Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

дел, чтобы разумнее распределить время, я тоже планирую время
на неделю, иногда па месяц, отмечаю выполнение. Люди
организованные, волевые - те анализируют прожитый день,
выясняют, как рационально расходовать свое время. Правда,
только рабочее время, но и то (для меня) такие люди -
положительные герои. У меня не хватило бы воли заниматься этим,
да и что тут приятного! Тем более что картина может получиться
удручающая. Стоит ли без особой на то нужды терять
самоуважение? Одно дело упрекать себя за неорганизованность, за
неумение регламентировать свою жизнь, и другое - знать все это
про себя в часах и минутах. Когда мы искренне уверены, что
стараемся сделать как можно больше, добросовестно вкалываем, и
вдруг нам преподносят, что полезной-то работы было, может,
час-полтора, а остальное ушло, расползлось, просыпалось на
беготню, разговоры, ожидание, бог знает куда. А ведь дорожили
каждой минутой, отказывали себе в отдыхе, в развлечениях...
Появились специалисты по экономии времени, специальные
методические пособия. Больше всего занимаются этим для
руководителей предприятий. Подсчитано, что их время самое
дорогое.
Научный наставник американских менеджеров Питер Друкер
рекомендует каждому руководителю вести точную регистрацию
своего времени, оговариваясь, что это весьма трудно и что
большинство людей такой регистрации не выдерживает:
"Я заставляю себя обращаться с просьбой к моему секретарю
через каждые девять месяцев вести учет моего времени в течение
трех недель... Я обещаю себе и обещаю ей письменно (она
настаивает на этом), что я не уволю, когда она принесет
результаты. И тем не менее, хотя я делаю это в течение пяти или
шести лет, я каждый раз вскрикиваю: "Этого не может быть, я
знаю, что теряю много времени, но не может быть, чтобы так
много..." Хотел бы я увидеть кого-либо с иными результатами
подобного учета!"
Питер Друкер уверен, что вызова его никто не примет. Он
профессионал и знает это на своем опыте мужественного человека.
Решиться на такой анализ способны немногие. Это требует больших
усилий души, чем исповедь. Открыться перед богом легче, чем
перед людьми. Нужно бесстрашие, чтобы предстать перед всеми и
перед собой со своими слабостями, пороками, пустотой... Друкер
прав, - рассматривать себя пристально и беспощадно умели разве
что такие люди, как Жан-Жак Руссо или Лев Толстой.
Здесь, конечно, речь идет о меньшем - увидеть свое
профессиональное "я", но и на это отваживаются единицы.
Любищев не был администратором, организатором: ни его
должность, ни окружающие люди не требовали от него подобного
режима. У него не было возможности препоручить регистрацию
своего времени секретарше. Мало того, что он вел самолично
каждодневный учет, - он сам подводил итоги, беспощадно
подробные, ничего не утаивая и не смягчая, составлял планы, где
старался распределить вперед, на месяц, каждый свой час.
Словом, вся его система сама по себе требовала изрядного
времени. Спрашивается - чего ради стоило ее вести? Какой смысл
имело обрекать себя на эту добровольную каторгу? - недоумевали
его друзья. Он отделывался весьма общим ответом: "Я к этой
системе учета своего времени привык и без этой системы работать
не могу". Но для чего было привыкать к этой системе? Для чего
было создавать ее? То есть для чего она вообще нужна и полезна
деловому человеку - это понятно, общие рекомендации нам всегда
понятны, но вот почему именно он, Любищев, пошел па это, что
его заставило?


ГЛАВА ШЕСТАЯ,
В КОТОРОЙ АВТОР ХОЧЕТ ДОБРАТЬСЯ ДО ОСНОВ,
ПОНЯТЬ, С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

В 1918 году Александр Любищев ушел из армии и занялся
чисто научной работой. К этому времени он сформулировал цель
своей жизни: создать естественную систему организмов.

"Для установления такой системы необходимо отыскать что-то
аналогичное атомным весам, что я думаю найти путем



математического изучения кривых в строении организмов, не
имеющих непосредственно функционального значения... - так писал
Александр Александрович в 1918 году, - математические трудности
этой работы, по-видимому, чрезвычайно значительны... К
выполнению этой главной задачи мне придется приступить не
раньше, чем через пять лет, когда удастся солиднее заложить
математический фундамент... Я задался целью со временем
написать математическую биологию, в которой были бы соединены
все попытки приложения математики к биологии".

В те годы идеи его были встречены прохладно. А надо
заметить, что Таврический университет в Симферополе, куда
приехал работать Любищев в 1918 году, собрал у себя поистине
блестящий состав: математики Н. Крылов, В. Смирнов, астроном О.
Струве, химик А. Байков, геолог С. Обручев, минералог В.
Вернадский, физики Я. Френкель, И. Тамм, лесовод Г. Морозов,
естественники Владимир и Александр Палладины, П. Сушкин, Г.
Высоцкий и, наконец, учитель Любищева, человек, которого он
почитал всю жизнь, - Александр Гаврилович Гурвич.
Сомнения корифеев не смутили молодого преподавателя. С
годами уточнялись подходы, кое-что приходилось пересматривать,
но общая задача не менялась - раз начав, он всю жизнь следовал
поставленной цели.
Согласно легенде, Шлиману было восемь лет, когда он
поклялся найти Трою. Пример со Шлиманом широко известен еще и
потому, что подобная прямолинейная пожизненная нацеленность - в
науке редкость. Любищев в двадцать с лишним лет, начиная свою
научную работу, тоже точно знал, чего он хочет. Счастливая и
необычная судьба! Он сам сформулировал программу своей работы и
предопределил тем самым весь характер своей деятельности
фактически до конца дней.
Хорошо ли это - так жестко запрограммировать свою жизнь.
Ограничить. Надеть шоры. Упустить иные возможности. Иссушить
себя...
А вот оказывается, и это примечательно, что судьба
Любищева - пример полнокровной, гармоничной жизни, и
значительную роль в ней сыграло неотступное следование своей
цели. От начала до конца он был верен своему юношескому выбору,
своей любви, своей мечте. И сам он себя считал счастливым, и в
глазах окружающих жизнь его была завидна своей
целеустремленностью.
Двадцатитрехлетний Вернадский писал, что ставит себе целью
быть "возможно могущественнее умом, знаниями, талантами, когда
мой ум будет невозможно разнообразно занят..." И в другом
месте: "Я вполне сознаю, что могу увлечься ложным, обманчивым,
пойти по пути, который заведет меня в дебри; но я не могу не
идти по нему, мне ненавистны всякие оковы моей мысли, я не
могу' и не хочу заставить ее идти по дорожке, практически
важной, но такой, которая не позволит мне хоть несколько более
понять те вопросы, которые мучают меня... И это искание, это
стремление - есть основа всякой научной деятельности; это
только позволит не сделаться какой-нибудь ученой крысой,
роющейся среди всякого книжного хлама и сора; это только
заставляет вполне жить, страдать и радоваться среди ученых
работ ...ищешь правды, и я вполне чувствую, что могу умереть,
могу сгореть, ища ее, но мне важно найти, и если не найти, то
стремиться найти ее, эту правду, как бы горька, призрачна и
скверна она ни была".
Они всегда волнуют, эти молодые клятвы: Герцен, Огарев,
Кропоткин, Мечников, Бехтерев - поколения русских интеллигентов
клялись себе посвятить жизнь борьбе за правду. Каждый выбирал
свой путь, но нечто общее связывало их, таких разных людей. Это
не сведешь к преданности, допустим, науке, да и никто из них не
жил одной наукой. Они все занимались и историей, и эстетикой, и
философией. История нравственных исканий русских писателей
известна. У русских ученых была не менее интересная и глубокая
история этических поисков.
Но одно дело поклясться в верности науке, пусть своей
любимой науке, а другое - поставить себе конкретную цель.
А если Трои не было? Если она рождена фантазией Гомера?
Значит, жизнь, потраченная Шлиманом на поиск, уйдет впустую?
А если цель, поставленная Любищевым, недостижима, в
принципе недостижима? Если где-то лет через двадцать окажется,
что создать такую естественную систему организмов невозможно?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Мир уршада
Сертаков Виталий
Мир уршада


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


Ковальчук Вера - Гибельный мир
Ковальчук Вера
Гибельный мир


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека