Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

кричащим от печеночных колик.
Она оделась в маленькой прихожей, отряхнула щеткой светлый плащ,
минуту придирчиво смотрелась в зеркало. Ничего. Не скажешь, что слопала
вчера стакан коньяка. Просто усталая молодая женщина, одна из миллионов.
Пожалуй, даже, посимпатичнее многих.
И глупее, наверное. Четыре года работы врачом - и до сих пор не может
привыкнуть к смерти. Пусть _т_а_м_ - лучший мир, но почему так жесток
этот...
Автобус был набит. Больницу построили на окраине, рядом со старым
номерным заводом (вот ведь додумался кто-то!) и уже полгода ей приходилось
ездить в компании рабочих. Когда-то смена начиналась раньше, и она почти
не пересекалась с этим потоком. А теперь то ли график у них сдвинули, то
ли рабочий день сократили.
Как ни странно, к этому требовалось привыкнуть. Дорогу не замечаешь
лишь тогда, когда люди вокруг незнакомы и безличны, не общаются между
собой. Если же их видишь каждый день, да еще по утрам, пока мысли не
заполнены прошедшим днем, то слишком быстро начинаешь воспринимать
попутчиков как личности. Пусть даже с ней не заговаривали (и чем она
отпугивает случайных ловеласов?) поневоле вслушиваешься и всматриваешься.
На матюки Анна внимания не обращала, в операционной от коллег такого
наслушаешься, что любой пролетарий покраснеет.
Говорили сегодня о политике, со всем подобающим словесным
обрамлением. Анна перестала воспринимать разговор уже через пару минут.
Надоело все это до безумия... Она стала смотреть на паренька, стоящего
рядом в проходе. Молодой, симпатичный, похожий на передовика-рабочего из
советских фильмов. В разговоры он обычно не вступал. Вот и сейчас ехал
молча, глядя сквозь людей куда-то в окно.
Интересно, могла бы она в такого влюбиться? А выйти за него замуж?
И что бы сказали знакомые о муже-пролетарии?
Анне стало смешно и неловко. Она вдруг показалась самой себе старой
девой, перебирающей женихов "второй свежести". Дожилась...
Мимо сторонящихся (удивительно вежливо сторонящихся) людей она стала
пробираться к двери. Выскочила на остановке в гордом одиночестве, оправила
на ходу плащ. Здесь было ветрено и неуютно, перед этими унылыми бетонными
корпусами, воткнутыми неведомыми планировщиками на полпути от микрорайонов
к заводу. Зимними вечерами, когда темнело рано, она старалась не ходить к
остановке в одиночку.
Сегодня ночью по отделению дежурила Тоня, девчонка совершенно
безалаберная, но врач от Бога. Из тех, кто все делает спустя рукава, а
больной поправляется час от часа. Анне всегда казалось несправедливым, что
человек, ставший врачом случайно, и не испытывающий к профессии ни
малейшего уважения, способен на то, чему она и к пенсии не научится. Но
что здесь поделаешь...
Дверь ординаторской была заперта изнутри, Тоня, конечно, и не
собиралась утром обходить больных. Анна минуты две простояла, постукивая
по закрашенному белой краской стеклу костяшками пальцев, прежде чем внутри
завозились.
- Ой, извини, - сонно пробормотала Тоня, открывая. - Ты чего так
рано, еще без четверти восемь...
- Не спалось, - сказала, входя, Анна. Тоня была в одном белом
халатике на голое тело, растрепанная и жизнерадостная. Нюх у нее был,
совершенно гениальный. Придется ли ночью бежать к умирающему больному, она
знала с самого вечера. - Обход не делала?
- Делала, - Тоня улыбнулась, отходя к гардеробу и сбрасывая халат.
- Да, с вечера. А записала на утро.
- Корнилова, не разыгрывай из себя начальство... - Тоня втиснулась в
джинсы, иронически глянула на нее. - Все в порядке, никто не _у_ш_е_л_.
- А никто не собирается?
- Шедченко, - не задумываясь ответила Тоня. - Его на гемодиализ надо
сажать, сама знаешь.
Анна промолчала. Тоня тем временем закончила переодеваться и замерла
перед зеркалом.
- Кто еще потяжелел? - спросила Анна.
- А, по мелочи... - вывинчивая помаду отмахнулась Тоня. - Новости
смотрела вчера?
- Нет.
- В Думе приняли закон об усилении финансирования... - Тоня плотно
сжала губы, поморщилась, глядя, как легла помада, - ...больниц. Так что
готовься лечить по учебникам. Добился все-таки узбек своего.
- Хайретдинов? Да что в нем узбекского, кроме фамилии?
- Имя, - невозмутимо отпарировала Тоня. - И восточная экспансивность.
Анна секунду поколебалась, но все-таки ответила.
- Да нет в нем никакой экспансивности, восточной тем более. Это на
Кавказе экспансивность в крови. А он так, на публику играет. Ты чай
попьешь?


- Все равно молодец... Спасибо, до дома потерплю.
Она натянула курточку, закинула сумку на плечо. Глянула на Анну -
уверенная, подтянутая, симпатичная.
- Удачно отдежурить. За Шедченко приглядывай, остальные потерпят.
Хватит с нас вчерашней троицы, и так пропесочат в понедельник.
- Пока, Тонь.
Анна осталась одна. Стопка историй болезней на столе, тихо закипающий
чайник. Надо все-таки сделать обход. Тоня умница, но мало ли что. Слишком
неспокойно на душе. Холодно за окном, холодно в сердце.
Осень...


7
По сценарию шестая мотопехотная армия "синих" атаковала Киев с
северо-восточного направления. Это и впрямь было наиболее реально,
повторяя опыт второй мировой войны, когда советские войска освобождали
Украину.
Полковник Николай Шедченко стоял над картой. Мысли были где-то
далеко, упорно не желая возвращаться к предстоящим учениям. Захват
Севастополя, оборона Крыма от российского флота, танковые атаки Винницы и
Львова... Бред. Если уж - не дай Бог, дойдет до войны между Россией и
Украиной, то все сценарии полетят к чертям. Вспыхнут волнения в Донецке,
расколется армия, и не поспешит прийти на помощь американский корпус,
участвующий в учениях...
Неправда, что война - продолжение политики. Она ее придаток, жалкий и
беспомощный. Не собираются, конечно же, Россия и Украина воевать. А вот
провести учения, показать друг другу, что они _г_о_т_о_в_ы_...
Шедченко отошел к окну. Бог с ними, с учениями. Зеленые победят, как
положено. Синие с позором откатятся к Москве. Штатовский военный атташе
добродушно похлопает по плечу начальника штаба. Президент лениво подпишет
пару указов, раздавая медали и звания героям учений.
Он в этот момент будет на территории "вероятного противника". В
маленьком городке Сасово, рядом с плачущей сестрой и непутевым
племянником. Он давно не видел Сашку, лет пять, пожалуй. Тот успел
превратиться из ершистого паренька в хамовитого юношу, такое впечатление,
во всяком случае, сложилось у него из писем сестры. Теперь, правда, это
уже не важно - Сашка доигрался-таки со своим мотоциклом. Не просто
побился, обгорел, и непонятно уже, удастся ли ему выкарабкаться...
Шедченко никогда не был особо близок со старшей сестрой, и тем более
с ее единственным припоздалым отпрыском. Пожалуй, многих друзей
собственного сына он знал лучше, чем родного племянника, да и считал куда
более достойными представителями молодежи. Но вот случилась беда, и что-то
защемило в груди, тоскливо и горько.
Словно он виноват в безалаберной жизни сестры, в ее вечных проблемах
с мужиками, ссорах с сыном, нищете больницы, где пытаются спасти Сашку...
Что он вообще может в этом мире? Чем способен помочь? Деньгами... не
такими уж и большими... каменной физиономией повидавшего смерть вояки?
Но ехать надо. Хорошо хоть, что ему так легко дали отпуск. Многие
желают снять сливки с предстоящих учений, и дурак, уезжающий в такой
момент, вызывает лишь всеобщее одобрение. Это потом кто-нибудь постарается
найти в его поступке политический подтекст... нежелание участвовать в
учениях против "условно-российского" противника. А пока все сочувствуют
глубоко безразличному для них Сашке и делятся историями о чудесных
выздоровлениях обгоревших и переломанных.
Плевать. Он не видел сестру пять лет, и рискует никогда больше не
увидеть племянника. Жена не сказала ни слова, когда он взял деньги,
отложенные на новый гарнитур, спасибо ей за это. Вечером он будет в
Рязани, к ночи в Сасово... может быть, поедет к сестре, может быть - сразу
в больницу.
- Коля...
Он обернулся. Диденко, его зам по боевой, стоял в дверях.
- Машина ждет.
Шедченко подхватил туго набитую сумку. Гражданская одежда - смешно
было бы разгуливать по России в форме чужой армии, гостинцы - включая
воспетое анекдотами сало.
- Спасибо, - он пожал Диденко руку. - Давай, не подведи.
Подполковник ухитрился одновременно выразить лицом море эмоций - и
что все будет в порядке, и что без комполка они обречены на позорное
поражение, и что он безмерно сочувствует чужому горю.
- Разве ж мы не люди... - пробормотал он.
Шедченко кивнул, спускаясь по лестнице. Часовой у знамени проводил
его стеклянным взглядом.
"Мы - не люди. Мы - военные. Добровольные рабы. Мы должны быть лишены


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Белогорский Евгений - Во славу Отечества! Часть 2
Белогорский Евгений
Во славу Отечества! Часть 2


Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека