Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

длинных черных клыков.
Мама показала ему буквы, он быстро понял, что к чему, и к ноябрю, к
сезону дождей, уже не признавал никаких других игрушек, кроме книг. Мама
ходила по знакомым и незнакомым людям, мама выпрашивала книги у иорданцев,
в Иерусалиме и Вавилоне, оставляя в залог кольцо, которое носила,
наверное, еще прапрабабушка-основательница, такое же древнее янтарное
ожерелье, тяжелую коричневую пепельницу - раскрывшийся бутон с надписью
"Будапешт", небольшую зажигалку в виде сказочного дракона, мечущего искры
из разинутой пасти.
Книги стали его миром. Приходил сезон дождей, и за окном лило, лило,
лило с серого неба, и уныло дрожали ветвями сосны, и тихо пела за стеной
мама - и уходил сезон дождей, и солнце вытягивало из земли высокую жесткую
траву, и расцветали во дворе крупные синие маки - а он все читал, читал,
временами впадая в странное оцепенение. Вместе с Иисусом тосковал он в
Гефсимании, вместе с Тарзаном побеждал грозного Керчака, держал в руках
череп Йорика, пробивался в страну Снежной Королевы, умирал от жажды в
песках Сахары, брел по мокрым улицам Лондона, спасал Железного Дровосека,
не сводил глаз с сидящего на бюсте Паллады Ворона, пытался разгадать
загадку исчезновения Лунного камня...
Многих слов он не понимал, ни мама, ни отец, ни дед Саша не могли
сказать, что такое "самолет", "верблюд", "гастроном", но это не мешало ему
читать, читать и перечитывать эти удивительные прекрасные сказки,
придуманные теми, кого Создатель сотворил в Лесной Стране много-много лет
назад и кто превратился теперь в поросшие цветами холмики на городском
кладбище за Лесным ручьем и на кладбищах других городов.
Родителей тревожило его оцепенение, когда он сидел над книгами,
глядя, не отрываясь, в одну точку, и ни на что не реагировал. Он словно бы
выпадал из жизни, сам не ведая того, и только с удивлением отмечал,
приходя в себя, что за окном слишком быстро стемнело. И тут Колдун не мог
ничем помочь.
Он читал и читал, но книг было мало, слишком мало. К восьми годам он
прочитал все, что смогла достать мама, многое знал наизусть, а Библию мог
бы пересказать, начиная хоть с Иова, хоть с Песни песней Соломона, если бы
вновь обрел способность говорить. Почти все другие книги существовали в
единственном экземпляре, но Библию имели многие, и почему так получилось -
не знал никто. Может быть, она была главной книгой предков?
Перечитав все книги, он начал задумываться об окружающем мире. Почему
солнце всегда по утрам поднимается над Броселиандским лесом, а опускается
за Иорданом, а не наоборот? Почему каждый год наступает сезон дождей, и
именно в ноябре, только в ноябре, а не в январе или мае? Почему в каждом
месяце именно тридцать пять дней? Откуда и куда течет Иордан? Куда
подевались собаки и драконы из книг - или это выдумки? Почему не могут
больше ездить танки и автомобили? Почему солнце большое, а звезды
маленькие? Где находится завтрашний день? Из чего Создатель сотворил мир,
людей, животных и рыб? Где он теперь, почему никогда не разговаривает с
людьми?..
Вопросов было множество. Павел приставал к маме, пытаясь объяснить ей
что-то на пальцах, злился и плакал, видя, что мама не понимает его, а мама
утомленно садилась на табурет и со вздохом говорила отцу, если тот был
дома: "Сережа, я больше не могу, он меня замучил... Я больше не могу,
Сережа..."
Посвященные в храме говорили о Создателе и кое-что проясняли, но
говорили мало и как-то путано. Мир казался тайной, и часто по ночам Павел
не мог уснуть и смотрел в темноту широко открытыми глазами, чувствуя, как
где-то в глубине рождаются тени-образы, как в звездной дали слабо светит
маленькое солнце, и что-то старается, старается взлететь, распахнув черные
драконьи крылья, старается - и обессиленно погружается в черноту, как рыбы
под высоким берегом Иордана.
И гудели, гудели в голове, печально звенели в ночи чеканные слова,
заставляя беззвучно шевелиться пересохшие губы...
"Я человек, испытавший горе от жезла гнева Его... Он повел меня и
ввел во тьму, а не во свет... Измождил плоть мою... Огородил меня и
обложил горечью и тяготою... Посадил меня в темное место, как давно
умерших... Окружил меня стеною, чтобы я не вышел, отяготил оковы мои...
Извратил пути мои и растерзал меня, привел меня в ничто..."
Он тихо плакал в темноте, а за стеной вздыхала мама.

Смерть деда Саши потрясла Павла. Уже потом он узнал, что дед умер
легко, словно заснул, как вообще умирали люди Лесной Страны, но умер всего
лишь в сто семь лет, намного не дотянув до положенного человеку Создателем
срока.
Гроб стоял посредине Восточного храма, горело много свечей, хотя в
узкие окна под высоким деревянным потолком светило утреннее солнце. Люди
вокруг крестились и что-то шептали, и слезы текли по бледному и красивому



маминому лицу, и опустил глаза отец, подергивая свои рыжеватые усы, и
Посвященные в белых накидках с золотистыми крестами на груди и спине
ходили друг за другом вокруг гроба и славили Создателя, а у стены, в
отдалении от всех, стояла неподвижная фигура в черном, с низко надвинутым
на лоб капюшоном. Павел впервые увидел Черного Стража и испугался его.
Когда гроб выносили из храма - лицо деда Саши при этом продолжало
оставаться безучастным и спокойным, - Павел вырвал свою ладонь из маминой
руки, побежал за гробом и вдруг упал в оцепенении - и очнулся только дома
от прикосновения ко лбу влажного холодного полотенца.
Смерть деда заставила его задуматься о том, зачем живут люди. Зачем
Создатель дает людям жизнь и зачем отнимает ее, и куда уходит человек
после смерти? "Редеет облако, и уходит; так нисшедший в преисподнюю не
выйдет, не возвратится более в дом свой", - утверждал сказочный библейский
Иов, но так ли это на самом деле? Не восстанут ли в определенный
Создателем час все умершие со дня создания мира, не соберутся ли на берегу
Иордана и не будут ли жить вечно в Лесной Стране?
Вопросы, вопросы...

Однажды, после Октября Свирепых Волков, когда Павлу исполнилось
двенадцать лет, мама опять, как и каждый месяц, повела его к Колдуну.
Вновь и вновь Колдун водил ладонями над его головой, вновь, как уже
десятки раз ранее, призывал заговорить, но все попытки были напрасными.
Павел молчал, только вздрагивал и издавал горлом какие-то кашляющие и
стонущие звуки. Язык не хотел слушаться его.
Они уже собирались домой, Колдун вздыхая, заливал водой дымящиеся
травы в кувшинах, когда к воротам подъехала телега и два врача осторожно
внесли на носилках бледного Йожефа Игрока. Длинные костлявые руки Йожефа
беспомощно свисали с носилок, на белой ткани, обмотанной вокруг головы,
проступило засохшее кровавое пятно.
Врачи рассказали Колдуну о том, что произошло. Йожеф работал у
пристани в бригаде, укреплявшей набережную накануне сезона дождей. Кто-то
из стоявших наверху, на высоком берегу Иордана, нечаянно выпустил из рук
тяжелый камень, тот полетел вниз и угодил в голову подходившему к лестнице
Йожефу. Его быстро привезли к врачам, те сделали, что могли - промыли
рану, извлекли осколки черепа, прижгли настойкой огонь-травы, перевязали и
обеспечили полный покой. Но прошло уже три дня, а Йожеф никак не приходил
в сознание, и пульс становился все реже и реже. Пробовали взбодрить Йожефа
водкой, вдували в ноздри растолченные зерна болотных ягод, окуривали едким
дымом горящих лесных роз, но никакие усилия не помогали. Йожеф холодел,
едва дышал и чувствовалось, что он не собирается возвращаться из-за черты.
Колдун задавал короткие быстрые вопросы, разматывая повязку на голове
Йожефа, жена Йожефа, Светлана, стояла в углу, обхватив лицо ладонями и
раскачиваясь из стороны в сторону, врачи сначала виновато пожимали
плечами, а потом вышли за дверь и закурили в коридоре, а Павел с мамой
тихо сидели у стены, глядя на заострившееся лицо Йожефа.
Колдун напрягся, провел ладонями, будто глядя, над головой парня -
раз, другой... Помассировал пальцы, потом словно вынул что-то из воздуха и
резко бросил в рану, еще и еще раз провел ладонями. Закрыл глаза, на его
морщинистом лбу выступили капли пота. Вновь поймал что-то в воздухе,
поднес к ране. Его пальцы дрожали от напряжения, всегда доброе лицо было
строгим и почти неузнаваемым. Склонился над Йожефом, чуть ли не ввинчивая
пальцы в рану, внезапно шумно выдохнул, открыл глаза и покачал головой.
Светлана рухнула на колени, с плачем поползла к Колдуну, ее длинные
черные волосы свисали до пола, закрывая лицо. Колдун еще раз шумно
выдохнул воздух, печально поднял брови, обвел комнату глазами и вдруг
встретился взглядом с застывшим от боли Павлом. Поманил его согнутым, все
еще дрожащим от напряжения пальцем, и прошептал: "Пробуй, Павел,
пробуй..."
Светлана застыла посреди комнаты, подняв голову и резко прервав
рыдания, а Павел отпустил платье мамы, встал и медленно подошел к Йожефу.
Врачи, тесня друг друга плечами, переминались в дверях.
Павел вгляделся в бледное лицо с впавшими закрытыми глазами, острым
носом и тонкими синими губами, сосредоточил взгляд на точке чуть повыше
переносицы Йожефа - и поток чужой боли, которую он ощутил, когда Колдун
совершал свои манипуляции, вдруг, словно прорвав плотину, хлынул в него,
чуть не захлестнув собственное сознание Павла.
Павел застонал от этого неожиданного напора чужой боли, но, сначала
неуверенно, пробуя, ошибаясь и снова пробуя, сумел отвести эту боль от
своего сознания, направить в обход, следя за тем, чтобы течение было не
слишком медленным и не слишком быстрым, и одновременно представляя,
сосредоточенно глядя на лоб Йожефа, как навстречу этому потоку боли,
скользя над ним, стремится длинное извилистое белое облачко теплоты. Поток
вошел в берега, стал иссякать, а облачко теплоты, постепенно сгущаясь и
заполняя безликое пространство, все уплотнялось и уплотнялось...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Шпионский роман
Акунин Борис
Шпионский роман


Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


Злотников Роман - 2012. Точка перехода
Злотников Роман
2012. Точка перехода


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека