Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

— А тебе было хорошо?
— Очень хорошо, — ответила она сонным голосом.
— Я слышал, если мужчина кончает слишком быстро, женщина не получает никакого удовлетворения. Она улыбнулась снисходительно:
— Не правда. Может быть, женщины определенного сорта... Ты мне дал все, чего я желала.
— Ты не просто так говоришь, чтобы успокоить меня? — спросил он озабоченно.
— Конечно, нет. Я говорю тебе истинную правду. Мне никогда не было так хорошо, даже с Бобом. Я вполне удовлетворена.
— Я страшно рад, — прошептал он.
Она подвинулась к нему и поцеловала нежно.
— Я люблю тебя, — сказала она тихо.
— И я люблю тебя, — ответил он и вдруг добавил с ноткой удивления в голосе. — Знаешь, я думаю... я опять хочу...
— Постарайся не думать об этом. Больше одного раза за ночь вредно, это может вызвать серьезные нарушения, и ты навредишь своему здоровью.
— Потрогай меня еще, — попросил он. — Он опять твердый...
Она разрешила ему взять свою руку и положить туда. Ей показалось, что он высечен из камня. Она удивилась: даже Боб никогда не возбуждался вторично так быстро.
— Мне кажется... если только сегодня... второй раз, то ничего страшного не будет, а? — сказал он умоляюще. — Возьми меня... пусти к себе...
Она со вздохом покорилась, взяла его и помогла войти в себя. На этот раз он продержался дольше, но все равно взорвался в ней буквально через несколько минут. Он застонал от странной комбинации боли и наслаждения, когда его почти пустые железы напряглись, чтобы вытолкнуть из себя то, что в них еще оставалось.
Наконец, он буквально скатился с нее и лег рядом, тяжело дыша.
— Ты знаешь, — сказал он немного погодя, глядя на нее, — пожалуй, ты была права.
— Конечно же, я была права, — согласилась она и поцеловала его в щеку. — Теперь постарайся заснуть, — добавила она ласково. — Выспишься, отдохнешь и завтра все будет в порядке. Одного раза достаточно...
С этой ночи у них все так и происходило...
Глава 7
Увидев Джери-Ли, Берни спустился с вышки спасателей и подошел к ней.
Она расстилала полотенце в своем излюбленном месте.
— Ты не сердишься на меня за вчерашнее? — спросил он.
— А разве я должна сердиться? — улыбнулась она.
— Я вовсе не хотел...
— Все о'кей, — быстро сказала она. — Ничего страшного не случилось.
И вообще, мне тоже понравилось...
— Джери-Ли! — воскликнул он, пораженный.
— А что? Разве что-нибудь не так? Разве тебе не было хорошо? Он не ответил.
— Может быть, мне не дозволено получать удовольствие? — воинственно спросила она. — Или только мальчишки обладают чувствами?
— Но, Джери-Ли, девушкам полагается быть совсем другими...
Она рассмеялась.
— Если они другие, то они просто несчастные, лишенные радостей жизни создания, вынужденные делать то, что им вовсе не нравится!
— Знаешь, Джери-Ли, я тебя совершенно не понимаю. Один день ты такая, другой — совсем непохожая.
— Какая есть! И, по крайней мере, мои слова соответствуют тому, что я считаю в данный момент правильным, — сказала она. — И вообще, девушки, как известно, в этом возрасте меняются! — она откровенно смеялась над Берни. — А вот платье ты мне испортил основательно. Матери я сказала, что выплеснула что-то на себя в кухне, — она продолжала смеяться.
— Ничего смешного. Я из-за этого не спал всю ночь, чувствовал себя ужасно виноватым.
— Даже так? Не стоит терзаться. Просто в следующий раз будь чуть-чуть осторожней.
— Следующего раза не будет, Джери-Ли, — я обещаю, что больше не потеряю головы.
Она посмотрела на него испытывающе и чуть насмешливо.
— Обещаю, правда. Я слишком уважаю тебя...
— Ты хочешь сказать, что не станешь этого делать, даже если я захочу, чтобы ты...
— Но ты не можешь хотеть! — сказал он с убежденностью.
— Ну если ты так считаешь, тогда объясни, почему я позволила тебе все это вчера?
— Потому что и ты потеряла голову.
— Нет, Берни, причина совсем не в этом. Я позволила тебе все это только потому, что сама того хотела. Совершенно неожиданно для себя я вдруг поняла, почему последнее время чувствовала себя так странно, почему была такой нервной, взвинченной. Просто потому, что я все время старалась убежать от тех инстинктов, которые бушевали во мне.
— Бог мой, Джери-Ли! Ты просто не отдаешь себе отчета в том, что сейчас говоришь!
— Просто я сейчас предельно честна и с тобой и с собой. Я не желаю притворяться перед кем бы то ни было, а перед собой тем более мне не хочется. Может быть, именно теперь я смогу совладать со своими чувствами и переживаниями.
— Джери-Ли, хорошие девочки не позволяют себе так чувствовать. — Берни был крайне смущен и обеспокоен. — Может быть, тебе следует поговорить с кем-нибудь?
— С кем? С матерью? — спросила она, саркастически улыбаясь. — С ней я не могу говорить. Она никогда меня не поймет.
— Тогда что же ты собираешься делать?
— То же, что делаешь и ты, — она ухмыльнулась. — Возможно, со временем мы лучше поймем, что все это означает.
Он ничего не ответил и побрел к своей вышке. Весь день Берни наблюдал за Джери-Ли. Все произошло как-то не так, как положено. Он бесконечно сожалел, что начал все это с ней.
— Ты прочитала книжку? — спросил Мартин, когда она вернула ее.
— Конечно.
— И что ты думаешь?
— Есть места, которые я просто не поняла. Но большую часть времени я испытывала во время чтения сострадание ко всем им. Они произвели на меня впечатление таких потерянных и таких несчастных, независимо от того, что они делали.
— А что ты не поняла?
— Ну, ты сказал, что герои напоминают тебе твою собственную семью.
Но ты ничего общего не имеешь со Стадсом Лониганом.
— Я бы мог стать таким, как он, если бы позволил себе пить, как это делал он, — сказал Мартин. — А мои предки такие же лицемеры, как и его.
Они вечно потчуют меня расхожими истинами, а сами живут совсем не так, как требуют от меня.
— А ты никогда не пробовал с какой-нибудь девушкой так, как Лониган?
Мартин пунцово покраснел.
— Нет.
— А что-нибудь другое?
— Я... я... не понимаю, о чем ты, — сказал он, спотыкаясь на каждом слове.
— А я думаю, что отлично понимаешь. Он покраснел еще больше, хотя это, казалось, уже и невозможно.
— Бог мой, Джери-Ли, не надо... Люди не говорят о таких вещах и не задают подобных вопросов...
— Ты краснеешь. Значит тебе нравится?
Он не ответил.
— А как часто ты это делаешь?
— Джери-Ли! Так нечестно! А как бы ты себя чувствовала, если бы я стал задавать тебе такие же вопросы?
— Возможно, ты прав, — сказала она, подумав немного. — Я пошла в библиотеку и взяла пару книг Джеймса Фаррела. Он мне понравился.
Понимаешь, он, по крайней мере, честен.
— Он хороший писатель, — согласился Мартин. — Я пытался уговорить отца прочитать его книги, но он не захотел и слушать. Сказал, что отец Донлан в церкви говорил об этом писателе, что, мол, того отлучили от церкви за непристойные слова в книгах.



— Я знаю, — сказала Джери-Ли. — Когда я брала книгу, библиотекарша поглядела на меня как-то странно и заявила, что, насколько она может судить, мне еще рано читать такие книги, как романы Фаррела.
Теперь рассмеялся Мартин.
— Я давно поражаюсь, неужели они всерьез думают, что мы все еще дети?
Джери-Ли стояла на террасе и слушала музыку, доносящуюся из открытых дверей танцевального зала.
Уже несколько недель в клубе играл негритянский оркестр. Поначалу некоторые члены клуба возражали. Они утверждали, будто единственная причина, по которой Коркорэн нанял черный оркестр, в том, что он дешевле, чем белый. Но уже после первого же вечера все, кроме самых что ни на есть твердолобых, признали, что этот оркестр лучший из всех, когда-либо игравших в клубе.
Джери-Ли и другая официантка Лайза сидели на перилах. Музыка кончилась, и оркестранты высыпали на террасу. Они сгрудились у дальней стены, разговаривая между собой. Но через некоторое время молодой человек, исполнитель песен, подошел к перилам и встал недалеко от девушек, глядя на водный простор океана.
— Последняя песня мне очень понравилась, она прекрасна, — сказала ему Джери-Ли. — Вы пели почти как Нат Кинг Коул.
— Спасибо.
У нее возникло смутное ощущение, что ему пришелся не по вкусу такой комплимент.
— Готова спорить, что вам все так говорят, — сказала она, пытаясь исправить положение. — А вам все это уже осточертело, да?
Он повернул к ней голову и внимательно посмотрел на нее. В его глазах читалось одобрение.
— К сожалению, это именно то, что хочет слушать публика, — сказал он, и в его речи она уловила мягкий акцент в сочетании с не правильностью, характерной для негров, и еще намек на застарелый антагонизм.
— Простите, я хотела сделать вам комплимент. Он почувствовал себя свободнее.
— Нам приходится давать людям то, что они хотят, — повторил он, но уже не так агрессивно.
— В этом нет ничего плохого.
— Может быть, вы и правы, — согласился он.
— Меня зовут Джери-Ли, — сказала она. — Я здесь работаю.
— А меня Джон Смит, я тоже здесь работаю, — и он легко рассмеялся.
Она рассмеялась вслед за ним.
— Джон Смит — ваше настоящее имя?
Его глаза сверкнули в темноте.
— Не... Мой папа всегда предупреждал меня: никогда не называй белым своего настоящего имени.
— А как ваше настоящее имя?
— Фред Лафайет.
— Я рада с тобой познакомиться, Фред, — сказала Джери-Ли и протянула руку.
Он осторожно взял ее руку, поглядел близко-близко ей в глаза и сказал:
— Я рад с тобой познакомиться, Джери-Ли.
— Мне действительно очень нравится, как ты поешь.
— Спасибо, — он благодарно улыбнулся. Оркестранты потянулись в зал.
— Мне нужно уходить, — сказал извиняющимся тоном Фред. — Надеюсь, еще увидимся, — и ушел.
— Он даже похож на Ната Кинга Коула, — прошептала Лайза, когда музыкант скрылся в зале.
— Да, — задумчиво ответила Джери-Ли. Она прислушивалась к тому легкому волнению, которое возникло в ней, когда она прикоснулась к его руке. Прислушивалась и думала с опаской, со всеми ли мальчиками она будет испытывать такое ощущение или же только с некоторыми? Внезапно она спросила у Лайзы:
— Ты можешь мне ответить, только честно?
— Спрашивай.
— Ты девушка?
— Ой, Джери-Ли, какие вопросы ты задаешь!
— Скажи, девушка?
— Конечно! — ответила Лайза гордо.
— Тогда ты сама ничего не знаешь, — вздохнула Джери-Ли.
— А что именно?
— Как это все...
— Не знаю! — резко сказала Лайза.
— И тебе никогда не хотелось узнать? Лайза ответила не сразу:
— Иногда...
— А ты кого-нибудь спрашивала?
— Нет. Да и кого спросишь?
— Я понимаю тебя... — прошептала Джери-Ли.
— Наверное, это то, что каждая девушка должна сама для себя открыть.
Джери-Ли ничего не ответила, а про себя подумала, что ее подружка по-своему все очень точно сказала и обобщила.
Глава 8
Солнце изливало на нее свои лучи, и по всему телу расходились волны тепла. Она дремала, уткнув лицо в сгиб локтя, прикрыв глаза от всепроникающего солнечного света рукой. Она загорала...
Не успел он произнести и двух слов, она сразу же узнала его голос, хотя и слышала его только раз, да и то больше месяца тому назад.
— Привет, Джери-Ли. Я вернулся и собираюсь угостить тебя кокой.
Она приоткрыла глаза, и взгляд ее упал на его ноги. Теперь они были бронзовыми от загара.
— Где ты был? — спросила она.
— В Калифорнии, гостил у матери, — ответил он. — Они в разводе с отцом. Она промолчала.
— Ты все еще побаиваешься нарушать правила?
Она отрицательно покачала головой.
По мере того как раскалялось лето, правила, определяющие взаимоотношения между членами клуба и обслугой, расшатывались. Больше того, началось какое-то братание с обслугой. От Лайзы она узнала, что так происходило каждое лето.
Джери-Ли поднялась на ноги — он оказался значительно выше, чем запомнилось ей.
Они пошли к бару, и он непринужденно взял ее за руку. Ей показалось, что по телу прошел электрический ток от его руки. А в том месте, куда он прикоснулся, вдруг стало покалывать, словно иголочками. Ноги внезапно ослабели, в самом низу живота возник знакомый болезненный узел. Она с удивлением и недоумением вопрошала себя: почему с ним все это оказалось гораздо сильнее, чем с другими?
Он указал ей на один из пустых маленьких столиков под ярким солнечным зонтиком.
— Садись сюда, — сказал он. — Здесь прохладнее, чем в баре. Я принесу коку.
— Мне, пожалуйста, вишневую коку.
Он вернулся очень скоро и принес для нее коку и баночку пива для себя. Сев напротив, он улыбнулся.
— Будь! — и сделал большой глоток из банки. Она стала потягивать коку через соломинку и рассматривать его. Он оказался чуть старше, чем она думала. Во всяком случае, ему должно было уже исполниться восемнадцать, для того чтобы получить в баре пиво.
— Вкусно? — спросил он. Она кивнула.
— Как тут было без меня? Все хорошо?
— Все о'кей.
— Я имею в виду погоду.
— А я о погоде и ответила.
Они смущенно умолкли. Через несколько минут он заговорил снова:
— Ты первая, кого я стал искать, вернувшись.
— Почему? — она посмотрела ему прямо в глаза. Он улыбнулся.
— Может быть, потому, что ты такая красивая.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Шилова Юлия - Цена за ее свободу, или Во имя денег
Шилова Юлия
Цена за ее свободу, или Во имя денег


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека