Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

– Когданибудь я покажу тебе ее, – с грустью проговорил землянин, понимая, что едва не обидел Весту. – Обязательно покажу.
Люди, живущие в Морсвиле, даже не могли себе представить подобное количество воды. Вода для них – величайшая драгоценность, добываемая из глубоких скважин. Описания озер, морей и океанов местные жители считали сказкой. Обитатели пустыни не верили ни единому слову чужаков.
Храбров опустился в ванну, а Веста провела рукой по груди юноши и поцеловала его в шею.
– Веста, – тяжело вздохнув, сказал русич. – Ты очень добрая, ласковая. Мне хорошо с тобой. Но я не хочу тебя обманывать. Между нами…
Оливийка приложила палец к губам Олеся.
– Не надо, – покачала головой девушка. – Я люблю тебя, и мне не нужно никаких клятв и обещаний. Счастье так хрупко и ненадежно, не вспугни его…
После ужина, оставив женщин в «Грехах и пороках», земляне отправились на кладбище Нейтрального сектора. В Морсвиле редко хоронили людей по общепринятым законам. Куда чаще трупы выбрасывали в пустыню или оставляли гнить в заброшенных домах и подвалах, а то и прямо на улицах, но этот район являлся исключением.
Пройдя около полукилометра и обогнув пятиэтажный дом, наемники увидели ровные ряды обтесанных камней.
Когдато здесь был парк, но ударная волна взрыва вырвала с корнем все деревья, а световое излучение иссушило пруд и каналы. Пустыня и палящие лучи белой звезды окончательно превратили это место в иссохшую равнину.
– Где могила? – поинтересовался Жак, оглядываясь по сторонам.
– В дальней части кладбища, – ответил Храбров. – Хоронят здесь редко…
В это время из соседнего дома вышло странное существо и неторопливо направилось к наемникам. Вскоре воины сумели разглядеть мутанта. У него были массивная квадратная челюсть, вместо носа две дыры, глаза на разной высоте, один зрачок узкий, звериный, губы разорваны, череп лысый с вмятинами и шрамами. Одна нога морсвилца была намного короче другой и потому, мужчина сильно хромал, непропорционально длинные руки свисали почти до земли. В то же время сразу чувствовалось, что тасконец обладает огромной физической силой.
– Что за образина? – не удержался от возгласа француз.
– Тихо! – прошипел русич. – Кошмарный Дол оказал нам немало услуг. Рискуя жизнью, он принес сюда Ридле и похоронил его почеловечески…
– Решили навестить своих друзей? – бесстрастно прохрипел оливиец. – Их могилы в отличном состоянии. Я приглядываю за ними. Идемте, покажу…
Наемники направились вслед за мутантом. Вскоре они замерли перед тремя скорбными камнями. Морсвилец начертал на них имена погибших землян. Ирония судьбы – воинов спасли на далекой планете, доставили сюда, и теперь отчаянные бойцы лежат на кладбище полуразрушенного города.
– Мы еще должны тебе денег? – уточнил Аято.
– За все заплачено на несколько лет вперед, – вымолвил Кошмарный Дол.
Постояв молча несколько минут у могил участников первой экспедиции, японец достал флягу с вином, сделал глоток и задумчиво проговорил:
– У меня из памяти никак не выходят последние слова Агадая. Мы действительно не наемники, а рабы. Стабилизатор держит нас прочнее любой цепи, как псов для травли диких зверей. Я не хочу всю оставшуюся жизнь пресмыкаться перед высокомерными, напыщенными болванами с Алана! Следует взять острый кинжал и вспороть себе живот на глазах у аланцев! Нет ничего дороже чести!
– В твоих словах есть доля истины, – согласился Олесь. – Но что и кому ты докажешь? Скоро на Таскону доставят новую партию землян. Устилая пустыню трупами, захватчики двинутся к оазисам. Смерть одного человека, даже ритуальная, ничего не изменит. Надо заставить командование и десантников уважать нас. Мы должны бороться. Свобода не дается легко. Если представится шанс, я его не упущу.
– Вот это правильно! – поддержал Храброва де Креньян. – Лучше наслаждаться жизнью, чем лежать на дне могилы. Покойнику все равно – раб он или нет. Давайте вернемся в заведение Броуна и от души помянем наших товарищей. Хочется напиться и забыть о проблемах. Аланцам не удастся превратить меня в рабочий скот.
Быстрым шагом друзья двинулись в обратный путь. Сириус уже коснулся горизонта, и дома на западе окрасились в желтооранжевые цвета, зеленоватое небо приобрело густой синий оттенок. Улицы Морсвила постепенно оживали. В городе наступало самое благодатное время. Удушающая жара спала, и жители с наслаждением вдыхали прохладный воздух. До наступления темноты есть еще несколько часов, и оливийцы торопились выполнить важные насущные дела.
В дальних кварталах сектора сохранилось несколько крытых оранжерей, где выращивались фрукты и овощи. При хорошем поливе урожаи получались довольно внушительными. Исходя из пояснений Нила, гдето на северозападе тасконцы даже содержали в стойлах конов. Пастбищ в Морсвиле, разумеется, не было и траву приходилось заготавливать в крытых специальных сооружениях.
Жизнь в городе нелегка и держится на трудолюбии и упрямстве тасконцев. Ограниченные запасы воды и пищи поддерживают численность оливийцев в определенных границах. Многодетных семей здесь нет. Постоянные стычки и поединки уменьшают численность населения, но дети рождаются часто, хотя их судьба незавидна. Голод и болезни убьют четверть малышей до достижении юными морсвилцами пятнадцатилетнего возраста. Бывали случаи, когда матери продавали ребенка вампирам на съедение, чтобы хоть както накормить и спасти от гибели остальную семью…
Два дня пролетели, как одно мгновение. Наемникам настала пора возвращаться на космодром, время отдыха истекло. Веста провожала Олеся до выхода из города. Девушка являлась наполовину гетерой и имела беспрепятственный доступ в их сектор.
Само собой, землян встретила Тиун. Без нее чужаков из Морсвила никто не выпустит. Шествуя по улице, тасконка тихо заметила:
– Я рада, что здравый смысл восторжествовал. Юн Флоун – умный человек и принял единственно верное решение. Но в будущем будьте осторожны. Ваши поединки на арене не закончились. Непобедимых бойцов нет, а желающих свести счеты с наемниками здесь немало. Одна ошибка – и чьято голова окажется на подносе у вампиров. Они обожают свежие человеческие мозги.
– Фу, какая гадость, – скорчил гримасу маркиз. – Давайте лучше поговорим о чемнибудь более приятном. Например, о женщинах. Здесь столько красоток…
– И половина проткнет тебе брюхо стоит до них дотронутся, – с серьезным видом вымолвила Зенда. – Внешность обманчива. Попридержи лучше язык, а то можешь нарваться на схватку прямо сейчас. У моей соперницы Глен немало решительных бойцов и мы сейчас идем по территории воинственных гетер.
Спорить с оливийкой Жак не стал. Тиун гораздо лучше знает обстановку в этом районе. Взгляды у тасконок были действительно не очень доброжелательные, посему следовало остеречься.
Спустя полчаса показались бескрайние просторы пустыни Смерти. Унылые, желторыжие барханы, полное отсутствие растительности и огромный сверкающий диск Сириуса на востоке. Стоило поспешить, поскольку идти по пескам в полуденный зной – сущее мучение.
Веста со слезами на глазах прильнула к груди Храброва.
– Не хочу расставаться, – прошептала девушка. – Возьми меня с собой. Скажешь аланцам, что я твоя рабыня, наложница. Они поверят…
– Мы сами невольники, – горько улыбнулся русич. – В любой момент нас могут уничтожить, как ненужный отработанный материал. Что будет тогда с тобой? В Морсвиле ты пока в безопасности.
Юноша поцеловал оливийку в губы и побежал догонять друзей.
Конечно, Весту можно было бы взять с собой, но командование базы постоянно искало слабые места в позиции землян. Пока полковник Олджон никак не мог надавить на наемников, поскольку воины держались довольно независимо, а приказа их уничтожить, офицер не получал. Кроме того, сразу возникнет проблема с проводниками – выходить в пустыню в одиночку десантники побаивались. Появление же Весты в лагере связало бы Олесю руки, и Храбров не хотел давать Олджону лишние козыри.

* * *

С тех пор прошло еще почти три месяца. Отношения с командованием экспедиционного корпуса у землян не сложились. Полковник и его офицеры постоянно подчеркивали, что наемники находятся здесь на положении рабов. На базе им выделили отдельный участок, построили пару бараков и огородили от аланской территории колючей проволокой.
Договор с советником Делонтом соблюдался, но далеко не по всем пунктам. Однажды десантники даже попытались провести разведку без землян и результаты оказались плачевными – рота аланцев попала в ловушку песчаного червя, потеряла шесть человек и была вынуждена вернуться ни с чем.
Между тем, люди постоянно прибывали на базу и на ней скопилось около трех тысяч десантников и тысячи колонистов. Места стало катастрофически не хватать. Многие аланцы жили в палатках или прямо под открытым небом, мучаясь от дневного зноя и ночного холода. Все ждали прибытия транспорта с новой партией воиновдикарей – именно они должны были проложить дорогу могущественной цивилизации к первому оазису.
За минувшие восемь декад Олджон лишь дважды выпустил наемников за пределы лагеря. Само собой, земляне тотчас отправились в Морсвил – средств на вино, дорогую еду и женщин де Креньян и Аято не жалели. Олесь все время проводил в обществе очаровательной Весты. Девушка ему очень нравилась, и оставлять её Олесь не собирался. Русич боялся обидеть оливийку своим невниманием, ведь она любила наемника.
Как и предупреждала Тиун, состоялся еще один поединок с участием землян. Тино вызвал на бой задиристый здоровенный парень из сектора чистых. Морсвилец был на полторы головы выше японца и не сомневался в своих силах. Расплата за излишнюю самоуверенность последовала незамедлительно – воспользовавшись неповоротливостью противника, самурай ушел изпод удара и пронзил наглецу сердце. Тело убитого еще долго лежало на ристалище – представители клана не слишком торопились хоронить мертвого товарища. Похороны в условиях Морсвила – слишком хлопотное дело…
Отдохнув в городе четыре дня, наемники отправились обратно на базу.
Недоверчиво покачав тяжелой головой, Жак остановился, снял флягу с пояса и сделал несколько больших глотков вина.
– Чтото у меня все расплывается в глазах, – устало произнес француз. – Сколько мы идем? Часа четыре, пять? Проклятие! Когда же будет космодром? Я ужасно хочу спать.
– Ты бы пил поменьше, – рассмеялся Олесь, замедляя шаг.
– Ты не прав, – возразил де Креньян. – В нашей жизни очень мало радостей, и пользоваться ими необходимо без ограничений. Аланцы привозят с собой не вино, а лошадиную мочу. Только у Броуна я могу отведать настоящий нектар богов. Зря мы отправились на базу сегодня, следовало бы задержаться на пару деньков…
– Олджон и так будет возмущаться и кричать, – заметил русич. – Мы опоздали на сутки, а транспорт на подходе. Думаю, он сразу бросит наемников в бой.
– Не напоминай мне об этом болване, – замахал руками маркиз. – Клянусь честью, однажды я его прирежу!
Между тем, Аято поднялся на гребень бархана и остановился. С трудом, передвигая ноги, друзья медленно карабкались наверх. Жак отряхнул с одежды песок, выпрямился и с облегчением выдохнул:
– Наконецто! Могли бы построить космодром и поближе к городу.
Внизу, примерно в километре от друзей, раскинулась огромная база аланцев. Трехметровая каменная стена с бойницами, ряды колючей проволоки, десятки пулеметных вышек, массивные главные металлические ворота. Издалека доносился гул двигателей и генераторов, вырабатывающих электрический ток. Справа и слева в песке отчетливо виднелись предупредительные знаки о минных полях. Немного отдохнув, земляне уверенно зашагали к лагерю.
Аланцы перебросили на планету пять бронетранспортеров, и теперь иногда выезжали за территорию космодрома, не опасаясь стать кормом песчаного червя. Впрочем, дальше, чем на десять километров разведка не проводилась. Десантники даже не представляли, как выглядит Морсвил.
Воинов заметили и в воротах открылась маленькая калитка. Из нее выбежали четверо охранников в тяжелых бронежилетах, шлемах с низко опущенными темными забралами. В руках они сжимали автоматические карабины. Солдаты воспринимали Таскону, как чужой, враждебный мир и постоянно готовились к отражению атаки противника. Наемники к этому уже привыкли. Проходя мимо застывших в тревожном ожидании аланцев, де Креньян небрежно обронил:
– Расслабьтесь, ребята. Кроме нас, здесь никого нет. Оливийцы заняты своими делами.
Десантники никак не отреагировали на слова француза. Вскоре земляне уже шагали по бетонному покрытию базы. Здесь поддерживался идеальный порядок, и дежурные постоянно сметали с дорожек песок. Показалась группа офицеров. Первым шел высокий светловолосый мужчина, явно начальник. Фуражка с высокой тульей низко опущена, козырек скрывает глубокие узко поставленные глаза. Бледные узкие губы плотно сжаты от гнева, по квадратным, тяжелым скулам бегают желваки. Похоже, что это и есть командир экспедиционного корпуса.
Остальные трое аланцев покорно семенили за своим начальником – лизоблюдов и подхалимов хватает в любом обществе, даже в самом цивилизованном. Широко расставив ноги и заложив руки за спину, Олджон громко проговорил с нескрываемым презрением:
– Вы – грязные, подлые скоты! Неужели после случившегося ктото посмеет утверждать, что земляне тоже люди? Они дикари, варвары, недоноски! Никакая программа обучения не сделает из них полноценных существ!
– Сколько эпитетов для трех рабов! – иронично усмехнулся самурай. – Полковник, с вашим красноречием надо добиваться более высокой степени посвящения, а не прозябать на унылой, заброшенной планете.
От подобной наглости офицер потерял дар речи. Он судорожно хватал воздух ртом, пытаясь подыскать подходящий и достойный ответ, но отыскать нужные слова никак не получалось. После секундной паузы, командир корпуса все же пришел в себя и зло процедил сквозь зубы:
– Я прикажу расстрелять вас за опоздание!
– Верное решение, – кивнул головой маркиз. – А потом вы сами проведете десантников к Тишиту. Да и какой смысл угрожать смертью тем, кто уже давно умер?
– Мерзкое отродье! – прошипел Олджон. – Когданибудь вы заплатите за эти слова! Идите и проспитесь! Если не будете готовы к походу в срок, я с чистой совестью каждому пущу пулю в затылок. И будьте уверены, рука у меня не дрогнет!
– Не сомневаюсь, – с равнодушным видом сказал Жак.
Наемники, как ни в чем не бывало, поплелись к баракам. Угрозы полковника их ничуть не пугали. Они скорее погибнут в бою с властелинами пустыни или на ристалище Морсвила, чем от оружия аланцев. Командующий экспедиционным корпусом без приказа сверху не решится уничтожить землян – без надежных проводников колонизация планеты будет невозможна, а люди все прибывают и прибывают на Таскону.

Глава 4
ВЛАСТЕЛИНЫ ПУСТЫНИ

Челнок медленно опускался на посадочную площадку. У судна вышла из строя половина приборов – малейшая ошибка, и корабль упадет на базу с высоты в семьсотвосемьсот метров. Что тогда произойдет – лучше не думать: топлива на корабле немного, но вполне достаточно для того, чтобы превратить половину базы в пылающие развалины. Восстановительные работы займут несколько месяцев.
На всякий случай десантники и колонисты держались подальше от места приземления. Использовать гравитационные суда на Тасконе было совершенно невозможно – они маловместительны и быстро выходят из строя от планетарного излучения, природа которого до сих пор не изучена, хотя группа ученых работала над этой проблемой уже не менее полугода. Придумать хоть какуюто защиту от лучей, уничтожающих электронное оборудование, пока так и не удалось.
Наконец, челнок аккуратно коснулся прочными стойками покрытия космодрома. Двигатели корабля тотчас смолкли, на мгновение воцарилась тишина. Посадка прошла удачно, и база мгновенно ожила. Взревели генераторы, забегали люди, из ангаров выехали транспортеры и погрузчики. К судну тотчас бросилась бригада техников и механиков. Этим парням предстояло за несколько дней поменять на судне всю аппаратуру. Через семь, максимум восемь суток челнок должен стартовать на орбиту – график полетов установлен исключительно жесткий.



Из днища корабля опустилась массивная, широкая лестница. По ней на Таскону начали сбегать десантники с полным вооружением – каждый батальон аланцев высаживался на базу так, будто собирался ее штурмовать. Люди останавливались, поднимали забрала шлемов и с восхищением разглядывали уходящие за горизонт песчаные дюны, каменные постройки лагеря и пылающий на синезеленом небосводе гигантский диск Сириуса.
Многие солдаты всю жизнь провели на космических станциях и видели пейзажи Алана только в голографических фильмах. Сбылась их многолетняя мечта – они ступили на настоящую планету и совсем неважно, как она выглядит. Теперь десантники будут драться за свой новый дом до последнего.
Командиры с большим трудом построили подчиненных и увели в казармы. Пришло время заняться самым важным делом….
Из трюма судна вывели наемников. Сразу было видно, что Делонт собирал их в разных регионах Земли – воины сильно отличались друг от друга по внешности и цвету кожи. Экипаж челнока бесцеремонно подгонял варваров, стараясь побыстрее начать восстановительные работы. Между тем, технический персонал базы загружал транспортеры боеприпасами и оружием дикарей, доставленных на Таскону.
Храбров, де Креньян, и Аято стояли в стороне и в ход событий не вмешивались. Свою приветственную речь еще не сказал Олджон. В сопровождении четырех офицеров полковник неторопливо подошел к наемникам.
– Выстроиться в одну шеренгу! – громко скомандовал лейтенант Блонд, адъютант командира корпуса, слащавый, завистливый и высокомерный мерзавец.
Похоже, земляне плохо себе представляли что такое «шеренга». Аланцы снисходительно наблюдали за возней дикарей. Сделав небрежный жест рукой, Олджон заметил:
– Я же говорил – тупой рабочий скот, который не следует жалеть! По уровню интеллекта они уступают даже местным мутантам! Варвар всегда останется варваром, никакой научный проект не исправит этого. Делонт – идеалист.
Полковник сделал несколько шагов вперед, заложил руки за спину и произнес:
– Земляне, уверен, вам уже объяснили на «Гиганте», что такое программа «Воскрешение». Мы вытаскиваем мертвецов с дикой планеты и дарим им новую жизнь. Благородная миссия! Этот мир нуждается в освоении, огромные пространства пропадают зря. К сожалению, он населен кровожадными, злобными существами, оказывающими отчаянное сопротивление. Сломить его доверено смелым и опытным воинам. Теперь вы – солдаты могущественного государства Алан. Будьте достойны высокой чести!
Олджон сделал небольшую паузу. Торжественная часть закончилась. Чтобы у дикарей не возникало иллюзий, им сразу надо указать на занимаемое наемниками место в здешней нехитрой иерархии.
– Попрошу запомнить главное! – продолжил командир корпуса. – В вашу кровь введен специальный препарат. До поры до времени вещество совершенно безвредно, но ровно через тридцать суток начинается процесс распада. Человек умирает в страшных мучениях. Чтобы этого не произошло, периодически вводится стабилизатор, без которого вы не сможете выжить. Это своего рода страховка от побегов и мятежей. Считайте себя наемниками. Захватите оазис – получите имущество «врагов», их женщин. Оружие, продовольствие и вино мы обеспечим…
Призывно махнув рукой Олесю, Жаку и Тино, полковник вымолвил:
– А теперь я хочу представить вам первых землян, высадившихся на Оливии. Взгляните на их бодрый, уверенный вид. Полгода они живут здесь и чувствуют себя превосходно. Дальнейшие пояснения получите от своих соотечественников.
Офицер повернулся к воинам и со злорадной усмешкой добавил:
– Через двое суток начинаем выдвижение к Тишиту. Пора расселять колонистов. Они хотят получить хороший, плодородный участок земли.
– Но мы не успеем подготовить вновь прибывших к сражению, – возразил самурай. – Необходимо дней десять на отработку совместных действий и тренировки…
– Два дня, – процедил сквозь зубы Олджон. – Сюда привезли умелых бойцов, а не новичков. Если наемники окажутся слабы, значит программа Делонта далека от совершенства. Я подготовлю соответствующий рапорт после атаки на оазис.
Сразу чувствовалось, что полковник не испытывает особой любви к советнику и это было неудивительно. В аланской иерархии между ними лежала пропасть. Посвященные делились на пять степеней, и если Барт принадлежал к первой, то офицер – к последней, пятой.
Спорить с командиром экспедиционного корпуса не имело смысла – принятое решение он уже не изменит. Ему необходимо побыстрее отчитаться о захвате Тишита, а сколько при этом погибнет десантников и землян, уже не важно. Алан располагает большими людскими ресурсами и быстро восполнит потери.
Японец подошел к наемникам и крикнул:
– Следуйте за мной!
Толпа воинов двинулась за тройкой ветеранов. Десантники снисходительно наблюдали за землянами. Какой прок от них в бою? В деле пехотинцы еще не видели ни одного варвара. Рассказ о первой экспедиции оброс слухами и неточностями и в него мало кто верил.
Между тем, наемники миновали казармы, обогнули боксы с техникой и достигли выделенной им территории. Сразу бросалась в глаза колючая проволока, охранники с оружием у входа и неказистые бараки, сделанные из твердого пластика. Аято остановился у ближайшего дома, повернулся к воинам и скомандовал:
– Строиться в две шеренги! И побыстрее! Что вы двигаетесь, как дохлые мухи?
Вскоре земляне застыли перед Тино. В глазах многих читались непонимание и злость. Они не привыкли к подобному обращению у себя на родине.
Дождавшись тишины, японец произнес:
– Забудьте тот бред, что нес полковник Олджон, и слушайте меня внимательно. Мы не просто наемники, мы – рабы. Ваша жизнь ровным счетом ничего не стоит. Алан хочет захватить эту планету нашими руками. Командованию плевать, как много землян погибнет в этой пустыне. Через шесть месяцев, а может и раньше, сюда доставят новую партию наших соотечественников.
– А офицер не врет про препарат? – раздался чейто голос.
– Нет, – мгновенно отреагировал Аято, закатывая рукав и показывая отметины на локтевых сгибах. – Они надежно привязали нас к себе, от этого проклятия не избавишься. Полгода назад у нас на глазах умер… товарищ. Его мучения были ужасными. Без запасной ампулы стабилизатора уходить далеко от базы я вам не советую. А теперь запомните, мое имя – Тино, рядом со мной стоят Олесь Храбров и Жак де Креньян. Можете не исполнять приказы аланцев, но наши требования – закон!
– Почему? – раздраженно сказал высокий широкоплечий темнокожий воин – Я был вождем большого племени и не собираюсь подчиняться, кому попало. Если вы служите господам несколько месяцев, то это не значит, что имеете права на командование. Здесь наверняка есть и более достойные люди.
По рядам прошел одобрительный гул. Наемники зашевелились. Ктото даже попытался покинуть строй. На лице у самурая не дрогнул ни один мускул. Аято неторопливо подошел к смутьяну и, глядя ему в глаза, спросил:
– Как тебя зовут?
– Пага Диоф, – проговорил землянин, не испытывая ни малейшего страха.
Ему нечего было бояться – желтолицый воин едва достигал подбородка наемника. Такого можно убить одним ударом кулака!
– Я объясню, почему вы должны меня слушаться, – спокойно, не повышая голоса, сказал японец. – Вопервых, когда мы высадились на Таскону, группа насчитывала восемь землян. Как видишь, теперь нас трое. Остальные давно гниют в могиле. Вовторых, ты даже не представить не можешь силу мутантов, с которыми предстоит сражаться. Втретьих, армия выступает в поход через два дня, а без проводника и вас, и аланцев сожрут песчаные черви, огромные хищники, обитающие в пустыне. Сорок самоуверенных болванов станут лишь легкой закуской для чудовища. Можете поверить, таких монстров на Оливии тысячи. И, наконец, четвертое… – Тино ловко вытащил изза спины меч и поднес к горлу темнокожего вождя. – Я могу лично отрубить твою безмозглую башку. Не люблю болтунов.
В зрачках Диофта мелькнул страх, но виду он не подал. В самообладании наемнику не откажешь. Изобразив снисходительную улыбку, Пага заметил:
– С оружием в руках кто угодно будет диктовать условия.
Аято небрежно махнул рукой де Креньяну:
– Жак, дай новичку клинок.
Маркиз пожал плечами, вытащил из ножен меч и вонзил его в землю.
– Не вздумай ранить этого здоровяка, – произнес француз. – По виду он силен и вынослив, такие нам пригодятся…
Самурай не отреагировал на слова товарища.
– Ну, покажи, на что ты способен, – предложил Диофу Тино. – Я жду. Продемонстрируй мастерство. Докажи свое право на лидерство.
– С удовольствием, – усмехнулся землянин, беря оружие и сбрасывая выданную аланцами куртку.
Вождь приблизился к японцу и сходу нанес мощный прямой удар сверху. Увернуться было необычайно сложно. К удивлению наемников, самурай легко ушел в сторону и аккуратно, почти незаметным движением, зацепил кончиком клинка правую руку противника.
Воин вскрикнул от боли, по коже потекла струйка крови, но Диоф бросился в новую атаку. Результат оказался еще плачевнее – он проскочил мимо врага, а тот сделав подсечку, заставил наемника упасть лицом в песок. Не давая землянину подняться, Тино наступил ногой ему на спину и приставил меч к затылку. Не выражая радости, японец сказал:
– Подобная ошибка будет стоить вам жизни. В отличие от меня любой здешний мутант без сострадания размозжит голову чужака огромной дубиной. Если хотите жить, слушайте и учитесь. Наша сила в единстве. Все споры, разногласия, обиды необходимо оставить здесь. В бою мы – одно целое. Прикроете спину партнеру, и он ответит вам тем же. Бросите его на произвол судьбы – умрете оба. На помощь аланцев не надейтесь – для них мы всего лишь рабы…
Де Креньян забрал оружие у Паги, и Аято тотчас отпустил поверженного противника. Отряхивая песок с лица, вождь униженно поплелся в строй. То и дело он с ненавистью поглядывал на самурая. Подобные оскорбления не забываются.
– Еще ктонибудь желает? – осведомился японец.
Искушать судьбу никто больше не хотел. В следующий раз Тино не станет шутить, и вряд ли аланцы накажут его за убийство…
После обеда земляне приступили к тренировкам. К этому времени служба обеспечения уже доставила необходимое снаряжение и оружие. Транспортеры ввезли на территорию лагеря огромную груду шлемов, лат, кольчуг, копий и мечей. От блеска доспехов и клинков слепило глаза. Выбор был огромен.
Ветераны в дележе не участвовали. Онито знали, что пригодится далеко не все. Ужасная жара заставит воинов избавиться от тяжелой ноши. Спустя час, наемники предстали перед своими командирами совсем в ином обличие – теперь земляне действительно напоминали настоящих бойцов.
– Первое испытание будет совсем простым, – улыбнулся японец. – Вы пять раз пробежите от одного ряда колючей проволоки до противоположного. Это около двух километров. Точно такое же расстояние нам придется преодолеть до деревни в сомкнутом строю. Если вы посчитаете какието вещи ненужными, не жалейте, бросайте их на песок. Вперед!
Первые метры были пройдены достаточно уверенно, но вскоре начались проблемы. Ктото уронил шлем, комуто стал не нужен массивный щит, посыпались на землю стальные наплечники и поножи. Тем не менее, выносливостью большинства воинов Аято остался доволен – сразу чувствовалось, что им доводилось не раз совершать длительные марши.
Особенно хорошо держались темнокожие наемники, арабы и выходцы из южных стран. Они привыкли к палящему зною и недостатку воды. Северянам приходилось тяжелее. Многие рыцари презирали пехоту и сражались исключительно на лошадях. Глядя на тяжело дышащих, обливающихся потом, опирающихся на копья людей, самурай заметил:
– До оазиса идти трое суток. Атаковать придется с ходу. Подумайте хорошо над моими словами. Не слишком ли много вы на себя навешали? Не стану лгать, мы полгода назад допустили ту же ошибку, и повторять ее не стоит. Часть снаряжения, конечно, повезут бронетранспортеры… Сейчас часовой отдых, а затем начнем тренировать боевые навыки.
Абсолютное большинство землян оказались профессиональными солдатами. Чтобы не нанести друг другу раны, воины сражались обломанными древками копий. Аланцы с высокомерным любопытством наблюдали за действиями наемников – подобного зрелища не увидишь ни в одном голографическом фильме.
Тренировки варваров не прекращались до самого вечера. То и дело слышались глухие удары палок о щиты и шлемы. Не обошлось без ссадин и легких царапин, но на подобные мелочи никто не обращал внимания – раньше земляне участвовали в сражениях, где одновременно бились десятки тысяч солдат.
Тем не менее, в отряде оказалось шесть человек, вообще не способных держать в руках оружие. Надо полагать Делонт подобрал разбойников, промышляющих грабежом на дорогах. В решительности таким бойцам не откажешь, а вот умения маловато.
Олесь и Жак занялись обучением этой группы, но времени уже не хватало. Весь следующий день наемники оттачивали полученные навыки и готовились к походу. Люди не успели даже толком познакомиться и разговаривали друг с другом лишь в случае крайней необходимости. Многие воины были выведены из состояния криогенного сна перед самой высадкой на планету. Пленников перевели с транспорта на станцию, а оттуда сразу на челнок, летящий к Тасконе. К сожалению, пройти полную программу развития интеллекта получилось далеко не у всех, и Олесь с друзьями понимал, что трудности, которые возникнут во взаимоотношениях с подопечными, будет очень сложно преодолеть…

* * *

Едва край Сириуса показался изза горизонта, как база ожила. Взревела сирена – знак общей тревоги. Десантники в полном боевом облачении строились поротно – в поход на Тишин отправлялся полк аланцев, почти полторы сотни солдат. Сила немалая, особенно если учесть поддержку четырех бронетранспортеров. Машины уже давно вышли из боксов и остановились у главных ворот. Здесь же разместились два гусеничных вездехода, нагруженные материалами для постройки базы – все было предусмотрено.
Возглавлял экспедицию сам Олджон. В полевой форме, защитном шлеме и легком бронежилете полковник выглядел довольно эффектно. Сразу было видно, что офицер упивается властью и безумно нравится себе в роли полководца, ведущего армию на завоевание дикого мира!
Наконец, появился отряд наемников. Внешне земляне мало, чем отличались от десантников – такая же пятнистая, песчаного цвета камуфляжная форма, высокие ботинки, широкополые шляпы. Кольчуги, латы, наручи спрятаны под одежду – это была необходимая мера предосторожности от ожогов. На спину воины приторочили мечи, щиты, шлемы, на поясах кинжалы и обязательные фляги с водой.
– Задерживаетесь! – выкрикнул Олджон наемникам, показывая на часы.
– Нам необходимо сложить часть снаряжения в машины, – вымолвил Аято. – Позволите сделать это прямо сейчас?
– Неужели вы так слабы физически? – снисходительно усмехнулся офицер. – Нам предстоит преодолеть всего восемьдесят километров. Это немного…
– Мы не на Алане, а в пустыне Смерти, – спокойно возразил самурай. – Через тричетыре часа люди будут еле передвигать ноги, и начнут терять сознание. У моих бойцов тяжелые доспехи. Можно или нет? Я так и не услышал ответа!
– Ладно! – махнул рукой командир корпуса. – У меня сегодня хорошее настроение. Только не загромождайте машины доверху!
Последнее замечание Тино пропустил мимо ушей. Японец повернулся к землянам и громко скомандовал:
– Щиты погрузить на транспортеры, и побыстрее!
Наемники тотчас бросились к машинам. Олджон с удивлением смотрел на варваров. За двое суток они преобразились – приказы Аято выполнялись молниеносно, без пререканий и возражений. И как ему заставить варваров уважать себя за такой короткий срок?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Василенко Иван - Весна
Василенко Иван
Весна


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека