Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

и самого себя за это. Потом вдруг он почувствовал, что больше не может.
Нужно было заговорить, разрядить томительное напряжение нервов. Он
взглянул на Гэса в упор глазами, покрасневшими от страха и злобы, прижав к
бокам стиснутые кулаки.
- Сволочь черномазая, - сказал он ровным невыразительным голосом. - Ты
трусишь, потому что он белый.
- Не ругайся, Биггер, - сказал Гэс спокойно.
- Буду ругаться!
- Зря ты меня ругаешь, - сказал Гэс.
- А ты что, не можешь пошевелить своим поганым языком? - спросил
Биггер. - Не можешь сказать, пойдешь ты или нет?
- Я тогда пошевелю языком, когда мне _захочется_.
- Сукин ты сын! Трус и сукин сын!
- Ты мне не хозяин, - сказал Гэс.
- Ты предатель! - сказал Биггер. - Ты боишься грабить белого.
- Брось, Биггер. Сказал раз, и будет, - вступился Джо. - Чего ты к нему
пристал?
- Он предатель, - ответил Биггер. - Он не идет с нами.
- Я не говорил, что не иду, - сказал Гэс.
- Так что же, собачья твоя душа, пойдешь или нет? - спросил Биггер.
Гэс оперся на свой кий и внимательно посмотрел на Биггера, и опять у
Биггера что-то сжалось внутри, как будто он ожидал удара и готовился
принять его. Он стиснул кулаки еще сильнее. На одну секунду ему
представилось, какое ощущение будет у него в руке и во всем теле, если он
сейчас наотмашь хватит Гэса по лицу так, чтоб кровь пошла; Гэс тогда
упадет, а он молча выйдет вон, и тем дело кончится - и грабежа не будет. И
оттого, что он придумал и представил себе все это, теснящее чувство,
изнутри подступавшее к горлу, слегка отпустило его.
- Вот видишь, Биггер, - начал Гэс тоном, в котором была смесь
снисходительности и достоинства. - Видишь, Биггер, все неприятности у нас
всегда выходят из-за тебя. Очень ты горяч. Ну скажи, чего ты вдруг на меня
взбеленился? Разве я не имею права подумать? Но у тебя терпенья не
хватает. И сейчас же ругаться. Ты вот говоришь, что я трушу. А я тебе
скажу, что это ты трусишь. Ты боишься, что я скажу "да", и тогда тебе
придется в самом деле пойти на это...
- А ну, повтори, что ты сказал! Вот повтори, так я возьму этот шар и
заколочу его в твою поганую глотку, - сказал Биггер, задетый за живое.
- Да ну вас в самом деле, - сказал Джек.
- Ты же _слышал_, это все он, - сказал Гэс.
- Почему ты не говоришь прямо, пойдешь или не пойдешь? - спросил
Биггер.
- Я пойду вместе со всеми, - сказал Гэс, стараясь говорить твердо, не
выдавая своего волнения и стараясь поскорей заговорить о другом. - Я
пойду, но Биггер не нрав. Зачем он ругался?
- А почему ты сразу не сказал? - спросил Биггер. Его злоба переходила
уже в настоящее бешенство. - Доводишь человека до того, что он тебя
пришибить готов!
- ...Я помогу в этом деле, - продолжал Гэс, как будто не слыша слов
Биггера. - Я помогу, как я всегда помогал. Но только имей в виду, Биггер,
_тебе_ я подчиняться не собираюсь. Ты трус, и больше ничего. Ты кричишь,
что я трушу, чтобы никто не заметил, как ты трусишь сам.
Биггер рванулся к нему, но Джек бросился между ними, а Джо схватил Гэса
за локоть и отвел его в сторону.
- Кто тебя просит подчиняться? - сказал Биггер. - Очень мне нужно,
чтобы мне подчинялся такой сопляк, как ты?
- Эй, ребята, хватит вам лаяться! - крикнул Док.
Они молча стояли вокруг биллиарда. Биггер, не отводя глаз, следил, как
Гэс вставил свой кий на место, отряхнул мел с брюк и не торопясь отошел на
несколько шагов. Что-то жгло Биггера внутри, зыбкое черное облако на
мгновение застлало ему глаза, потом пропало. Бессвязные картины, точно
песчаный вихрь, сухой и быстрый, проносились в его голове. Можно нырнуть
Гэса ножом; можно избить его; можно вывернуть ему руки в плечах; можно
дать ему подножку, чтоб он ткнулся носом в землю. Можно по-разному
причинить Гэсу боль за все, что пришлось из-за него испытать.
- Идем, Джо, - сказал Гэс.
- Куда?
- Так, пошатаемся.
- Пошли.
- Так как же? - спросил Джек. - Встретимся в три, здесь?
- Ну да, - сказал Биггер. - Ведь мы же решили.
- В три я буду, - сказал Гэс не оборачиваясь.
Когда Гэс и Джо ушли, Биггер сел и почувствовал, как холодный пот
выступает у него на коже. План выработан, и теперь нужно приводить его в
действие. Он заскрежетал зубами: перед глазами у пего все еще стоял Гэс,
притворяющий за собой дверь. Можно было выхватить из стойки кий,



размахнуться и стукнуть Гэса по голове, так чтоб во всем теле отдался
треск его черных костей под тяжестью сухого дерева. Внутри у него
по-прежнему сжималось что-то, и он знал, что так будет, пока не дойдет до
дела, пока они не очутятся в лавке, у ящика с выручкой.
- Что-то вы с Гэсом никак не поладите, - сказал Джек, покачивая
головой.
Биггер обернулся и посмотрел на Джека: он забыл, что Джек еще здесь.
- Сволочь он, предатель черномазый, - сказал Биггер.
- Он не предатель, - сказал Джек.
- Он трус, - сказал Биггер. - Чтоб его подготовить к делу, нужно
заставить его перетрусить вдвойне. Нужно, чтобы он больше боялся того, что
с ним будет, если он не пойдет, чем того, что с ним будет, если он пойдет.
- Если мы решили сегодня идти к Блюму, надо бросить эту грызню, -
сказал Джек. - У нас ведь дело впереди, серьезное дело.
- Да, да. Верно. Я знаю, - сказал Биггер.
Биггер чувствовал острую потребность скрыть нервное напряжение, все
сильнее овладевавшее им; если он не сумеет освободиться, оно одолеет его.
Нужна была встряска, достаточно крепкая, чтобы отвлечь внимание и дать
выход накопившейся энергии. Хорошо бы побегать. Или послушать танцевальную
музыку. Или посмеяться, пошутить. Или почитать детективный журнал. Или
сходить в кино. Или побыть с Бесси. Все утро он прятался за своей завесой
равнодушия и злобно огрызался на все, что могло побудить его расстаться с
ней. Но теперь он попался; мысль о налете на Блюма и стычка с Гэсом
выманили его из прикрытия, и его самообладание исчезло. Вернуть
уверенность можно было только действием, яростным и упорным, которое
помогло бы забыть. Таков был ритм его жизни: от равнодушия к ярости; от
рассеянной задумчивости к порывам напряженного желания; от покоя к гневным
вспышкам - точно смена приливов и отливов, вызванная далекой невидимой
силой. Эти внезапные переходы были ому так же необходимы, как пища. Он был
похож на те странные растения, что распускаются днем и никнут ночью; но
никто не видел ни солнца, под которым он расцветал, ни холодной ночной
мглы, от которой он замирал и съеживался. Это было его собственное солнце
и его собственная мгла, заключенные в нем самом. Он говорил об этой своей
черте с оттенком мрачной хвастливости и гордился, когда ему самому
приходилось страдать от нее. Такой уж он есть, говорил он; и ничего с этим
не поделаешь, добавлял он, покачивая головой. Эта угрюмая неподвижность и
следовавшая за ней бурная жажда действия были причиной тому, что Джек, Гэс
и Джо ненавидели и боялись его не меньше, чем он сам себя ненавидел и
боялся.
- Куда пойдем? - спросил Джек. - Надоело торчать на одном месте.
- Пошатаемся по улицам, - сказал Биггер.
Они пошли к выходу. На пороге Биггер остановился и обвел биллиардную
хмурым, враждебным взглядом, губы его решительно сжались.
- Уходите? - спросил Док, не поворачивая головы.
- Уходим, - сказал Биггер.
- Мы еще вернемся, - сказал Джек.
Они шли по улице, освещенной утренним солнцем. На перекрестках они
останавливались, пропуская встречные машины: не из страха попасть под
колеса, а просто потому, что некуда было спешить. Они дошли до Южного
Парквэя, держа в зубах только что закуренные сигареты.
- Мне в кино хочется, - сказал Биггер.
- В "Рогале" опять идет "Торговец Хорн". Сейчас много старых картин
показывают.
- Сколько там стоит билет?
- Двадцать центов.
- Ладно. Пойдем посмотрим.
Они прошли еще шесть кварталов, молча шагая рядом. Когда они очутились
на углу Южного Парквэя и Сорок седьмой улицы, было ровно двенадцать.
"Регаль" только что открылся. Биггер помешкал в вестибюле, разглядывая
пестрые плакаты, а Джек отправился в кассу. Объявлены были две картины в
один сеанс; плакаты к первой, "Ветренице", изображали белых мужчину и
женщину, которые купались, нежились на пляже или танцевали в ночных
клубах; на плакатах ко второй, "Торговец Хорн", чернокожие дикари плясали
на фоне первобытных джунглей. Биггер обернулся и увидел за собой Джека.
- Идем. Сейчас начало, - сказал Джек.
- Идем.
Он пошел за Джеком в зал, где уже был погашен свет. После яркого солнца
глаза приятно отдыхали в полутьме. Сеанс еще не начался; он поглубже
вжался в кресло и стал слушать фонолу, исходившую ноющей, тоскливой
мелодией, которая навязчиво отдавалась у него внутри. Но ему не сиделось,
он все время ворочался, оглядывался, как будто подозревая, что кто-то
исподтишка следит за ним. Фонола заиграла громче, потом почти совсем
стихла.
- Как ты думаешь, сойдет благополучно у Блюма? - спросил он хрипловатым
голосом, в котором слышалась тревога.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Посняков Андрей - Тайный путь
Посняков Андрей
Тайный путь


Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека