Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

множество невидимых глаз наблюдают за ним, следуют по пятам, заглядывают в
его спальню, читают его мысли, просматривают сны, прослеживают тайные
влечения. Все это извлекают из него и бережно переносят в прозрачную колбу,
в которой, как легкий дым, содержится знание о его жизни. - Кто в Тайном
Обществе? - спросил он тихо, чувствуя себя бабочкой, которую достают из-под
влажного прозрачного колпака и переносят на липовую расправилку, под яркий
свет лампы, отраженной в нержавеющей стали пинцета. - Кто составляет Союз?
- Мы покинули здание на Лубянке, нашу оскверненную и поруганную "альма
матер", куда устремились предатели и мерзавцы, - рылись в наших архивах,
ворошили наши досье, уселись в наших кабинетах. Мы разошлись, чтобы снова
сойтись. Суахили стал центром и мозгом Союза. Наши люди сохранились в армии,
в милиции, во всех спецслужбах. В крупнейших банках и министерствах, в
общественных организациях и заведениях культуры мы присутствуем незримо, на
вторых ролях. Мы - в церкви, в международных организациях, в Кремле, в
Администрации Президента, во всех, даже самых маленьких, политических
партиях. За каждым видным политиком, удачливым бизнесменом, ярким
журналистом стоит наш человек. Все они думают, что самостоятельны,
неповторимы, виртуозны. Разыгрывают головокружительные комбинации,
ослепительные политические спектакли, ходят на демонстрации, хоронят царей,
устраивают телешоу. Но в каждой их инициативе - в строительстве храма или
боевой операции, в назначении на министерский пост или скандальной отставке
- тайно присутствуют наша воля, наш умысел. Они могут враждовать между
собой, готовить друг на друга компромат, заказывать киллеров, но мы всегда
дружны и неразрывны? - Гречишников посмотрел на Буравкова и Копейко,
принадлежавших к двум беспощадно воюющим кланам, готовым уничтожить друг
друга. Оба сидели рядом. Их локти касались. У обоих в белоснежных манжетах
были одинаковые малахитовые запонки.
Белосельцев был бабочкой, которую держали в металлическом клюве пинцета.
Опускали на липовые сухие дощечки. Погружали в длинное тельце тончайшую, из
вороненой стали, булавку. Раздвигали крылья, открывая драгоценный узор.
Разноцветные тугие пластины ложились на древесную гладь. И недвижный,
огромный, с голубой роговицей глаз смотрел на узоры, расширяя от наслаждения
зрачок.
- Цель? - спросил Белосельцев почти отрешенно, почти не интересуясь
ответом. - В чем цель Союза? - Воссоздание государства? В полном объеме?
Территориальная целостность? От Кушки до полюса, от Бреста до Владивостока?
Сохранение народа и восстановление численности населения? Соединение
разорванных евразийских коммуникаций, промышленных потенциалов, ресурсов
нефти, урана, полиметаллов? Реставрация великих пространств? Мы используем
потенциалы развития, накопленные Советским Союзом, благо все секреты науки,
военной индустрии и энергетики находятся в наших руках? Мы восстановим роль
Великой Державы в мировом сообществе, благо все прежние союзники целы и ждут
нашего возвращения в мир? Мы устраним из политики и культуры предателей,
всех паразитов, оставшихся от прежней партийной системы? Повсюду - в армии,
в идеологии, в экономике - будут поставлены наши кадры? Страна вернет себе
будущее, но уже без прогнившей партии, предавшей народ, без гнилой
бюрократии и либеральной извращенной интеллигенции? Такова краткая
формулировка задачи, поставленной перед членами Общества?
Он был бабочкой, распятой на липовом кресте. Его голова была прижата к
доске, а крылья в разноцветных узорах были пришпилены отточенной сталью. Его
грудь была пробита стальной булавой, и он чувствовал, как острие соединяет
проколотую спину и волокна сухого дерева. Он был еще жив, но к губам его
длинным пинцетом прижали вату с эфиром, и он задыхался в веселящих эфирных
парах. Огромный внимательный глаз с голубой роговицей, розоватой сеткой
сосудов наблюдал за ним, и он чувствовал падающее сверху дыхание, шевелившее
волосы у него на груди и в паху.
- Как вы достигнете цели?.. - спросил Белосельцев, борясь с дурманом
эфира, пробиваясь к смыслу не правдоподобных услышанных слов. - Как вы
возьмете власть?..
- Мы это сделаем без пошлых выборных урн, к которым десять лет под
красным знаменем водит народ Зюганов. Будто не знает, что в каждой урне
живет огромная крыса, которую поселила туда Администрация Президента и
которая съедает все бюллетени, поданные за коммунистов? - Гречишников
презрительно оттопырил нижнюю губу. - Мы это сделаем без народного бунта, не
повторяя романтический и кровавый спектакль, устроенный у "Останкино" и Дома
Советов Анпиловым и Макашовым, после которого три дня выносили трупы и
сжигали их в крематориях, а ОМОН, накачавшись дареной водкой, насиловал
пленных студенток и протыкал шомполами барабанные перепонки баррикадникам?.
И конечно же, мы не пойдем на военный переворот Рохлина или вашего друга
Ивлева, который неизбежно столкнет лоб в лоб боевые дивизии, и на всей
территории начнутся бои, переходящие во Вторую гражданскую с ядерными
взрывами в Воронеже, Твери, Петербурге? Генерал Авдеев разработал иную
стратегию. Иной метод?
- В чем стратегия Суахили?
- Ты можешь это узнать, только став частью плана. Ты не можешь знать план



и оставаться за его пределами. Если ты согласен войти в наш Союз, работать с
нами во имя Родины, я открою тебе стратегию? Ты согласен?..
Все было не правдоподобно, случайно. Бытие во всей своей полноте
совершалось в стомерном объеме мира, куда не было доступа его ограниченной
жизни, и оставалось лишь верить в благую суть бытия. Шестикрылый дух над
мертвой головой Суахили. Яблоко в руке у блаженного перед фреской Страшного
суда. Храм Василия Блаженного за высоким окном. Бабочка, пойманная Авдеевым
у французского полигона в Конго. Прокурор, собиратель бабочек, с его
утренним плотоядным смешком. Похожие на пернатых сослуживцы, слетевшиеся
проводить маленькую мертвую птицу. Живой Суахи-ли, направлявший его в
африканский поход. И мертвый, после смерти зазывающий его в тайный Союз. Все
укладывалось в таинственный Закон Совпадений, открытый генералом Авдеевым.
- Ты согласен? - Оранжевые глазки Гречишникова сверлили его. Мочки его
ушей горели, как прозрачные китайские фонарики, а верхние хрящи были
мертвенно-белые, отмороженные, и их можно было с хрустом отломить. -
Согласен вступить в Союз?..
- Да, - тихо ответил Белосельцев, словно за него говорил другой,
вселившийся в его неживое тело.
- Отлично! Еще один товарищ вернулся! Выпьем за наш Союз!
Они поднялись и чокнулись, проливая водку на скатерть. Задохнулись от
горечи. Буравков прикоснулся манжетой к обожженным губам, оставив на ней
влажный след. Копейко с силой поставил рюмку на стол, так что пламя свечи
колыхнулось, почти лизнув фотографию. За окном разноцветная, красная,
золотая, зеленая, была расправлена бабочка. Закрывала небо драгоценной
пыльцой.
- Ну что ж, как это водится в подобных случаях, выполним обряд
посвящения. - Гречишников приобнял Белосельцева, легонько подвигая его к
дверям. - Совершим небольшую прогулку. Так завещал Суахили? - На
кристаллическом лифте, мимо молчаливой охраны они вышли на Красную площадь,
где их поджидал "мерседес".
Он не спрашивал, куда они едут. Смотрел, как плывет мимо красный
бесконечный Кремль. Баржа на Москве-реке подымала пышный бурун пены. В
стрекозином блеске мчался встречный поток машин.
Они оставили в стороне Садовое кольцо, напоминавшее сеть, туго набитую
рыбой. Взлетели на Крымский мост, словно их подкинуло катапультой. Коснулись
на мгновение Якиманки с белыми хоромами Министерства внутренних дел.
Подкатили к Дому художника на Крымском валу. Пустынное здание, у которого
они остановились и вышли, породило у Белосельцева печальную и сладостную
тревогу. Там, в прохладных безлюдных залах, в тихом свете, висели любимые
картины. Красный конь с золотым наездником в лазурном озере -
Петрова-Водкина. Ночная, маслянисто-черная Москва с желтыми, лимонными
фонарями - Лентулова. Сине-зеленые осенние сады, отягченные райскими
плодами, к которым тянутся оранжевые женские руки, - Гончаровой. И среди
этих картин - его любимая, с босыми стопами, переступает по теплым
половицам, подзывает его к портрету прелестной женщины в утреннем убранстве,
перед серебряным зеркалом, среди туалетных флаконов, булавок и гребней.
Гречишников, Буравков и Копейко повели его мимо здания, в глубину
древесной аллеи, твердым тяжелым шагом знающих свою цель людей.
Шли мимо зеленой, подстриженной луговины, среди которой стояли бронзовые
и каменные скульптуры. Колхозницы в окаменелых позах подымали над головами
пшеничные снопы. Космонавты воздевали на мускулистых руках спутники Земли.
Могучие, голые по пояс кузнецы перековывали военные мечи на мирные орала.
Автоматчики в касках и плащ-накидках шли в атаку. Благообразный ученый и
моложавый инженер разворачивали свиток с чертежами.
Памятники украшали когда-то порталы и арки помпезных советских зданий,
стояли на постаментах в академиях, университетах и министерствах. После
крушения Красной Империи были свезены на этот зеленый пустырь, поставлены,
словно кладбищенские надгробия. Белосельцев смотрел на них с мучительным
прозрением, словно ему показали место, где были закопаны останки любимой
страны, в которой он родился, которой беззаветно служил. Разрезанная на
части, словно огромное бездыханное существо, страна была похоронена на
пустыре, и под каждым памятником, под каждым скульптурным надгробием
скрылись навсегда ее кости, мускулы, расчлененные органы, приводившие в
движение могучее тело Империи. Ее атомные реакторы и циклотроны. Подводные
лодки и ракетные шахты. Бесчисленные города и заводы. Символы и иконы
Красной Религии. Многоликие образы таинственного Красного Божества,
подымавшего народ на великие битвы, даровавшего стране великие победы.
Теперь все это, рассеченное на мертвые куски, истлевало в земле. И над
каждым захоронением, как окаменелые танцоры балета, застыли солдаты,
космонавты, сталевары.
Поводыри молча, тяжело шагая, вели его в глубину аллеи, наступая на
хрустящий гравий, напоминая смену караула, держащего равнение и шаг. И он,
Белосельцев, был включен в этот суровый торжественный караул. Другая
половина просторного зеленого луга была уставлена маленькими каменными
уродцами из галереи абстрактных скульптур, напоминавших карликов с голыми


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Мурич Виктор - Дважды возрожденный
Мурич Виктор
Дважды возрожденный


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека