Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

научился смотреть так на все окружающее.
- Ну, - сказал Лид мне, слегка выкатил глаза и шевельнул рыжеватыми
усами; они у него словно жили самостоятельной жизнью, шевелились,
топорщились, вставали дыбом и выражали не меньше, а. порой и больше слов. -
Что-то ты мне не очень нравишься. - Он никогда не стеснялся в таких случаях;
не молчал, правда, и тогда, когда было за что похвалить. - Так сколько лет
мы не виделись?
- А черт его знает, - сказал я. - Не помню. Вместе не служим с
шестьдесят третьего.
После шестьдесят третьего мы с ним, конечно, встречались, но мельком,
все собирались посидеть и поболтать, но то у него не получалось со временем,
то у меня. Наверное, так можно всю жизнь прособираться на встречу с
человеком - и не собраться.
- Ладно, - сказал он. - Вот мы, наконец, и поболтаем. Рассказывай, что
у тебя нового. И не таращи глаза на чужих дам.
- Я просто так гляжу.
- Осматриваешь подземелье?
- Почему подземелье?
- Ах, черт, - сказал он. - Да... Привязалось. Интересно, что все-таки
там было? Прелестно, если бы там оказался, скажем, угольный бункер. Или
котельная. Или слесарная мастерская. Или, например, подпольная типография.
- Подпольных типографий, думается, здесь не было, - усомнился я.
- А котельные не заглубляют на двадцать метров. И ворота в них не
делают из легированного сплава.
- И не императорская усыпальница, - предположил я.
Лидумс кивнул:
- Склепы были в другом месте. А если, допустим, какая-нибудь секретная
тюрьма службы безопасности?
- Это если бы служба безопасности находилась в доме сверху. А где она
располагалась у них действительно? Ты знаешь?
- Знаю, - сказал он. - Тут, в центре. Не годится. Ну, а почему не
предположить чего-нибудь попроще? Скажем, склад взрывчатки?
- Тогда уж скорее винный погреб.
- Вряд ли, - вздохнул он не без сожаления. - А почему не склад?
- Возьми хотя бы подъездные пути. По-твоему, туннель приспособлен для
транспортировки бомб и снарядов? На руках их там, что ли, носили? Куда
подгоняли машины? Да и какой идиот станет располагать склад боеприпасов под
жилым домом, в населенном районе? Брось. Да вообще: мы сюда отдыхать пришли,
или?..
- Ты прав, - согласился он. - Отдохнуть, поговорить за жизнь. Ну,
рассказывай, что у тебя нового. Я усмехнулся.
- Считают, - начал я, - что квазары - все-таки естественные
образования. Так что вряд ли стоит интерпретировать их, как систему
сигналов, содержащих информацию о чужом разуме.
Когда-то мы любили говорить с ним на такие темы; оба мы считали себя
несостоявшимися физиками, хотя ни он, ни я никогда и не пытались стать
физиками; армия крепко держала нас с самой молодости, и чем дальше, тем
труднее становилось представлять свою жизнь вне ее: армия - не профессия,
это образ жизни, охватывающий все стороны твоего физического и психического
бытия - если ты, конечно, не случайный человек в ней. Но тем не менее физику
и астрономию мы с ним любили, и говорили на такие темы много, с горячностью
и бескомпромиссностью дилетантов. И сейчас я сделал попытку с самого начала
повернуть разговор в эту сторону: там, где мыслишь астрономическими
категориями, для личных тем не остается места, настолько ничтожными кажутся
они но сравнению с ленивым величием мироздания. Но со времени последнего
такого разговора мы стали куда старше, и Лидумс на мою уловку не поддался.
- Об этом поговорим в другой раз, - сказал он, - и не прекословь. У нас
еще будет время порассуждать обо всем, чего мы не знаем, а сейчас черед
того, что мы знаем. - Он ухмыльнулся, как всегда, когда ему казалось, что он
сострил; острить он любил, но юмор его, хотя и обладавший пробивной силой
подкалиберного снаряда, "отличался" легкостью и гибкостью тяжелого танка.
Только указывать ему на это не следовало: можно было спорить с ним по делу,
но все, что касалось его юмора, было неприкосновенным. - Излагай, как твои
дела. Где Светлана, где парень, чем ты занят в своем хозяйстве, и прочее.
- Я уже пять лет один, - ответил я. - Вот тебе и весь сказ. Все
здоровы, все благополучны. Каждому хорошо так, как есть на деле.
- А если и не хорошо, то никто этого не показывает, - кивнул он. - Вы
оба всегда были упрямы. Почему все случилось?
- А черт его знает, - искренне сказал я. - Случилось вроде бы без
повода, вроде бы неожиданно. Я потом пытался понять, когда же это началось.
И нашел. Началось тогда, когда она впервые представила себе такую
возможность. И высказала это вслух. А потом ...
- И не было никаких причин? Я пожал плечами.
- Наверное, были ... Я был сильно влюблен однажды. Может быть, даже не
влюблен, а - больше.


- Долго?
- Да. Но там ничего не было. Знаешь, как у нас на это смотрят ...
- Знаю.
- Ничего не было. Во всяком случае, с той стороны никому ничто не
грозило. И не это было причиной.
- Что же?
- Не знаю - если говорить о нас. А если вообще - думаю, что догадался.
Развитие наших психологии, мужской и женской, шло с разной скоростью. Мы еще
не разучились командовать, а они уже разучились подчиняться. И найти
равнодействующую поведений трудно. Поэтому и детей рождается меньше, чем
надо бы. Лет через двадцать - кого мы будем призывать в армию? Но кому
интересно рожать, если мысль о почти неизбежном расхождении взглядов на
жизнь присутствует, явно или скрыто, уже в самом начале союза? Правда, тогда
кажется, что это скоро пройдет, притрется - желание официально и без помех
лежать в одной постели оказывается сильнее всего. То, что называют любовью и
что в девяти случаях из десяти ею не является. А если говорить конкретно о
наших женах - им приходится куда труднее, чем всем прочим. Да что я тебе
объясняю...
- Так что сейчас ты один.
- Да.
- И как?
- Спокойно, - сказал я.
- На ковре стоял?
- Не без того. С батальоном расстался. Но как специалист уважения не
потерял. Вот сижу, изобретаю. Как принято говорить - творческая работа.
- И не тянет в строй?
- Иногда ... Тянет, наверное, не в строй, а в молодость. А она прошла в
строю. Теперь их уже никак не разделить.
- А это твое одиночество - не подводит?
- Теперь - нет.
- Не запивал?
- Когда понял, что такая угроза есть - бросил напрочь, завязал, как
говорят. Забыл вот предупредить тебя, чтобы на меня не заказывал.
- Ладно, дело добровольное... И больше закабаляться не думаешь?
Я хотел ему сказать, что чуть не закабалился однажды - но в последний
момент испугался, и всю жизнь, наверное, буду жалеть об этом; было это в
Риге, но служили мы тогда уже в разных местах и виделись редко. Однако к
чему ему были такие детали? И я ответил кратко:
- Нет. Не думаю.
- Ну, ладно, - сказал он, отчего-то вздохнув. Помолчали, пока официант
размещал на столе принесенное. Потом официант стал наливать из графинчика, я
прикрыл свою рюмку ладонью и налил в бокал минеральной. - Давай, - сказал
Лидумс, - за встречу.
Мы чокнулись, выпили каждый свое. Он вкусно поморщился, я почувствовал,
что хочу есть. Некоторое время было не до разговоров.
- Ты поэтому такой? - спросил он, когда мы утолили первый голод.
- Какой? И - почему?
- Не такой, - сказал он с таким выражением, словно слова эти содержали
откровение. Я пожал плечами.
- Время прошло ...
- Мне ведь с тобой работать, - проговорил он, пристально глядя на меня.
- Работа, как ты понимаешь, может оказаться нешуточной. Так что я хочу быть
уверен. Хочу понять: что с тобой? Переживания после Светланы? Или она чем-то
донимает? Неудачная любовь? Неприятности по службе? Здоровье? Короче -
отчего ты такой... снулый?
- Ни в одном глазу, - снова попытался я уйти от сути разговора.
- Не финти, мася, - употребил он одно из его любимых, им самим
изобретавшихся словечек, которые, каждое в отдельности, ничего не выражали,
но без которых близким друзьям невозможно было его представить. - Может, ты
просто устал без женщины - если ее и на самом деле у тебя нет? Давно не
трогался тельцами? - Это снова был его лексикон. - Я заметил, как ты глядел
на ту кинозвезду...
- Она артистка?
- Не знаю, кто она. Впервые вижу. Но - могла бы. - Он хищно шевельнул
усами. - Отвечай, шнябли-бубс.
Он употреблял свои словечки чаще, чем (как мне помнилось) раньше - и не
потому, что пара рюмок, выпитых сейчас, подействовала на него: в этом
отношении он был железным. Он просто хотел, чтобы я снова почувствовал себя
в тех временах, когда мы были вместе, молодые и беззаботные (хотя тогда нам
казалось, что забот у нас сверх мэры, и может быть, так оно и было, но
плохое обычно забывается быстрее); чтобы я снова стал легким на подъем,
готовым на любое дело, пусть наполовину авантюрное, где успех гарантировали
лишь отчаянная решимость, азарт и натиск - таким, каким я и был когда-то.
Да, дело предстояло веселое, и он хотел иметь надежного напарника.
- Хвораешь ты, что ли? - начал он снова. - Какой-то ты все же кислый.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Третий уровень. Между Светом и Тьмой
Андреев Николай
Третий уровень. Между Светом и Тьмой


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Шилова Юлия - Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа
Шилова Юлия
Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека