Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

почему-то кажется сомнительным - наверно потому, что соблазнительно
просто. Ладно, это мы оставим как вариант. Что еще?..
Угроза карьере? Вот это гораздо ближе к теме, подумал Малахов.
Когда ударило по-настоящему? Когда Нетленные Мощи стал зазывать к
себе, а я и подумал: "Почему бы нет?"... Точно. Так и подумал.
Заинтриговал меня Нетленный, это во-первых, а во-вторых, какой же
функционер откажется перехватить кусок у своего ближнего? Нонсенс это,
никогда такого не бывало, если только не пытаются спихнуть с рук на
руки заведомый, очевидный всем "мертвяк". Каждый - сам себе
центропупист, и Нетленные Мощи лучше бы завял, чем излагать старые
байки про определение границ. Кто их не знает - то есть байки, а не
границы. Границы деятельности Контор существуют на бумаге, там им и
оставаться навеки, потому что иначе невозможно ни жить, ни работать.
Четыре Конторы, и каждая контористей других...
Стоп, стоп!.. Малахов с опаской погладил затылок и переменил позу,
устраиваясь поудобнее. Что-то тут не то. Объяснения Мощей - истинно
детский лепет на лужайке, их и объяснениями назвать срамно. Что он
делал на месте заурядного ДТП - вопрос номер раз. Видно, наклюнулось
что-то серьезное и притом в удобном месте - интересно было бы
посмотреть, как бы он перекрыл на три часа Московский тракт...
Впрочем, если подумать, катастрофа как раз не самая заурядная. Лоб в
лоб, смерть в смерть, будто заранее сговорились два придурка... Может,
конечно, так и было. Не спасли ни гидравлические бамперы, ни ремни
безопасности, ни надувные подушки - при скорости соударения свыше
двухсот не спасет вообще ничто, если в машине сидит физическое лицо с
инерцией, а не бесплотный дух... Кстати, почему вообще произошло
столкновение? При неработающем радаре отключится компьютер управления,
а при отключенном компьютере не заведется двигатель и машина встанет
на тормоза. Допустим, они сумели - обоим пришла в голову одна и та же
мысль! - обмануть всю многоступенчатую систему безопасности, хотя мало
кто знает, как это делается, я, например, не знаю...
К дьяволу, подумал Малахов. Пусть дорожная полиция занимается
придурками... Тут же неприятно вспомнился лыжный лихач, поборник
кратчайших траекторий. С ума все посходили, точно. Приспичило им: один
- в сосну, двое - друг в друга. В такой-то день расчудесный -
помирать! Психи. Жить надоело - иди еще выпей и не осложняй окружающим
существование. Впрочем, наверняка совпадение, но - любопытное...
Чепуха, отмел Малахов. Это потом, это детали. Почему Нетленные Мощи
юродствовал и прицепился как банный лист - вопрос номер два. Иван
Рудольфович Домоседов, единственный в новейшей истории функционер,
успешно завершающий второй трехлетний срок правления своей сатрапией,
- и на тебе, риск потери лица, вегетативная нервная на пределе
прочности... Интересно знать, зачем ему Малахов Эм Эн? Ничего не
понятно. Как ежик в тумане - собственных колючек не видать. Кстати,
можно попробовать сразу же отсеять гипотезу об опасности здоровью на
месте катастрофы. Значит, так: завтра же встречаюсь с Нетленными
Мощами, знакомлюсь с его проблемой и...
Тонкий гвоздик в затылке. Раскаленный. Шевелится.
Отсеяли...
Мазохисту бы такой дар, извращенцу-мазохисту!
- В Контору, Михал Николаевич? - спросил шофер у развязки. Машина
замедлила ход.
Малахов ладонью стер со лба выступивший пот.
- Нет, Володя. Домой. И не очень гони.
Только легкое покалыванье напоминало о боли. Что ж, получил
поделом: не лезь, куда не следует, и не будешь бит, как неразумный
хазарин. Отстаньте и не трогайте меня, жалобно подумал Малахов,
сегодня я болен. Заползу под одеяло и буду там жить, если только не
развалюсь по дороге...
Еще через минуту он твердо решил, что ни к каким Нетленным Мощам
прикладываться завтра не станет - и сам не поедет, и у себя не примет.
Ни за что. Под любым предлогом.


3
- О, привет, пап! - Виталька был дома.
- Привет, - сказал я, обстукивая обувь о крыльцо. От грохота
каблуков из подвальной отдушины вывалился незнакомый черный кот и,
задравши толстый хвост, наметом учесал в кусты боярышника. Кошек я
уважаю за то, что они не любят падать с крыш, но уж если падают, то
никогда не впадают в истерику и сохраняют достоинство. Рассудительные
звери. А этот еще и храбр - чужак, нагло впершийся на чужую
территорию. Значит, в самом скором времени на снегу под окнами
ожидается побоище за вид на жительство в моем подвале. Музыки будет...


- Погоди, я разденусь.
- Ага, пап. Ну тогда я пока поиграю.
Он улетел обратно в гостиную, откуда тотчас донеслись приглушенные
взрывы, пальба и матерная, надо полагать, ругань истребляемых
космических монстров на туземном языке. Стало быть, на этот раз что-то
безобидное, а коли так - пусть играет. Наше дело не встревать без
нужды в естественные процессы.
Я затворил входную дверь и содрал с ног лыжные ботинки.
Поцарапанные о наст лыжи оказались тут как тут - аккуратненько сохли у
стены между нишей для верхней одежды и вон той выступающей паркетиной
в углу, которая скрипуче вопит и пугает непосвященных, если на нее
наступить. Пусть сохнут.
Быстро же они добежали...
Я переоделся в домашнее и не отказал себе в удовольствии наступить
на паркетину и исторгнуть из нее визг. Вот так. Соблюдя ритуал и
обозначив таким образом свое присутствие, я отправился в душ, а оттуда
в гостиную - халат, тапочки, мокрые волосы (есть еще чему намокать!) и
никакой головной боли.
Я люблю свой дом. Прежде чем перейти к Конторе, он был виллой,
отобранной у какого-то мафиозо, исчезнувшего приблизительно во времена
возобладания гуманизма над практицизмом, когда подобных ему перестали
привязывать к авиабомбам и начали просто сажать. (Недавно приходил
один старец с замашками матерого лагерника, надоедал охране, просил
впустить. Я впустил, и он, осмотрев и повздыхав ностальгически, впал
вдруг в истерику при виде перестроек в доме, так что пришлось вежливо
попросить его восвояси.) Уж не знаю, кто жил в этом доме между мафиозо
и мной, да и не хочу знать. Зачем? Мне здесь нравится, и почти ничего
не пришлось менять, ну разве что для Виталькиных игр, когда он
наезжает, я повесил в гостиной тканый коврик-компьютер с веселеньким
узорчиком, а на противоположной стене - громадный коврище с моей
коллекцией боевых топоров. В ней есть почти все: от японского
масакири-кай до франкской обоюдоострой франциски (реконструкция,
конечно, середина прошлого века) и еще много чего между развешенными
по краям чуть наклонно изящной испанской алебардой XVI века и
нашенским простоватым бердышом.
Виталька давно на коллекцию зубы точит. Это он зря. Только после
моей скоропостижной и безвременной, а раньше - шиш...
Перед малым ковриком страхолюдное голоизображение искромсанного в
винегрет инопланетного монстра внезапно произнесло по-русски: "Козлы
вы все!" и захлебнулось инопланетной кровью. Виталька заржал.
- Как мама? - спросил я.
- Хорошо. Велела привет тебе передать.
Дежурный вопрос, дежурный ответ. Чего тебе еще нужно?
Ничего...
Так зачем ты лезешь в то, что давно перестало быть твоей жизнью, а?
Зачем, зачем... Наверно, затем лишь, что, кроме контейнера мишурных
условностей, в каждом из нас прячется что-то такое - то ли комплекс
вины (а за что?), то ли комплекс главы семьи (очухался!), то ли...
Стоп, хватит. Проехали. Остаточный затихающий вихрь воздуха за
последним вагоном...
- А как в гимназии?
- Нормально.
- Да?
- Правда, нормально, пап. - Виталька посмотрел на меня обиженно:
еще, мол, сомневаешься. Глубокая царапина шла через его скулу вниз и
наискось. Сегодняшняя.
- Дрался? - спросил я.
- Не. Дуэлировал.
- Ясно... С "болваном"?
- И без ограничений, - похвастался сын.
Вот как.
Резиновый "болван" - здоровенная орясина с тупой рожей, управляемая
компьютером. Лазерные сканнеры игрового комплекта "Поединок"
отслеживают перемещение живого противника, "болван" парирует и наносит
неконтактные удары - треск, звон, и беги вон. Летит с потолка
известка, сыплются на пол антикварные мамины вазы. Развлечение для
несовершеннолетних. (Извечная ошибка отцов заключается в том, что они
без всяких оснований считают своих чад умнее, чем те есть.) А без
ограничений - это уже внове. Справились, значит. Довели до ума
прекрасную игрушку для отвода от окружающей среды природной
агрессивности юного поколения! У Домоседова будут неприятности - он,
помнится, горячо рекомендовал "Поединок" к широкому распространению.
- Кто колол защиту, не знаешь? - спросил я без особой надежды,
внутренне кипя и не показывая виду. Жаль, неосуществима идея: создать
сеть ЛТП для больных дурным программизмом и упечь туда особо злостных


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Акунин Борис - Сокол и Ласточка
Акунин Борис
Сокол и Ласточка


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека