Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Роза Михайловна сшила дочери платье, ловко прикрывающее уже начинающий выступать живот, и сняла ресторан. Она даже приобрела зятю костюм и туфли.
Праздник удался на славу. Пили, гуляли сутки.
На пиру присутствовали только родичи со стороны невесты. Жених привел лишь одного друга, своего свидетеля.
- Что же твоя мама не соизволила приехать? - довольно зло поинтересовалась Роза у Пети.
Тот вполне дружелюбно ответил:
- Далеко ей, да и дорого.
- Ну ради такого случая, - вздохнула Роза, - я дала бы сватье деньжонок, коль в нищете беспросветной живете.
Петр зыркнул на тещу своими черными жуткими глазищами и отвернулся, а Роза продолжала возмущаться:
- Может, она нас неровней считает? Кто она по профессии?
- Русский язык преподает, - ответил зять, - у нас в городе есть институт экономики, вот она там кафедрой заведует.
- Понятно, - тряхнула огромными бриллиантовыми серьгами Роза, - слишком интеллигентная.
Мы-то, простые портные, люди с иголкой, можем слово "корова" с двумя "а" написать. Зарабатываем, правда, больше многих, ну да это ерунда... Ты маме-то сообщил, что я ресторан на триста человек заказала?
Петя покачал головой:
- Не-а.
- Да ну? - спросила теща. - Чего же? Постеснялся? А то, что мы вам квартиру к свадьбе подарили, трехкомнатную?
- Нет, - буркнул свежеиспеченный зятек.
Роза ухмыльнулась:
- Ага. Ну ничего, приедет в гости, сама увидит.
Ты, Петруша, не стесняйся. Если мамочке-профессорше денег на кефир послать хочешь, я дам, мне не жаль, еще заработаю. Мы же теперь родня.
В таком тоне Роза разговаривала с Петей при любой встрече. Лиза злилась, но поделать ничего не могла. На просьбы дочери перестать унижать Петю Роза Михайловна всегда возражала:
- Кто его унижает? Я? Ты шутишь, детка! Наоборот, когда увидела, что у зятька брюки рваные, то предложила купить ему новые. Это он меня дырками на заду позорит!
- Мама, - пыталась урезонить Розу дочь, - ну он же студент! Откуда у него деньги?
- А твой студент подумал, как станет кормить жену и ребенка? - парировала Роза Михайловна. - На что он рассчитывал? На мои заработки? Хорош гусь! Себя одеть и прокормить не может, а семью завел. И мамочка его нос задирает. Ни разу не позвонила тебе. Во курва! Не приехать познакомиться с невесткой! Где такое видано!
И снова порядок навела Сирена Львовна. Нина, пытавшаяся подслушать, о чем бабушка толкует с матерью, уловила лишь одну фразу:
- Хватит дурить, Роза. Лизе просто повезло, что свекровь не проявляет к ней никакого интереса.
Роза на самом деле прикусила язык. Нина видела, что иногда маму душит откровенная злоба, но она огромным усилием воли сдерживала себя и даже, криво улыбаясь, говорила Пете при встрече:
- Здравствуй, дружочек.
Рождение Машеньки прибавило проблем. На шею Розы взгромоздился еще и младенец. Кроватка, коляска, памперсы, бутылочки, детское питание, одежда... Это только кажется, что крохе ничего не нужно, на самом деле ребенок - дорогое удовольствие.
Зять стал еще больше раздражать тещу. Петя вовсе не собирался работать, приходил из института и усаживался за компьютер. Конечно, у Лизы имелась вся бытовая техника: стиральная и посудомоечная машины, да еще Сирена Львовна, уже пожилая, но не потерявшая бойкости, прибегала к правнучке каждый день. Старуха готовила, гуляла с младенцем, помогала убрать квартиру. Роза злилась и шипела:
- Мама, я вполне способна нанять им домработницу.
- Ни в коем случае, - отмахивалась Сирена Львовна, - никаких посторонних баб в доме! У нас младенец.
Но когда Машеньке исполнилось два месяца, прабабку скрутил артрит. Роза моментально наняла Лизе прислугу. Сначала в дом пришла пятидесятилетняя Иветта, но вскоре Лиза сказала:
- Мамуся, я ее выгнала.
- Почему? - удивилась та. - У Иветты блестящие рекомендации.
- Оно верно, - кивнула Лиза, - только она мной командует, словно не я тут хозяйка. Наняла другую.
- Кого? - насторожилась Роза.
- Свою однокурсницу, Марину Райскую, ей деньги нужны.
- С ума сошла! - всплеснула руками Роза Михайловна. - Взяла вместо нормальной прислуги свиристелку.
- С ней веселей.
- Так пусть в гости приходит. Домашнюю работницу берут для мытья полов.
- Мне так хочется, - выдвинула свой краткий аргумент Лиза.
- Иметь в доме молоденькую девушку опасно, - предостерегла мать, - у тебя муж, а мужчины падки на новое тело.
- Фу, замолчи, - велела Лиза, - глупости говоришь!
- Ты еще дурочка, - продолжала учить неразумное чадо Роза, - не знаешь, какие вещи порой случаются. Вот послушай. У меня была подружка, Оля Симонова...
- Не знаю такую, - перебила ее Лиза.
- Так мы с ней расстались еще до твоего рождения, - вздохнула Роза, - а дружили крепко, в одну школу ходили, дня друг без друга прожить не могли...
- И почему разбежались? - заинтересовалась Лизавета.
- Я один раз в неурочное время домой заявилась, - грустно пояснила Роза, - ну и нашла Олю с твоим папой.., так сказать.., хм.., в общем, понимаешь? Лучшая подруга! С тех пор сколько лет прошло, а мы до сих пор не здороваемся.
- И ты папе простила! - возмутилась Лиза.
Роза кивнула:
- Конечно, куда деваться было.
- Это только в старые времена случалось, - по-детски запальчиво воскликнула Лиза, - теперь люди другими стали! Маринке такое и в голову не придет, Петя меня любит. Вечно тебе, мама, глупости мерещатся. Мне бабушка десять лет подряд перед выходом в школу бубнила: "Иди через проспект аккуратно, машина сбить может". И что, все в порядке? Так и с подругой!
Глядя на раскрасневшуюся дочку, мать промолчала, хотя считала, что люди остаются одинаковыми на протяжении веков, и мужья охотно изменяют женам, и пешеходы погибают под колесами раньше карет, теперь автомобилей... Но с Лизой бесполезно спорить, она избалована, живет в достатке и решила, что весь мир крутится вокруг нее.
Марина Райская стала убирать квартиру Лизы, и чем больше Роза Михайловна сталкивалась с девушкой, тем сильней она ей не нравилась: хитрая, себе на уме, со лживо-приветливой улыбочкой на тонких змеиных губах.
Но спустя пару месяцев Роза почти успокоилась.
Она специально, зная, что Лизы нету дома, под благовидным предлогом в самое неожиданное время являлась к дочери в квартиру. То фруктов принесет Машеньке, то игрушку... Однако ничего подозрительного зоркий глаз матери не замечал. Как правило, Марина оказывалась одна, укладывала Машу спать или гладила. Пару раз Роза натыкалась на Петю, но зять сидел в кабинете, у компьютера, а домработница, полностью одетая, спокойно чистила картошку на кухне. При этом учтите, что у Розы Михайловны имелись ключи от апартаментов Лизы.
Она очень осторожно открывала замок и на цыпочках, чтобы не спугнуть предполагаемых любовников, кралась по коридору, но ничего криминального не происходило.
Роза Михайловна решила, что зять импотент, и потеряла бдительность. У нее настало трудное время. Сирена Львовна лежала в больнице, вторая дочь, Нина, поступала в институт, а Сережа внезапно связался с плохой компанией, начал курить... В общем, Розе Михайловне временно стало не до Лизы, и она перестала проявлять к семье старшей дочери нездоровый интерес.
Беда, как всегда, подкралась внезапно. Нине предстояло сдавать последний экзамен, и Роза Михайловна почти до утра не могла сомкнуть глаз. Ее грызла тревога. Ниночка пока набрала лишь девять баллов, вступительных экзаменов было всего три, дочери необходимо завтра получить пятерку, иначе она окажется за бортом института. Сами понимаете, в каком настроении пребывала мать, тем более что сдавать следовало немецкий, которым Нина владела не слишком хорошо.
За бессонной ночью последовало тревожное утро, но около часа дня позвонила радостная Ниночка и затараторила:
- Мамочка, я ответила на "отлично". Прикинь, мне попался единственный билет, который выучила просто назубок. Ну повезло!
Роза перекрестилась и пошла на кухню пить чай.
У нее неожиданно разыгрался аппетит. Не успела она открыть холодильник, как снова зазвонил телефон, это была Лиза. Думая, что старшая сестра хочет узнать про успехи младшей. Роза радостно воскликнула:
- У нас "отлично"!. Нина поступила в институт!
Но Лиза словно не услышала радостной вести.
- Мама, приезжай ко мне.
- Что случилось? - насторожилась Роза, но дочь уже отсоединилась.
В душе матери вновь поселилась тревога, завтракать ей расхотелось, и, схватив сумочку, она ринулась на зов.
В квартире Лизы царил беспорядок. По полу мотались клубки тополиного пуха, повсюду были разбросаны вещи, а на кухне гора грязной посуды подпирала потолок. Среди этого разгрома сидела одетая в мятый халат Лиза.
Роза нахмурилась, обежала все комнаты, собрала пепельницы, набитые окурками, и сурово заявила дочери:
- Это безобразие! О чем думает твоя прислуга!
- Марины нет, - прошелестела Лиза.
- Ну и нечего было ее отпускать, - обозлилась Роза, - предупреждала же тебя: не нанимай близкую знакомую. С домработницей нельзя дружить, иначе очень трудно замечания делать! Ладно, а где Петр?
- Пети нет, - прошептала Лиза.
- И где он?



- Уехал.
- Куда?
- Вроде к матери, - ответила Лиза и захлюпала носом.
- Эка беда, - хлопнула себя по бедрам Роза, - муженек на пару дней укатил, радоваться надо, а не слезы лить. Хоть отдохнешь от него.
Лиза молча протянула ей листок. Роза Михайловна взяла его и стала читать ровные, аккуратно выведеные строки:
"Лиза, людям свойственно ошибаться, я не исключение, поэтому и женился на тебе. Не скрою, любил тебя безоглядно и просто закрыл глаза на множество твоих недостатков. Я очень хорошо понимал, что ты капризна, ленива и совершенно не приспособлена для роли матери семейства. Согласись, хозяйка должна уметь готовить, стирать, убирать. Впрочем, я искренне надеялся воспитать тебя.
Наша жизнь могла сложиться по-другому, не вмешивайся в нее столь активно Роза Михайловна.
Я пытался внушить тебе одно, а мать другое. Если делал справедливый упрек о твоих чрезмерных тратах, теща кричала: "Моя дочь расходует свои деньги, ты пока ничего не заработал!" Это правда, я приносил копейки, но многие семьи проходят этап нищеты и благополучно преодолевают испытания. Ты же не хотела ни трудиться, ни заботиться о семье. В конечном итоге ни я, ни Маша тебе не нужны. Девочку воспитывала сначала Сирена Львовна, а потом няня. Ты предпочитала, будучи замужней женщиной, вести жизнь свободной девушки. Прости, мне такая семья не нужна. Долгое время я просто собирался уйти, меня останавливала лишь мысль о дочери. Пойми, я очень люблю Машу и не хочу, чтобы она росла без отца, только это соображение удерживало меня в чужой квартире, около женщины, тоже ставшей чужой. Но потом у нас появилась Марина, и я понял: вот человек, с которым я хочу прожить всю жизнь. У Марины есть все, чем никогда не обладала ты: трудолюбие, жалостливость, ответственность, аккуратность, скромность. Короче: мы полюбили друг друга и уезжаем вместе, навсегда. Машу я забираю. Тебе девочка всегда связывала руки, Марина ей больше мать, чем ты. Не надо искать нас, все равно не найдешь. Хочу предостеречь тебя от похода в милицию. Имей в виду, если обратишься в органы, я просто убью девочку. Ей будет лучше в могиле, чем с тобой. Ты свободна и вольна делать что угодно. Прими напоследок совет: подумай над этим письмом и сделай правильные выводы. Вполне вероятно, что ты снова решишь выйти замуж, не разрешай хозяйничать в своей новой семье Розе Михайловне. Она разрушит и этот брак. Мне не нужно ничего: квартира, машина, вещи, включая подаренные доброй тещей костюмы, остаются тебе. Петр".

Глава 7

Отшвырнув листок. Роза Михайловна ринулась в кабинет, а потом в спальню. Зять не соврал. На тумбочке лежали толстое обручальное кольцо и часы, преподнесенные Петру на день рождения тещей. В шкафу осталась его одежда и обувь. Петя ушел из богатого дома в чем пришел: в джинсах и рубашке. Он на самом деле ничего не прихватил с собой: ни дорогого кожаного портфеля, ни плаща из лайки... Не взял даже мелочей, вообще ничего.
Увез лишь Машу.
В детской, на кроватке сиротливо сидел розовый зайчик. Роза Михайловна принялась лихорадочно оглядывать комнату. Ей сразу стало понятно: беглецы забрали лишь самое необходимое, большая часть приданого Машеньки лежала на полках.
Совершенно очумев, Роза полетела в спальню, схватила шкатулку с драгоценностями Лизы и принялась их пересчитывать. Вы не поверите, но все кольца, цепочки, браслеты, кулоны были на месте.
Не пропало ничего: ни перстень с уникальным трехкаратным черным бриллиантом, ни раритетное ожерелье из розовых жемчужин...
Роза Михайловна лишь укоризненно покачала головой. Нет, не зря зять казался ей абсолютно непрактичным мальчишкой. Ушел и ничего не взял, ну и дурак! Кстати, очень хорошо, что этот брак лопнул, Лиза сейчас, конечно, расстроена, но скоро она утешится, и Роза Михайловна больше не пустит дело на самотек, сама найдет ей нового жениха.
Вернувшись на кухню, Роза обнаружила дочь в той же позе, у стола, возле пепельницы.
- Поехали домой, - велела мать.
- Я дома, - тихо ответила Лиза.
- Не дури, иди одевайся.
- Мама, он увез Машу! Я никогда ее больше не увижу!
Надо сказать, что Роза Михайловна, став бабушкой, изо всех сил пыталась полюбить внучку. Но девочка не вызывала у нее особо теплых чувств. Во-первых, именно из-за беременности Лиза вышла замуж, во-вторых. Маша уродилась до противности похожей на Петю: черноглазой и смугленькой. В ней не было ничего от светлокожей, голубоглазой Лизы, а когда на голове девочки стали отрастать первые волосы, стало понятно, что она вся удалась в породу Поповых, от Марченко ребенку не досталось ни одного гена. Внучка казалась Розе Михайловне кукушонком. Уродись Машенька светленькой, в Лизу, бабушка, наверное, испытывала хотя бы умиление при виде пухлого младенца.
Роза Михайловна, очень хорошо понимая, что полюбить Машу ей трудно, изо всех сил старалась изображать нежность и заботу. Она заваливала девочку дорогими подарками, покупала ей за бешеные деньги эксклюзивные, украшенные ручной вышивкой платьица, пытаясь таким образом успокоить изредка просыпающуюся совесть. Окружающие считали, что Роза Марченко просто обожает внучку, и порой подшучивали над ней, приговаривая:
- Может, пригонишь для Маши "Роллс-Ройс"?
А то ей как-то не слишком комфортно на "Мерседесе" в поликлинику ездить.
Лишь Сирена Львовна угадала правду. Увидев один раз, как дочь собирается отвезти Маше гигантскую куклу, совершенно не подходящую по размерам для младенца, старуха тихо сказала:
- Розочка, ты ни в чем не виновата. Эта девочка целиком Попова. Но, может, тебе станет легче, если вспомнишь, что мой отец, Лев Кацман, был черноглаз и черноволос. Лично мне приятней думать, что Машеньке достались гены Кацманов, а не Поповых.
Кстати, она морщит нос, как мой отец, и улыбается, как моя мама, Сара Израилевна.
Роза горестно вздохнула:
- Мамуля, я же не застала их в живых.
Сирена Львовна кивнула. Роза и впрямь никогда не видела деда с бабкой.
Теперь понимаете, почему Роза Михайловна, узнав о том, что зять, сбежавший вместе с любовницей, прихватил с собой и дочку, совершенно не расстроилась? Наоборот, она в глубине души даже испытывала радость. Маша могла помешать Лизе устроить новый брак. Не всякий мужчина согласится на брак с женщиной, обремененной ребенком. Все, что ни делается, - все к лучшему.
Но дочери Роза Михайловна, естественно, сказала иное:
- Не расстраивайся, милая, через три дня, ну максимум спустя неделю Маша вернется.
- Ты полагаешь? - всхлипнула Лиза.
- Конечно, девочка быстро надоест этой суке Марине, ей не захочется возиться с чужим ребенком.
- Но она же взяла Машу...
- Только для того, чтобы понравиться Пете, не волнуйся, давай подождем спокойно.
- Надо идти в милицию!
- Не стоит пока нервничать, - пела Роза Михайловна, больше всего желавшая навсегда избавиться от внучки и зятя. - Девочке худа не сделают, она же с родным отцом.
- Да, - кивнула Лиза, - Петька ее больше жизни любит.
- Вот видишь, - подхватила мать, - все завершится благополучно. Завтра получишь девочку.
Но и завтра о Маше не было ни слуху ни духу.
Впрочем, Роза Михайловна только радовалась. Похоже, Петр вместе со своим отпрыском исчез из семьи Марченко навсегда. Лиза тоже неожиданно успокоилась. Слезами она больше не заливалась, и к вечеру следующего дня после описанных событий Роза практически успокоилась. Что ж, выходит, она оценила ситуацию правильно, у дочери не особо развита материнская любовь. Да и откуда бы взяться сему чувству? Первое время за Машей ухаживала Сирена Львовна, потом Иветта, затем Марина. Лиза занималась ребенком лишь вечером, да и то недолго.
И вновь Роза потеряла бдительность, занялась Ниной, которая собралась поехать на юг в неподходящей компании.
Через два дня Роза, проводив Нину вместе со своей подругой и ее дочерью в Турцию, вернулась домой и услышала назойливую трель телефона.
- Да! - весело воскликнула она, хватая трубку.
- Роза Михайловна Марченко?
- Я.
- Елизавета Семеновна Марченко кем вам приходится?
- Дочерью.
- Приезжайте по адресу ее местожительства.
- Да что произошло?
- Там объяснят, - сказал мужчина и быстро отсоединился.
Поняв, что случилась беда. Роза Михайловна кинулась к дочери и узнала страшную новость: Лиза покончила с собой, выбросилась с десятого этажа, с балкона своей спальни. На столе она оставила записку.
Не дай бог вам пережить то, что испытала Роза Михайловна, прочитав послание. Значит, она и впрямь не разобралась в душевном состоянии старшей дочери. Думала, что та спокойно пережила утрату, а на самом деле-то вышло что! Стараясь хоть как-то заглушить боль, Роза развила бешеную активность. Она устроила пышные похороны, купила самый дорогой гроб.
С тех пор прошло три года. Роза Михайловна не сумела отыскать Петра и девочку.
...Когда она замолчала, мне показалось, что в комнате не хватает воздуха, и я шумно вздохнула.
Внезапно Роза схватила меня совершенно ледяными пальцами. Я вздрогнула.
- Вы кто по специальности? - воскликнула Роза.
Я заколебалась. Сказать правду? Назваться писательницей? Честно говоря, не очень люблю это делать. Как-то стесняюсь произносить фразу: "Я пишу книги".
По-моему, говорить подобные слова нескромно, и вообще, писатели - это Лев Толстой, Федор Достоевский, Иван Тургенев, в конце концов. Я же просто дворняжка от литературы, не слишком известный автор, пытающийся заработать себе на кусочек хлеба с маслом и сыром. Книг моих Роза Михайловна скорее всего не читала...
- Я частный детектив.
Роза изменилась в лице.
- Господи, на ловца и зверь бежит! Похоже, ваш бизнес не слишком удачен.
- Ну.., так.
- Извините, но вы не выглядите преуспевающей.
- Мне на жизнь хватает.
- Небось маетесь в коммуналке, - предположила Роза.
- Нет, в отдельной квартире.
- Дом новый, кирпичный? - продолжила она допрос.
Слегка удивившись столь странному любопытству, я ответила:
- Нет, блочный.
- Ясно, - мигом сделала не правильный вывод хозяйка, - хрущоба! Потолок на голове, кухня меньше кофейной чашки, в санузле даже тараканам тесно...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Прозоров Александр - Ристалище
Прозоров Александр
Ристалище


Афанасьев Роман - Между землей и небом
Афанасьев Роман
Между землей и небом


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека