Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Полуроту Половинкину дали, и Брозин остался наедине со своими неуте-
шительными думами. Количество его объявлений на стенах и заборах сильно
сократилось, а остававшиеся, размоченные дождем, объел в одну ночь неу-
ловимый задичавший козел местного, уже уловленного протопопа. Уезд пог-
рузился в мрак, безмолвие и трепетное ожидание какого-то последнего уда-
ра.
Тем временем Половинкин вел свою полуроту скорым маршем в моросящую
даль. Погода переменилась. Дожди разъели дорогу. Обувь Половинкинского
отряда - лапти, разношенные сапоги и даже разномастные женские ботики -
годная только для стояния в карауле, пришла в совершенную негодность и
только обременяла усталые ноги красноармейцев. Возле Бедряги, тотчас же
после перехода железной дороги, начался ропот. От Бедряги до Сускии, во-
семнадцать верст, шел безмолвный поединок взглядов между людьми и Поло-
винкиным, ехавшим верхом. У Сускии дело разрешилось бескровно и просто.
Суския окружилась рогатками, а на жерди, у картофельного поля, трепа-
лась в мокром ветре того дня черная тряпка, знак бунта, чумы и всякой
иной беды. Прежде славилась Суския огромными конскими торгами, баранками
и щебяным товаром, теперь одно лишь осталось от прежней славы: на при-
горьи Суския стоит. Это последнее и видел Сергей Остифеич, оглядывая Су-
саковское место. Кроме того в щелях плетней и по-за-углами увидел он
выглядывающих мужиков. Сергей Остифеич понял, что и до Сускии, примкнув-
шей к Воровскому делу, докатился людской пожар. Это сулило непредвиден-
ные трудности. Сергей Остифеич подергал ус и, приказав людям отдохнуть и
закурить, у кого есть, отошел в сторонку.
Дождь остановился. День закатывался позади села, и видно было из-под
горы всему Половинкинскому отряду черное, тяжкое пятно Сусаковского хра-
ма. По низу облачного, лилово-розового с золотом, неба шли каемкой рас-
тяпистые ивы, повыше торчали березы со скворешнями. Превыше всего влады-
чила длинная, тощая колокольня, похожая на Василья Щербу, кто его знал,
стоящего в удивлении.
Едва среди отряда закурилось пять самокруток, повеселел отряд, стали
приглядываться к селу, на которое через полчаса пойдут цепью.
Один покачал головой, сказав:
- Слиняем мы тута.
Другой прищурился, пыхнул дымком, приложил руку к глазам козырьком и
вдруг открыл:
- Товарищи... а ведь на колокольне-то у них пушка!
В самом деле, на колокольне чернело прямое и длинное, направленное,
как показалось открывшему это, прямо ему самому в лоб. Поднялось обсуж-
дение назначения длинного предмета, и потому, что человеческие возмож-
ности каждого уже исчерпались дорогой, было вынесено, без всякого голо-
сования даже, решение, обратившее в бесславную неудачу весь Половинкинс-
кий поход.
Сергей Остифеич, стоявший поодаль, вытащил наган и пробовал стрелять
поверх бегущих с поднятыми руками к селу. Но наган запутался в ременном
шнурке, а рука тряслась... Кроме того две осечки, третья пуля покачнула
желтый кусток дикой рябины, четвертая разбрызгала лужу, остальные были
выпущены еще прежним владельцем нагана.
Закусив усы, испуская хрип сквозь сжатые губы, Половинкин бежал на-
зад, к ложбинке, где оставил красноармейца с конем. Тот, молоденький, и
черноусый татарчонок, все еще держал под уздцы Половинкинскую лошадь,
прядавшую ушами. В бегающих глазах татарчонка светилась виноватая поте-
рянность.
- ... Ну, чорт!.. Небось и ты туда хочешь?.. - почти проскрипел Поло-
винкин, подскакивая к коноводу.
- Стреляй! - сказал татарчонок и распахнул ватную куртку свою, одетую
прямо на голое тело. - Стреляй, товарища комиссара, - повторил татарчо-
нок и в лице его промелькнула как бы тень табуна невзнузданных коней. -
Моя село Саруй на та сторона!.. - и честно кивнул на Сускию.
Половинкин отвернулся. Размокшее картофельное поле душно пахло карто-
фельной же ботвой. Сергей Остифеич нагнулся, сорвал пупавку и растер ее
в пальцах.
- Беги... чорт! - сказал он, не глядя на татарчонка, и пихнул его в
плечо.
Тот вздрогнул, огляделся и побежал вон из ложбинки, спотыкаясь о гря-
ды и крича что-то на своем языке. Тошнящее, обидное чувство граничащее
со слезами, захватило Сергея Остифеича. Грудь болела и спина болела и
все болело, - руки отказывались держать поводья. Он так бил коня, точно
хотел ускакать от боли, но боль обвилась вкруг шеи, облегала плотно и
неотлучно, как хомут. На четвертой версте от Сускии, возле Мочиловского
моста, расхлябанный и скомканный, вдруг остановил коня Сергей Остифеич и
задержанное дыханье его прорвалось странным всхлипом. Надоедливо вился
над лошадиной шеей комариный рой. Один сел на щеку Половинкина и вот
окунул хоботок в потную мякоть тела. И снова, как в ту страшную ночь,
скосив глаза, выпятив щеку, задерживая дыханье и готовые слезы, глядел



Половинкин, как собственной его кровью наливалась эта малая и беззащит-
ная тварь. Что-то, подобное безумью, уже зудело во всем теле, в руках, в
мозгу. Рывком воли Сергей Остифеич воротил себя к яви и тут пожалел со
всей силой мужицкого размаха, что не осталось ни одного патрона в желез-
ной игрушке, ботавшейся на правом боку.
Приходили сумерки, и опять пометало изморосью. На всей огромной Суса-
ковской луговине не было никого, кроме него, стоящего в середине ее, как
ось, и он уже не скрывал слез от самого себя.
... А перебежчикам тащили бабы творог, сметану, душистые ржаные ле-
пешки. Какая-то, древняя и беззубая, притащила даже гармонь, оставшуюся
от сына, убитого в царскую войну. В нее и играли перебежчики всю дорогу
- шестнадцать верст, до Воров, таща съестные дары Сусаков у себя на спи-
нах. - А непонятный предмет на колокольне оказался лестницей, по которой
лазил отбивать вечерние благовесты Сусаковский понамаренок.
...............
...............
Насте таким и нужен был Семен.
Там, в Зарядье, днем и ночью думала о том, что обрушилось каменным
дождем на благополучие Секретовского дома. Когда видела в памяти своей
отца, осунувшегося от напрасных хлопот, над которыми смеялись - и Секре-
тов не понимал причин смеха - душила Настю горечь, туманилось и нена-
вистью темнело сознанье, - как бы слепнула тогда Преждевременный и неже-
ланный, вообще говоря, конец отца странным образом подсказал Насте, что
теперь ей оставалось делать. Но сил для большого размаха мести не было.
Настина душа тлела чадно и впустую.
Тогда пришло письмо от Семена, посланное им тотчас же по приходе в
Воры. "Если уж больно голодно живешь, приезжай, хлеб-то уж кажный день
едим!" Она вспомнила его, полузабытого среди постоянных хлопот о куске
насущного хлеба, и вдруг стала осмысленной вся их юношеская игра в лю-
бовь. Город все глубже уходил во мглу. Когда для Насти открылась возмож-
ность покинуть Зарядье, Настя не рассуждала долго. Она ехала к Семену,
как в полусне. Семен ей представлялся простоватым, широким в плечах
удальцом, в чистеньких лапотках, в белой рубахе с красными ластовками, -
и, конечно, кудри, кудри вьются по плечам. - Там, среди высокой, шумли-
вой ржи, в огромном просторе полей и неба потемнеют Семеновы глаза от
любви к Насте, - чем темней они будут, тем страшней и легче душе. Поп-
росту сказать, Настя ехала затем, чтоб оплодотворить Семена своею нена-
вистью, насытить его ненавистью до отказа, чтоб взорвался, губя все кру-
гом. Так и мнился ей Семен: распирающим, подобно Самсону, подпорки со-
ветского неба. Понятно, к чему стремилась Настя.
Все оказалось совсем не так. Правда, в лаптях был, но пахли лапти
совсем не так, как предопределялось мечтами. Его стриженая голова удиви-
ла и охладила ее в первую же минуту. Зато слова, которые говорил он,
жгли ее больше, чем те, которые придумала для него, стоя в теплушке и
глядя под откос. Семен угадал все сразу и холодок свой к Насте сохранил
до самого конца.
Да и те пространства, на которых рисовались Настиному воображению
пламенные, испепеляющие волны мужицкого пожара, совсем не соответствова-
ли действительности. Небо было дичей, чем в мечте, а люди совсем не жаж-
дали ее прихода. У мужиков были свои глаза на происходившие события. Му-
жику было так: Гусаки отняли Зинкин луг. Гусаки - советские. Одна поло-
вина города схватила другую за горло. Мужик выжидал, не рассыплется ли
город от всей той сокрушительной штуки в окончательную пыль. Тогда ос-
тавшееся пустить огоньком, - то-то дружно крапивы примутся пожженные
места обрастать. Прищуренным оком мерил мужик близость того дня, когда
запашет его скрипучая соха поганые городские места.
Настя пробовала рассказывать, как ходил Петр Филиппыч продавать пос-
леднее, что оставалось в доме, Настину шубку. А Семен с необыкновенной
яркостью вспоминал другой страшный, трехцветный день: белый снег, синие
околыши казаков, багрово-красную спину своего отца. Явь никогда не под-
ражает снам, Настю обманули ее надежды.
Тогда своим немного косящим взглядом Настя заметила Мишку Жибанду.
Семен стал скрытен и подозрителен, - прозвище Барсука, данное ему впос-
ледствии, как нельзя более подходило к нему. Жибанда был устроен по-ино-
му; нутро его имело как бы стеклянную крышку, и Настя видела в нем все,
что хотела видеть. Втайне она желала, чтоб именно Семен стал, как Жибан-
да, и с Жибанды она почти не сводила задумчивого взгляда во все продол-
женье дня...
...............
...............
Шумлив и хлопотлив был следующий день. На целых две недели растяну-
лось устройство барсуковских землянок, но именно к ночи третьего дня бы-
ло готово все основное. На уже введенные срубы накатывали кругляк, а
сверху укрывали землей и дерном. По Семеновой сметке лес был вырублен не


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Леннар. Псевдоним бога
Злотников Роман
Леннар. Псевдоним бога


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


Посняков Андрей - Разбойный приказ
Посняков Андрей
Разбойный приказ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека