Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

слаще. Броновский же был ребусником первой величины, и Ламонт испытывал
прямо-таки наслаждение, слушая рассказ о том, как логика упорядочивала и
истолковывала неведомое и бесформенное.
Но даже это тройное совпадение - появление Броновского в
университете, ламонтовское детское увлечение ребусами и флирт с
хорошенькой аспиранткой, водившей своих поклонников на доклады и
фестивали, - не привело бы ни к чему, если бы на следующий же день Ламонт
не отправился на роковую аудиенцию к Хэллему и не погубил свою карьеру -
причем безвозвратно, как он довольно скоро убедился.
Едва выйдя от Хэллема, Ламонт решил поговорить с Броновским о
проблеме, которая ему самому представлялась совершенно очевидной, хотя
Хэллем и пришел в бешенство при одном намеке на нее. Ламонт считал
необходимым нанести ответный удар, потому что был прав, потому что именно
его правота навлекла на него начальственный гнев - а для этого в первую
очередь следовало доказать справедливость той идеи, которая этот гнев
вызвала. Конечно, паралюди более высоко развиты! Прежде он об этом, по
правде говоря, не задумывался - это как-то само собой разумелось и особого
значения не имело. Но теперь вопрос приобрел решающее значение. Он должен
доказать, что прав - вбить эти доказательства в глотку Хэллема, и по
возможности боком, чтобы труднее было проглотить.
Благоговение перед великим ученым уже успело угаснуть настолько, что
Ламонт с наслаждением смаковал такую перспективу.
Броновский еще не уехал, и Ламонт, разыскав его, ворвался к нему чуть
ли не силой.
Загнанный в угол Броновский держался с изысканной любезностью.
Ламонт нетерпеливо выслушал его вежливые фразы, назвал себя и сразу
же перешел к делу.
- Доктор Броновский, - сказал он, - я страшно рад, что успел поймать
вас до отъезда. Надеюсь, я сумею уговорить вас остаться на более
длительный срок.
Броновский ответил:
- Возможно, это будет не так уж трудно. Меня приглашают к вам в
университет читать курс.
- И вы думаете согласиться?
- Я еще не решил. Но это не исключено.
- Нет, вы должны согласиться. Вы сами это поймете, когда выслушаете
меня. Доктор Броновский, чем, собственно, вы можете заняться теперь, когда
вы уже расшифровали этрусские надписи?
- Я занимался не только этим, молодой человек. (Он был старше Ламонта
на пять лет.) Я археолог, а этрусская культура не исчерпывается надписями,
так же как италийская культура доклассического периода не исчерпывается
одними этрусками.
- Но ведь вряд ли в этой области есть задачи, столь же увлекательные,
как прочтение этрусских надписей?
- Тут вы правы.
- Тогда, наверно, вы будете рады найти проблему, еще более
увлекательную, еще более сложную и в триллион раз более злободневную!
- Что вы имеете в виду, доктор... Ламонт, не так ли?
- У нас есть надписи, не связанные ни с какой мертвой культурой. И
даже с Землей. И даже со всей вселенной. У нас есть то, что мы называем
парасимволами.
- Я о них слышал. И даже видел их.
- Но в таком случае неужели вам не захотелось взяться за решение этой
проблемы, доктор Броновский? Не захотелось узнать, что они означают?
- Нет, не захотелось, доктор Ламонт, поскольку никакой проблемы тут
нет.
Ламонт бросил на него подозрительный взгляд.
- Вы что, их уже прочли? Броновский покачал головой.
- Вы меня не поняли. Проблемы нет, потому что их вообще нельзя
прочесть. И я этого не могу. И никто другой не сможет. Для этого нет
исходной точки. Когда речь идет о земном языке, даже самом мертвом, можно
с достаточной уверенностью рассчитывать, что найдется живой язык или
мертвый, но уже известный, который окажется с ним в родстве, пусть самом
отдаленном. И даже если такой аналогии не отыщется, можно исходить хотя бы
из того, что на этом языке писали люди и их мыслительные процессы были
человеческими, сходными с нашими. Это уже опора, хотя и слабенькая. Но к
парасимволам ни один такой способ не приложим, то есть они слагаются в
задачу, заведомо не имеющую решения. А задача без решения - не задача.
Ламонт сдерживался, чтобы не перебить его, лишь с большим трудом. Но
тут его терпение иссякло:
- Вы ошибаетесь, доктор Броновский! Не подумайте, что я хочу учить
вас вашей профессии, но вы ведь не знаете ряда фактов, которые установили
люди _м_о_е_й_ профессии. Мы имеем дело с паралюдьми, о которых нам
практически ничего не известно. Мы не знаем, как они выглядят, как они
мыслят, в каком мире обитают. То есть мы не знаем почти ничего о самом



главном, о самом основном. В этом отношении вы правы.
- Но соль, по-видимому, заключается в "почти", не правда ли?
Броновский как будто нисколько не заинтересовался. Он достал из
кармана пакетик с инжиром, распечатал его, сунул ягоду в рот и протянул
пакетик Ламонту, но тот покачал головой.
- Вот именно! - объявил Ламонт. - Нам известен факт решающей
важности. По развитию они стоят выше нас. Во-первых, они умеют
осуществлять обмен через Межвселенское Окно, нам же достается чисто
пассивная роль...
Не договорив фразы, он спросил:
- Вы что-нибудь знаете о Межвселенском Электронном Насосе?
- Достаточно, чтобы следить за вашими рассуждениями, доктор Ламонт,
до тех пор, пока вы ограничиваетесь общими положениями.
Ламонт заговорил, не дослушав:
- Во-вторых, они прислали нам объяснения, как сконструировать нашу
часть Насоса. Мы не смогли в них разобраться, но чертежи все-таки
подсказали нам верный путь. В-третьих, они каким-то образом воспринимают
нас. Во всяком случае, они, например, узнают, когда мы пpедлагаем им
вольфрам. Они узнают его местонахождение и действуют соответственно. Мы ни
на что аналогичное не способны. Есть еще частности, но и этого вполне
достаточно, чтобы показать, насколько паралюди выше нас по развитию.
- Мне кажется, - заметил Броновский, - что тут вы одиноки. Полагаю,
ваши коллеги с вами не согласны.
- О да! Но почему вы так решили?
- А потому, что, на мой взгляд, вы ошибаетесь.
- Факты, на которые я ссылаюсь, верны, так как же я могу ошибаться?
- Вы ведь доказываете только, что паралюди опередили нас в
техническом отношении. Но как это связано с умственным развитием? Вот
послушайте! - Броновский встал, снял куртку и расположился в кресле
поудобнее. Его полное мягкое тело уютно расслабилось, словно
непринужденная поза помогала ему думать. - Примерно двести пятьдесят лет
назад в гавань Токио вошла американская эскадра под командованием Мэтью
Перри. Японцы, в ту эпоху отрезанные от остального мира, внезапно
столкнулись с технической культурой, заметно превосходившей их
собственную, и мудро решили, что открытое сопротивление было бы
неразумным. Большая страна с давними военными традициями и многомиллионным
населением оказалась бессильной перед несколькими чужеземными кораблями.
Но доказывает ли это, что американцы стояли по умственному развитию выше
японцев или просто что западная культура шла несколько иным путем?
Разумеется, верно второе - не прошло и пятидесяти лет, как японцы освоили
западную технику, а еще через полвека стали в один ряд с ведущими
индустриальными странами мира, несмотря на то, что примерно тогда же
потерпели сокрушительное военное поражение.
Ламонт, который слушал с большим вниманием, сказал:
- Я об этом думал, доктор Броновский, хотя и не знал про японцев - у
меня слишком мало времени, чтобы знакомиться с историей прошлых веков, а
жаль! Но тут другое. Речь идет не только о техническом превосходстве, а и
об умственном развитии.
- Но ведь это только ваши догадки. Почему вы, собственно, так
думаете?
- А потому, что они прислали нам инструкции. Они очень хотели, чтобы
мы установили свою часть Насоса, и искали способа, как подтолкнуть нас на
это. Сами они к нам попасть не могут - ведь даже железная фольга, на
которой были выбиты их инструкции (а железо и у них и у нас самый
устойчивый из элементов), даже она постепенно сделалась настолько
радиоактивной, что ее стало опасно хранить целыми кусками. Но конечно,
прежде чем принять необходимые меры, мы сняли точные копии.
Он умолк, чтобы перевести дух, и с досадой подумал, что говорит
слишком взволнованно и настойчиво. Так ведь можно оттолкнуть, вместо того
чтобы увлечь.
Броновский смотрел на него с любопытством.
- Ну хорошо. Они присылали нам инструкции. Какой, собственно, вывод
вы пытаетесь из этого сделать?
- А вот какой: по их мнению, мы способны понять, что они нам пишут.
Неужели они настолько глупы, что стали бы отправлять нам послания, иногда
довольно длинные, если бы считали, что мы их не поймем?.. Без их чертежей
мы ничего не смогли бы сделать. Если же они были уверены, что мы поймем,
значит, они считают, что существа вроде нас, с технической культурой
примерно их уровня (а это они каким-то образом установить сумели - еще
одно подтверждение моей точки зрения)должны находиться примерно на той же
ступени умственного развития, что и они, и без труда разберутся в их
символах.
- С тем же успехом это можно считать доказательством их наивности, -
спокойно возразил Броновский.
- То есть, по-вашему, они полагают, будто возможен всего один устный


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города
Шилова Юлия
Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека