Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Предложение выпустить классические произведения литературы XX века и
даже более древних времен, на котором настаивала горстка идеалистов и
других чудаков, было отвергнуто как неосуществимое: читатели, с детства
привыкшие к словопомолу, находили книги дословомольных времен нестерпимо
скучными и вообще невразумительными. Правда, некий гуманист-отшельник
заявил, будто виной тут невразумительность словопомола, который
представляет собой словесный наркотик без малейшего смысла, а потому после
него невозможно читать книги, содержащие хоть какие-то мысли, но его дикое
заявление даже не попало в печать.
Издатели пообещали писателям полную амнистию, отдельные от роботов
места общего пользования и увеличение заработной платы на семнадцать
центов, если они представят рукописи, написанные на уровне хотя бы самой
примитивной словомельницы.
Писатели снова собирались в кружки, усаживались на пол, поджав под себя
ноги и держась за руки, таращились друг на друга и сосредоточивались еще
отчаянней, чем прежде.
И никакого результата.



7
В самом дальнем конце Читательской улицы, много дальше того места, где
улица Грез переходит в тупик Кошмаров, расположена контора издательства
"Рокет-Хаус", которое сведущие люди называют "Рэкет-Хаусом".
Через пять минут после того, как Гаспар и Зейн решили искать помощи и
совета у издателей, они уже тащили носилки с изящным розовым грузом по
бездействующему эскалатору, который вел на второй этаж, в кабинет
издателей.
- Кажется, я зря тебя сюда зазвал, - заметил Гаспар. - Здесь тоже нет
электричества. Судя по разрушениям у входа, писатели и тут побывали.
- Поднажми, друг, - оптимистически ответил Зейн. - Насколько я помню,
второй этаж питается от другой подстанции.
Гаспар остановился перед скромной дверью, на которой висела табличка с
надписью "Флаксмен", а чуть пониже другая - "Каллингем". Коленом он нажал
на кнопку электрозамка. Это не дало никакого эффекта, и он изо всей силы
пнул дверь ногой. Она распахнулась, и взгляду представился просторный
кабинет, обставленный с дорогостоящей простотой. За сдвоенным письменным
столом, который напоминал два соединенных полумесяца, восседал коренастый
брюнет, улыбавшийся деловито и энергично, а рядом с ним сидел высокий
блондин, улыбавшийся деловито, но томно. Они, по-видимому, мирно и
неторопливо о чем-то беседовали, что привело Гаспара в полное недоумение:
ведь они только что понесли катастрофические убытки. Они посмотрели на
вошедших с некоторым удивлением, но без малейшей досады.
Гаспар по сигналу робота осторожно опустил носилки на пол.
- Ты уверен, что сумеешь ей помочь, Зейн? - спросил Гаспар.
Робот сунул кончик клешни в настенную розетку и кивнул.
- Мы-таки добрались до электричества, - ответил он. - Больше мне ничего
не нужно.
Гаспар подошел к письменному столу и твердо оперся на него ладонями.
- Ну? - спросил он не слишком вежливо.
- Что "ну", Гаспар? - рассеянно отозвался брюнет. Он водил карандашом
по листу серебристо-серой бумаги, рисуя бесчисленные овалы, и покрывал их
узорами, точно пасхальные яйца.
- Я хочу спросить, где вы были, когда они ломали ваши словомельницы? -
Гаспар ударил кулаком по столу. Брюнет вздрогнул, но без особого испуга.
- Послушайте, мистер Флаксмен, - продолжал Гаспар. - Вы и мистер
Каллингем (он кивнул в сторону высокого блондина) - хозяева "Рокет-Хауса".
По-моему, это означает нечто большее, чем право собственности. Это
обязывает к ответственности, к верности. Почему вы не пытались защитить
свои машины?
- Ай-ай-ай, Гаспар, - произнес Флаксмен, - а где же ваша собственная
верность? Верность одного длинноволосого другому?
Гаспар яростно отбросил со лба длинные темные кудри.
- Потише-потише, мистер Флаксмен! Волосы у меня длинные, и я ношу эту
обезьянью курточку только потому, что этого требует контракт, только
потому, что таковы профессиональные обязанности писателя. Но меня эта
мишура не обманывает, я знаю, что я не литературный гений. Быть может, я
ходячий атавизм, даже предатель по отношению к своим собратьям. А вам
известно, что они прозвали меня Гаспар-Гайка? И мне это нравится, потому
что я люблю болты и гайки и хотел бы быть просто механиком при
словомельнице, и ничего больше.
- Гаспар, что с вами стряслось? - удивленно спросил Флаксмен. - Я вас
всегда считал средним самодовольно-счастливым писателем - не умнее других,
но куда более удовлетворенным своей работой. И вдруг вы ораторствуете, как



взбесившийся фанатик. Право же, я искренне изумлен!
- И я не меньше, - признался Гаспар. - Вероятно, я просто впервые в
жизни спросил себя, чего же я в конце концов хочу и чего не хочу. И одно я
понял: я меньше всего писатель. И к черту писателей! - Гаспар перевел дух
и продолжал твердым голосом: - Я любил словомельницы, мистер Флаксмен. Мне
нравилась их продукция, не спорю, но гораздо больше я любил сами машины.
Послушайте, мистер Флаксмен, я знаю, вам принадлежало несколько
словомельниц, но отдавали ли вы себе отчет, что каждая словомельница была
неповторима и уникальна - поистине бессмертный Шекспир? Да и много ли
людей понимало это? Но ничего, скоро они поймут! Еще сегодня утром на
Читательской улице было пятьсот словомельниц, а сейчас на всю Солнечную
систему не осталось ни одной - три из них можно было еще спасти, если бы
вы не испугались за свою шкуру. И пока вы тут сидели и болтали, было
безжалостно убито пятьсот Шекспиров, убийство оборвало существование
пятисот бессмертных литературных гениев, которые...
Он умолк, потому что Каллингем разразился почти истерическим смехом.
- Вы смеетесь над духовным величием? - рявкнул Гаспар.
- Нет, - удалось наконец выговорить Каллингему. - Я просто захлебываюсь
от восхищения при виде человека, который способен узреть Сумерки Богов в
уничтожении нескольких гипертрофированных пишущих машинок!



8
- Давайте обратимся к фактам, Гаспар, - продолжал белобрысый владелец
"Рокет-Хауса", когда ему удалось наконец взять себя в руки. -
Словомельницы - это ведь не роботы. Они никогда не обладали хотя бы
подобием жизни и сознания. А поэтому слово "убийство" по отношению к ним -
чистейшая лирика. Люди создали словомельницы, и люди ими управляли. Да-да,
люди, и я в их числе, как вам известно. Большинство профанов верит, будто
словомельницы были изобретены потому, что мозг отдельно взятого писателя
якобы уже не был в состоянии вмещать весь гигантский объем информации,
необходимой для создания полноценного произведения, потому что природа и
человеческое общество якобы слишком сложны, чтобы их мог понять отдельно
взятый человек. Ерунда: словомельницы победили по той простой причине, что
они давали больше стандартной продукции. Уже в конце XX века большая часть
художественной литературы создавалась несколькими ведущими редакторами - в
том смысле, что именно редакторы предлагали темы, способы, стиль, приемы,
а писатели просто сводили все это воедино. И вполне понятно, что машина
была куда выгоднее, чем свора писателей, которые требуют высоких
гонораров, меняют издателей, организуют союзы и клубы, обзаводятся
неврозами, любовницами, детьми и гоночными автомобилями и даже время от
времени пытаются протащить в усовершенствованную редакторами книгу
какую-нибудь свою дурацкую идейку. И машины оказались настолько
производительнее, что можно было сохранить при них писателей как
безвредное украшение, рекламную приманку...
- Простите, что я перебью вас, - вмешался Флаксмен, - но я бы хотел
наконец узнать подробности разгрома на Читательской улице. Что, например,
произошло с нашим оборудованием?
Гаспар расправил плечи и гневно нахмурился:
- Все ваши словомельницы разбиты вдребезги и восстановить их не
удастся. Только и всего.
- Ай-ай-ай! - произнес Флаксмен, покачивая головой.
- Ужасно! - отозвался Каллингем.
Гаспар смотрел на Флаксмена и Каллингема с глубоким подозрением. Их
неудачная попытка изобразить отчаяние только увеличила их сходство с двумя
жирными котами, которые, объевшись ворованной сметаной, прикидывают, как
пробраться в кладовку, где хранится мясо.
- Вы меня как будто не поняли, - сказал он. - Так я повторю. Все ваши
три словомельницы уничтожены - одна взорвана бомбой, две другие сожжены...
- Глаза его испуганно расширились. - Это было настоящее убийство, мистер
Флаксмен, зверское убийство! Помните машину, которую мы звали Рокки?
Рокки-Фразировщик? Я не пропускал ни одной книги, смолотой Рокки. И он
сгорел у меня на глазах! Изжарился, испекся! А орудовал огнеметом новый
друг моей собственной подруги...
- Ай-ай-ай, новый друг его собственной подруги! - сочувственно сказал
Флаксмен и ухмыльнулся. Его самообладание, как и самообладание Каллингема,
поистине превосходило всякое вероятие.
- Между прочим, это был ваш великий Гомер Дос-Пассос, - попытался
задеть их Гаспар. - Но Зейн Горт как следует поджарил его с обратного
конца.
Флаксмен покачал головой.
- Какой гнусный мир! - вздохнул он. - Гаспар! Вы настоящий герой. Пока
остальные писатели бастуют, вы будете получать пятнадцать процентов


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Конец игры
Перумов Ник
Война мага. Конец игры


Воробьев Александр - Ронин
Воробьев Александр
Ронин


Смоленский Вадим - Записки гайдзина
Смоленский Вадим
Записки гайдзина


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека