Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Перевозку отца в Москву, - он вздохнул. - Не крути, крестный, тут не
просто в деньгах дело. Тут принцип "ты - мне, я - тебе". А что ты можешь им
предложить? Устроить их очередного земляка на место Херсона Петровича?
- Отца отправил в Москву Зыков, - сказал я. - Пойми, тут не до принципов.
Глухоманская медицина отца не вытащит, я с главврачом говорил. Только
Москва.
- Зыков, - он криво усмехнулся. - Совесть, что ли, у него заговорила,
крестный? Ты веришь в такое сочетание - Зыков и совесть?
Я не мог ему сказать, чем оплатил перевозку Кима в столицу нашей родины.
Не мог, он в Афгане воевал, он знает, как и от чего гибнут наши парни. Я
просто молчал, и он молчал тоже. Потом сказал:
- Значит, правы мои разведчики.
- Какие разведчики?
Я спросил машинально, думая, как мне объяснить происхождение денег,
которые во что бы то ни стало должен был уговорить Андрея взять. И хоть на
время прикрыться от долга тому же улыбчивому Юрию Денисовичу. А потом придет
подтверждение получателя, мне заплатят солидный куш или... Или я попрошу
окончательно списать долги Кима. Вот-вот, и как я до этого раньше не
додумался! Это же надо было поставить главным условием договора в одном
экземпляре...
- Погром на рынке устроили ребята из спортлагеря. Только не местные,
таких там тоже хватает, Глухомань на всю Россию распространяется. А свои на
следующий день прошли торжественным маршем. Ать-два. И получили контроль над
рынками. Как думаешь, крестный, дадут они моему отцу, корейцу, торговать?
Сначала уберут чернозадых, как они выражаются, потом - чучмеков, а потом и
до косо-глазых дело дойдет. И за всем этим - Зыков.
- Почему ты в этом уверен?
Спросил я без всякой собственной уверенности, что будет иначе. Будет
именно так, как сказал Андрей.
- Есть два самых надежных источника информации: мальчишки и влюбленные
девушки. Для мальчишек у меня - Володькины уши, а для девушек - Светланкины.
- Кого?
- Ну, дружу я со Светланкой... - Андрей несколько смутился. - Даже
больше, чем дружу, стоит она того. И совсем не потому, что работает в
конторе Зыкова, а вообще - очень стоящая.
- Жениться надумал?
- Как только отец поправится. Но дело не в этом. Дело, крестный, в том,
что спортлагерь содержит Зыков. Это точно, потому что Светланка собственными
глазами видела платежки. И из этого факта следует, что Зыков сначала отца
угробил, а потом почему-то решил его спасти. Почему он так решил, крестный?
Тут меня, наконец, осенило. Содержать - значит кормить. Целую ораву
молодых лбов в черной униформе. И я сказал:
- Пойдем.
И пошел. А Андрей пошел за мной. Я разыскал припрятанный дипломат, набрал
Антихристово число и распахнул.
- Ого, - сказал Андрей.
- Заплатишь Зыкову часть долга. Молча заплатишь. А скажешь одну фразу:
остальное через два месяца.
- Откуда у вас валюта? - строго спросил Андрей.
Даже на "вы" вдруг обратился. Значит, достали его эти у.е.
- Грешен я. Загнал Зыкову макароны для кормежки его погромщиков. Бери и
делай, как сказал.
2
Уж не помню, почему я решил позвонить Маркелову в тот самый вечер, когда
мы вернулись от Кимов. То ли рассказать ему, что Кима отправили в Москву, то
ли выложить все, что Андрей мне поведал о Зыкове, то ли поделиться
собственными впечатлениями о встрече за армянским натюрмортом. Однако
позвонил. А он меня огорошил совершенно неожиданным известием:
- Жену в область на опознание вызвали.
- Кого опознавать-то?
- Понятия не имею, ей не сказали. Она почему-то разволновалась, и я решил
поехать с ней вместе. Вернусь - созвонимся.
За время его отсутствия я предпринял тайные вскрышные работы в том
забытом складе, где когда-то Херсон Петрович показывал мне припрятанные
моими предшественниками цинки с патронами 7,62. Тогда запасливый Херсон
предложил завалить стенку хламом, чтобы никто случайно не обнаружил его
находку. И завалил. А я отвалил и ничего не нашел. Ни единого цинка и ни
единого патрона.
Я связывал с этой пещерой Аладдина большие надежды, поскольку патроны
нигде не числились и мой грех как бы уменьшался... Нет, делился с
согрешившими до меня. Я даже ощупал стены, надеясь, что Херсон на всякий
случай перепрятал нашу страховочную наличность. Но стены были, как в
каземате, и я в конце концов был вынужден признать, что отныне знаю, что
легло в фундамент страстной любви Херсона Петровича к трактирам. Легли
исчезнувшие патроны, которые он загнал тому же улыбчивому Юрию Денисовичу. И



в этом, по всей вероятности, заключалась причина, почему он стал меня
избегать.
Это было крушением. И если я не хотел захлебнуться - а я не хотел, можете
мне поверить! - оставалось одно. Строить плот из обломков былых
возможностей.
Я переключился на чертежи будущего плота, крепежные связи и всяческие
иные приспособления. В этом нельзя было ошибаться, почему я и старался
избегать неприятностей. Мы всегда страдаем от суеты, вызванной лихорадочной
поспешностью как можно скорее добраться до тверди земной. А суета - не
помощник. Суета - вериги.
Я был очень ровен со всеми, заботлив и ласков с Танечкой, стараясь изо
всех сил не вляпаться в суету. И - думал. Где-то там, на втором плане,
стараясь никоим образом не выдвигать свои размышления в план первый. И уж не
помню, по какому именно поводу спросил Танечку, не знает ли она некую
Светлану.
- Светку? - она улыбнулась. - Конечно! А зачем?
- С Андреем у нее серьезные отношения.
Танечка радостно всплеснула руками:
- Правда?..
- Жениться собирается, - я тоже не удержался от улыбки.
- Замечательно! Светка - чудная девчонка, кончила бухгалтерские курсы, а
танцует как!.. А почему ты о ней вспомнил?
- Она у Зыкова работает?
- Узн<ю, - Танечка кивнула с готовностью, потому что очень любила мне
помогать. - Хоть сегодня. Я знаю, в какое кафе она ходит есть свои сосиски.
Слишком уж я был поглощен строительством плота, мечтая уплыть на нем на
необитаемый остров вместе с верным Пятницей...
Через три дня моя Пятница доложила. Торопливо и с нескрываемым
удовольствием:
- Я обедала в кафе и ела сосиски вместе со Светкой!
- Вкусные сосиски-то были?
- Ну, уж раз сам Зыков их ел...
- Где?.. - тупо спросил я.
- За соседним столом, он - большой демократ. И со мной очень мило
поздоровался. Тебе - нижайший поклон.
Я вдруг почувствовал озноб. Знать, захлестнула мой недостроенный плот
горькая морская вода...
3
Мне приснилось, будто я смотрю в подзорную трубу. Я видел Москву, нашу
Глухомань и почему-то Пензу, в которой никогда не был. И все весело играло и
переливалось, и я еще во сне понял, что смотрю не в подзорную трубу, а в
калейдоскоп, и проснулся.
Проснулся я с мыслью, почему-то совсем невеселой. Я подумал, что мы,
русские, все видим в калейдоскоп. И верим, что не счесть алмазов в пещерах
наших душ. Каменных, как в арии Индийского гостя. И все у нас вывернуто. У
нас вон коммунисты - это левые, а демократы - правые, хотя во всем мире
наоборот. Потому что смотрим не в подзорную трубу, а - в калейдоскоп.
Вот такой то ли сон, то ли явь. Потом я обнял свою Танечку, прижал ее к
себе покрепче, как прижимают самое дорогое, что только есть на свете, и
опять заснул.
А утром - звонок. Я как раз на работу собирался, и трубку взяла Танечка.
И крикнула:
- Валера!.. Валера, милый, откуда? От нас до вокзала - три минуты
бегом!..
Я позвонил в свою контору, сказал, что задерживаюсь, что внезапно
возникли... что дела, мол... Не помню, что я тогда бормотал, потому что
очень уж тогда обрадовался. До счастья.
А Валера пришел не через три минуты, потому что бегать уже не мог. Ногу
ему отмахали чуть ли не до колена, зато с протезом повезло. Он почти не
хромал. Это очень по-русски: нам больше везет с протезами, чем с ногами, и
мы этому радуемся. У нас вместо страны - большой-большой протез. И ничего.
Даже гордимся.
Валера, правда, не гордился, но передвигался довольно легко. Пока сияющая
Танечка шустро накрывала на стол, я спросил:
- Привык к протезу?
- Почти.
- Легкий?
- Австрийский.
- За валюту?
- За нашу валюту, - усмехнулся Валера.
Полез в нагрудный карман камуфляжной куртки и вытащил звезду Героя
России.
- Поздравляю, Валерка. А чего же в кармане носишь?
- Да так, - он сунул звезду в карман. - Зачем пижонить? Андрей и Федор в
Афгане по краю ходили, зачем же мне высовываться? Не надо об этом, крестный.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека