюда, к Итальянской заставе.
- Пора заняться вашим туалетом... Когда утром я ехала сюда, то подумала,
что было бы неплохо, если бы вам принесли портативный приемник. Я уверена,
что профессор не будет возражать, а вам полезно немного отвлечься.
У него нет ни малейшего желания слушать радио. Он не хочет отвлечься, и
зря она пытается думать за него. Жизнь за стенами больницы его не
интересует. Вполне довольно того, что происходит вокруг - проходящих по
коридору людей, звуков на этаже, которые он уже начинает распознавать.
Рене не слишком высок ростом, не толстяк вроде Колера, но тем не менее
довольно тучен и весит восемьдесят килограммов. Это, впрочем, не мешает м-ль
Бланш, которая сама весит не больше пятидесяти, легко переворачивать его с
боку на бок, вымыть с головы до ног и даже между делом сменить под ним
простыню.
Этот туалет - самое мучительное, что можно придумать, и он закрывает
глаза, потому что ему стыдно. Он не красавец - ни фигурой, ни лицом, и
никогда не был таковым. Расплылся еще в молодости, нос у него всегда был
бесформенный, лицо рыхлое. В свое время он очень от этого страдал. Однако,
сделавшись человеком значительным, стал думать о своей внешности гораздо
меньше и вызывающе называл себя уродом.
Но здесь, пока сестра мыла и обтирала его, к нему вновь вернулся
юношеский стыд.
- Мне нужно растереть вас спиртом. Но я подумала, что вы предпочтете
одеколон, и пока вам не принесли ваш, захватила с собой флакончик.
Ему бы следовало в знак благодарности хотя бы кивнуть ей, но он решил
этого не делать. Все равно она ничего не понимает. Другие тоже. Они могут
подумать, что он озлобился или полагает, что имеет право на что угодно,
поскольку руководит самой известной парижской газетой и двумя



еженедельниками. Но это не так. Дело тут гораздо сложнее, этого не
объяснить.
К тому же Рене не нравится, что его кровать и вся комната пахнут теперь
одеколоном, а не пресноватым, но не противным запахом болезни и лекарств.
Словно его пытаются слегка надуть. Приятно ли ему, что его собираются
побрить? Он в этом не уверен.
- Отдохните пока, а я позвоню парикмахеру и узнаю, не занят ли он.
Парикмахер для неизлечимых больных, паралитиков, полоумных и трупов! Уже
совсем рассвело. Туман поредел, вот-вот проглянет солнце. Две девушки в
голубых фартуках, перебрасываясь фразами по-итальянски, заходят в палату со
швабрами и опилками и, не глядя на него, не проявляя ни малейшего
любопытства, делают свою каждодневную работу.
Когда наконец появляется парикмахер, комната сверкает чистотой, в вазочку
с шестью желтыми гвоздиками налита свежая вода, морозный воздух струится
через маленькую форточку, прорезанную в верхней части окна. Парикмахер
далеко не молод и сам напоминает неизлечимого больного. Не исключено, что
так оно и есть. От его желтоватых пальцев пахнет табаком, у него скверные
зубы; работает он молча, с пугающей сосредоточенностью.
- Подстригать его, наверное, не нужно?
Сиделка отрицательно качает головой. Парикмахер берет свой чемоданчик, но
не уходит, словно чего-то ждет; м-ль Бланш наконец догадывается и достает из
сумочки банкноту.
Когда парикмахер уходит, она поясняет:
- Чуть не забыла дать ему на чай. Не волнуйтесь, рассчитаетесь со мной
потом.
Эта деталь его поражает: оказывается, теперь он не в состоянии заплатить
за себя, как будто остался без денег. Ему уже не раз снился один и тот же
сон: он в каком-то чужом городе, начинает рыться в карманах и обнаруживает,
что у него нет ни сантима...
Жена, должно быть, еще не встала. Ходила ли она куда-нибудь вчера
вечером? Очень возможно, что осталась дома: бегать по ресторанам и кабаре,
когда муж лежит в больнице, - это дурной тон. Если так, то она пригласила к
себе приятельницу, может быть нескольких. Она не способна пробыть в
одиночестве и часа. На маленьком столике постоянно стоит бутылка виски и
стаканы. Она всегда берет ее с собой в спальню, а иногда даже в ванную.
Вчера Лина спросила - торопливо, вполголоса, словно боясь, что
вмешивается не в свое дело:
- Ты не хочешь, чтобы я позвонила Колет?
Она поняла его гримасу и не стала настаивать. Колет-это его дочь от
первого брака, она родилась, когда ему было двадцать три, так что теперь ей
тридцать один, на три года больше, чем мачехе.
Мачеха и падчерица никогда не видели друг друга, но не по вине Колет или
Лины. По его вине.
После развода Рене счел, что будет вполне естественно, если он оставит
трехлетнюю девочку с матерью. Колет жила тогда уже в деревне, далеко от
Парижа, у одной старой родственницы, которая его ненавидела. Он несколько
раз приезжал к ней, без особой охоты, потому что встречали его там
враждебно. Дорога была долгой. А у него был тогда самый трудный и вместе с
тем самый важный этап карьеры.
Колет родилась хромой. Ей делали операцию, но безуспешно. Перепробовали
массу самых совершенных ортопедических аппаратов. К сожалению, девочка к
тому же пошла в отца, от которого унаследовала бесформенную фигуру и рыхлое
лицо.
Раз или два в год, проезжая мимо, она навещает его в редакции, но
поскольку оба знают, что говорить им не о чем, эти визиты не столько
приятны, сколько Мучительны.
Она у него ничего не просит, ничего от него не берет. Живет одна, в
рабочем квартале, и работает в школе для умственно неполноценных детей,
основанной неким подвижником, доктором Либо, в которого она, кажется, тайно
влюблена.
Карьера отца ее не интересует. Колет практически не видится и с матерью,
которая стала видной актрисой и таким образом осуществила свое давнее
желание, потому что еще восемнадцатилетней девушкой ходила в студию
знаменитого Дюлена при театре "Ателье".
По примеру доктора Либо Колет всегда охотно разыгрывала из себя святую.
Но Могра тем не менее подумал: не почувствует ли его хромая дочь с
мужеподобной фигурой некоего злорадства, увидев, что он обездвижен и лишен
способности говорить?
Страдал ли он от неодобрения, с которым она всегда к нему относилась?
Долгое время ему казалось, что да. Разве родители не обязаны любить своих
детей, а дети родителей?
Ему не хочется ее видеть. Ему не хочется видеть никого, даже Бессона,
который снова примется убеждать, будто все идет хорошо и он скоро снова
станет нормальным человеком.
Когда Колет была маленькая, ей говорили то же самое. Перед операцией ей


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Ледокол
Суворов Виктор
Ледокол


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


Круз Андрей - Новая жизнь
Круз Андрей
Новая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека