Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

сидели напротив света, так что лица не различались. Я видел, как Сур подал
ему винтовку и шомпол, придвинул смазку. Сам тоже взял винтовку. И они
стали чистить. Степка сразу вынул затвор, а Сур, придерживая ствол под
мышкой, открыл тумбочку и достал пузырек с пилюлями против астмы. Я в это
время рассказал про пустую поляну и про следы в одну сторону, а Рубченко
кивал и приговаривал:
- Так, так... Не было следов? Так, так... Подожди, Алеша, он
повернулся к Степке: - Ты, хлопчик, до самого города проехал в такси?
Степка сказал:
- До места доехал.
- Куда же?
- Въехал в ваш двор, со стороны улицы Ленина. Через арку.
- Они тебя обнаружили?
- Я спрыгнул под аркой. Не обнаружили.
- Молодец! - горячо сказал Рубченко. - Ловко! Проследил, что они
делали впоследствии?
В эту секунду Сурен Давидович щелкнул затвором и пробурчал:
- Каковы мерзавцы! Патрон забыли в стволе...
Капитан повернулся к нему:
- Прошу не мешать! Речь здесь идет о государственном преступлении!
Во! Я чуть не лопнул от гордости. Говорил я им, говорил - шпионаж! Я
страшно удивился, почему Степка не обрадовался. Он швырнул свою винтовку
на кровать и сказал тихим, отчаянным голосом:
- Сурен Давидович... Вон он, - Степка ткнул пальцем прямо в Рубченко,
- он тоже хватался за сердце перед пеньком. Он - "Пятиугольник двести". Я
видел.
Мы замерли. Мы просто остолбенели. Представляете? И капитан сидел
неподвижно, глядя на Степку. Сурен Давидович прохрипел:
- Остапович, как это может быть?
Но капитан молчал. А Степка вдруг прикрыл глаза и откинулся к стене.
Тогда Рубченко выставил подбородок и ответил:
- Объясню без свидетелей. Государственная тайна! - и опять уставился
на Степана.
Он смотрел сурово, словно ожидая, что Степка должен отречься от своих
слов. Но где там! Степка вскочил и выкрикнул:
- Объясняйте при нас!
Сур прохрипел снова:
- Остапович, как это может быть?
- Пустяки, пустяки, - ответил Рубченко и живо завозился руками у себя
на груди. - Ничего не может быть...
Поперек комнаты ширкнуло прозрачное пламя, щелкнула винтовка. Я
ничего не понял еще, а капитан Рубченко уже падал со стула. Сурен
Давидович смотрел на него, сжимая винтовку, и из стены, из громадной
черной дыры сыпался шлак. Дыра была рядом с головой Сура.
Несчастье
Говорю вам, мы ничего не поняли. Мы будто остолбенели. В косом столбе
солнечного света блеснул седой ежик на голове Павла Остаповича, - капитан
падал головой вперед, медленно-медленно, в полной тишине. Только шуршал
черный шлак, осыпая белую клеенку на тумбочке. Степка еще стоял с поднятой
рукой - так быстро все произошло. Я еще без страха, будто во сне, смотрел,
как капитан грудью и лицом опустился на половицы, как из-под его груди
снова ширкнуло пламя, ударило под кровать, и оттуда сразу повалил дым.
Потом Сур вскрикнул: "Остапович!" - и попытался поднять капитана, а Степка
неуверенно взял графин и стал плескать под койку, откуда шел дым. Я
очнулся, когда Верка закричал и закатил глаза.
Мне пришлось вытащить его в коридор. Он перестал кричать и вцепился в
меня. У меня до сих пор синяки - так он крепко ухватился за мои руки. Я
сказал Верке:
- Сейчас же прекрати истерику! Надо помогать Сурену Давидовичу. А еще
гвардеец...
Он немного ослабил руки. Кивнул.
- Ты, может, домой побежишь? - спросил я.
- Я буду помогать, - сказал Верка.
- Нет, уходи домой, - сказал я, но это были пустые слова.
Верка по-детски, с перерывами, вздохнул и пошел за мной.
В кладовой остро пахло дымом. Павел Остапович лежал на кровати. Сур
стоял над ним и жалобно говорил по-армянски, ударяя себя по лбу кулаками.
Он совсем задыхался. Мрачный, но нисколько не испуганный Степка стоял
набычившись. Я не смотрел в ту сторону.
Я прошептал:
- Степ, как это получилось? Он умер?
Степка дернул плечом. Я понял: умер. Но я все еще думал о случайном
выстреле. Как же Сур, такой опытный стрелок, мог случайно выстрелить,



доставая патрон из ствола?
Тогда Степка сказал:
- Смотри, - и показал куда-то вбок.
Я не мог отвести глаз от Сура и не понимал, куда Степка показывает.
Он за плечи повернул меня к столу.
Там лежал поразительный предмет. Он был ни на что не похож. С первого
взгляда он смахивал на стальную палку, но стоило секунду приглядеться,
чтобы понять - эта штука не стальная, и даже не металлическая, и не папка
уж наверняка. Даже не круглая. Овальная? Нет, бугристая, будто ее мяли
пальцами. Зеленовато-блестящая. На одном конце был черный, очень блестящий
кристалл, а у другого конца выступали две пластинки вроде двух плавников.
Несколько секунд я думал, что это сушеный кальмар - пластинки были похожи
на хвост кальмара или каракатицы. В длину штука имела сантиметров
тридцать.
- Видел? Это бластер, - прошептал Степа.
У меня совсем ослабели ноги. Бластер! В некоторых фантастических
рассказах так называются ружья, стреляющие антиматерией, или лучевые. В
рассказах, понимаете? Но мы-то были не в рассказе, а в доме три по улице
Героев Революции, в подвальном этаже, переделанном под тир. И здесь, на
столе оружейной кладовой, вдруг оказался бластер, который принес под
пиджаком капитан Рубченко, заместитель начальника милиции.
Я поверил сразу - бластер настоящий. Степка прав. В косом свете
бластер отливал то зеленым, то серым, волчьим цветом. Он был абсолютно ни
на что не похож. Теперь я понял, что за пламя ширкало, почему в бетонной
стене выжжено углубление размером с голову и, главное, почему выстрелил
Сурен Давидович.
Я держался за край стола. Ох, слишком многое случилось за одно утро,
и конца событий не было видно!
Шнурок
И еще оставалось тело Рубченко на кровати.
Мне было страшно заговорить, взять в руки бластер, взглянуть на
Сурена Давидовича. Степка же был не таков. Он потрогал бластер и сказал
нарочито громко:
- Совершенно холодный!
Сур услышал и обернулся. Ох, вспомню я эту картину... Как он смотрит
коричневыми, яростными глазами на разорение, на дрожащего Верку, на
винтовки, валяющиеся в лужах, и на бластер... Он посмотрел и внезапно
заметался, открыл железный шкаф с оружием и быстро-быстро стал запихивать
в него винтовки. Потянулся к бластеру - Степка перехватил его руку.
- Это спуск, Сурен Давидович, эти вот крылышки.
Сур начал крепко тереть виски. Тер со злостью, долго. Потом
проговорил:
- Конечно, спуск. Бот именно... Где шнурок?
Степка показал пальцем - на полу, а я поднял. Черный шнурок от
ботинок, вернее, два шнурка, связанных вместе. Все четыре наконечника были
целы, торчали на узлах.
- Понимаю, - сказал Сур. - Брезгуешь... - Принял у меня шнурок,
положил в шкаф. - Напрасно все-таки брезгуешь, Степан.
- Он предатель, - сказал Степка, показывая на Рубченко, - а вы его
жалеете!
Я вздрогнул - рядом со мною закричал Верка:
- Врешь! Дядя Павел - папин друг, а не предатель, врешь!
- Так, мой мальчик... Степан, слушай меня: если Павел Рубченко -
предатель, то и я предатель. Таких людей, как он... - Сур закашлялся. - Он
не только честный воин. Не только храбрый и добрый человек. На моих глазах
он двадцать лет проработал в милиции. И на фронте. И всегда был настоящим
рыцарем...
Степка молчал. Трудно было не согласиться - такой человек на виду,
как в стеклянной будке. Зато Сур очнулся от своего отчаяния и продолжал
говорить:
- Мы потеряли много времени... Необходим врач. Кто позвонит в "Скорую
помощь"? Ты, Лешик? Придержите дверь. - Он осторожно поднял бластер и
перенес в шкаф. Запер на два оборота. - Ах, Остапович!.. Ах, Остапович!..
Лучше бы... - Он осекся.
Я знал почему. Он сто раз дал бы себя сжечь этим бластером, лишь бы
не стрелять в друга. Он выстрелил, спасая нас.
И, посмотрев на нас, он подобрался, тряхнул головой, стал по виду
прежним, даже погладил Верку, как всегда, от носа к затылку.
- Да, тяжелое положение... В "скорую" нельзя обращаться. Степа,
Алеша! Загляните в четвертый подъезд, квартира шестьдесят один. Доктор
Анна Георгиевна... Пригласите ее сюда. Что сказать? У нас раненый.
Мы побежали. Степка на ходу сказал:
- Правильный приказ.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Злотников Роман - Путь князя. Равноценный обмен
Злотников Роман
Путь князя. Равноценный обмен


Аникина Наталья - Театр для теней. Книга 1
Аникина Наталья
Театр для теней. Книга 1


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека