Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

всегда, мы будем думать, чувствовать и оценивать по-своему... Надолго ли?
Откуда я знаю? Ни я, ни ты и ни одна цыганка этого не предскажет. Месяц.
Год. Десять лет ... Но разве прожить такой год - мало? Нет, погоди, -
сказала она громче, заметив, что я собираюсь заговорить, - я хочу ответить и
на тот вопрос, который ты не задал, но который вертится у тебя на языке: не
слишком ли я легкомысленна, не стремлюсь ли к удовольствиям, и все такое
прочее. Конечно, стремлюсь, как и любой человек ... То, о ,чем ты, наверное,
подумал в первую очередь, для меня не самое главное, хотя и не последнее;
ради этого я не стала бы ... во всяком случае, соблюла бы приличия. Если бы
все проблемы решались в наши дни так легко, как эта...
Что-то кольнуло меня при этих ее словах, и я снова попытался перебить
ее - и вновь мне не было позволено.
- Знаешь, я просто почувствовала, что ты - человек, которому я нужна не
только по этой причине, - ты, кстати, сам еще и не знаешь, нужна ли я тебе
именно так, - я тебе нужна всерьез. А таких людей, которым ты нужна всерьез,
и которые чем-то нужны тебе, пусть ты еще и не знаешь, чем, но чувствуешь,
что нужны, - таких встречаешь не каждый день и не каждый год, а встретив, не
думаешь, насколько прилично или неприлично подойти к ним и, используя это
самое равенство, сказать: не проходите мимо, вот я, здесь! Понял?
- Не совсем, - сказал я. - Если ты так хорошо почувствовала все с
самого начала, как же ты могла сбежать куда-то, чтобы только случайность
помогла нам встретиться во второй раз? Сбежать из-за какой-то ложной обиды
...
Она расхохоталась, звонко и неожиданно, так что мне тоже захотелось
смеяться, неизвестно чему.
- Господи! - проговорила она сквозь смех. - Мужчины, повелители мира,
проницательные создания! Значит, ты действительно думаешь, что я сбежала и
провела ночь где попало?
- То есть...
- Нет, это чудесно, это просто неподражаемо! И ты - прелесть. Столько
времени терпел... Я-то решила, что ты сразу догадался!
- О чем?
Наверно, выглядел я в этот миг глуповато, потому что Ольга
расхохоталась снова.
- Да никуда я не убегала. Была все время у Варвары. И вышла из дому,
как только услышала, что ты собираешься уйти. И еще в подъезде обождала,
пока не хлопнула дверь наверху...
- Ничего подобного. Варвара мне сказала...
- Потому что я ее об этом попросила. Я стояла рядом с ней, когда ты
звонил.
- Знаешь, - сказал я, - это жестоко. Она стала серьезной.
- Я уже говорила тебе: пренебрежения, обиды, обмана не прощу. В таких
случаях - конец раз и навсегда.
Она снова насупилась, как перед началом разговора. Я подбросил в огонь
дров и подумал, что надо будет сходить еще раз.
- А при чем тут интуиция? - спросил я.
- При том... - Она помолчала, потом искоса взглянула на меня. -
Интуиция говорит мне, что ты в чем-то неискренен... таишь про себя что-то
важное, что беспокоит тебя и не позволяет воспринимать все таким, каково оно
есть, и меня в том числе тоже. Почему ты не хочешь сказать мне, в чем дело?
Неужели жизнь не научила тебя тому, что от этого бывает только легче?
Пожалуйста, скажи мне, потому что сейчас ты еще можешь сказать мне все. И
если даже признаешься мне, что у тебя шесть законных жен, или что ты убил
человека, или растратил деньги и скрываешься от розыска...
- Или что я выдал военные тайны...
- Что же, я стану убеждать тебя пойти с повинной, такое уже бывало и в
книгах, и в кино, и, наверное, не раз случалось в жизни. Говорю тебе: сейчас
еще можно сказать и понять все, но чем дальше, тем труднее будет: тебе -
сказать, а мне - понять и принять.
- Это тебя волнует?
- Разве мало? Это же обидно, как ты не понимаешь! Ну, спроси меня
сейчас о чем угодно, и я отвечу, как бы ни хотелось мне не говорить об этом.
Не хочу недоговоренностей, не хочу сомнений, они способны убить все самое
лучшее, то, без чего жить нельзя ... Будь таким, каким я тебя вижу, скажи
мне все, и увидишь, как сразу станет хорошо тебе... и мне тоже!


III
Я молчал. Потому что сказать не мог ничего. Соврать было бы еще хуже,
чем молчать, а говорить правду я не имел права.
Будь это моя личная тайна, пусть самая глубокая, пусть какая-то самая
постыдная, я, не задумываясь и немедля, открылся бы Ольге - и заранее знал
бы, что мне станет легче. Но таких тайн у меня не было, и уж во всяком
случае не они меня беспокоили; но то, что она своим женским чутьем ощущала,



было тайной военной. В армии обо всем должно знать ровно столько людей и
именно те люди, скольким и которым знать положено. Тебе не нужно гоняться за
информацией и добывать ее откуда-то из-под полы: что тебе полагается знать,
тебе сообщат, а чего не скажут - значит, тебе этого знать и не надо. И
можешь служить спокойно. Ольге никак не было положено знать о заминированном
подземелье, в котором, вернее всего, хранятся законсервированные культуры
самых гнусных бактерий, какие только существовали тридцать - сорок лет назад
(хотя и странно даже в уме сочетать слова "культура" и "гнусный"). Когда
речь идет о вещах, предназначенных хотя бы просто для служебного
пользования, пусть на них и не стоит гриф "Совершенно секретно", нет никакой
градации, кому из посторонних можно о них рассказывать, и кому нельзя -
нельзя никому. Даже одно слово о том, что тяготило меня, было бы уже
нарушением принципов, придерживаться которых я привык за четверть века
армейской жизни и не нарушил бы, в полном смысле слова, даже под страхом
смерти - не говоря уже о том, что очень скверно было бы в самом преддверии
близости выбалтывать то, что я обязан хранить про себя, и искать духовной
общности путем нарушения воинской морали... И я молчал, а Ольга ждала, и я
видел, как с каждой минутой моего молчания ее взгляд становится все угрюмее
и она, не двигаясь с места, продолжая касаться меня бедром и плечом, тем не
менее отходит от меня все дальше.
- Оля, - сказал я. - Послушай, Оля, и поверь мне. Да, ты правильно
угадала, не стану уверять, что меня не тяготят никакие мысли. Но, - я
нагнулся, чтобы снизу вверх заглянуть ей в глаза, но она чуть повернула
голову, и вместо глаз я увидел лишь тени, в которых не было никакого
выражения, - но объяснить тебе, в чем дело, я сейчас не могу. Я не-мо-гу.
Даю слово, даю честное слово: это не касается ничего бесчестного,
постыдного... это никак не задевает ни тебя, ни нас обоих вместе. Это...
Потерпи немного, Оля, быть может, уже завтра или послезавтра я смогу
рассказать тебе обо всем. А до тех пор ты не станешь сомневаться во мне... и
не станешь сердиться за молчание, которого я не имею права нарушить.
Теперь она взглянула на меня сама, и в ее глазах я увидел грусть,
устойчивую, зрелую грусть, не свойственную людям ее возраста, а красивым
женщинам - в особенности. Она сказала:
- Я верю тебе, но дело ведь не в этом... Плохо, когда между людьми
слишком многое основано на вере, она не дает уверенности. Для уверенности
надо знать, точно знать. И раз между нами что-то остается недоговоренным, я
не могу сказать тебе то, что мне очень хочется сказать: "Что бы ни случилось
- я с тобой". И во мне по-прежнему остается какая-то настороженность по
отношению к тебе, - она чуть улыбнулась. - Я понимаю, это, наверное,
нехорошо и неправильно, но ведь каждый из нас чувствует и думает так, как
свойственно именно ему, а не как нужно было бы по всем правилам; я понимаю,
но ничего не могу поделать, и поэтому не смогу простить тебе ни малейшей
обиды, невнимательности, всего такого, что простила бы, пусть и без
восторга, если бы знала, что между нами не осталось никаких
недоговоренностей. Не обижайся, но иначе у меня не получится...
- Я думаю, Оля, - сказал я, - что у тебя просто не будет для этого
повода.
- Дай-то бог, - тихо проговорила она, - дай-то бог... Она покачала
голой, то ли в знак недоверия, то ли отвечая каким-то не высказанным вслух
мыслям. - А может быть, я хочу слишком многого? Но знаешь, я всегда буду
хотеть слишком многого, и тебе не будет со мной легко. Подумай, пока можно:
может быть, ты уже жалеешь о нашем знакомстве, о том, что тратишь время на
чужую женщину, которая тебе чуть ли не навязывается?
Я не ответил.
- Молчание - знак согласия?
Я разжал пересохшие вдруг губы.
- Нет.
Слово выговорилось хрипло и невнятно, и я повторил, стараясь, чтобы оно
прозвучало чисто и уверенно:
- Нет. Не жалею.
- Тогда не надо грустить. Я ведь тебе уже сказала: все будет хорошо.
Поверь. Я немного ведьма, и будущее бывает приоткрыто мне, суровый мужчина.
Ты не жалеешь, что встретил меня, ты только что сам сказал это. Я рада, что
встретила тебя. Тебе это известно. Мы с тобой хотим одного и того же. Кто
или что может помешать нам? Прошлое? Нет, оно сделало свое дело: привело нас
в сегодня, в сию минуту. Настоящее? Мы вдвоем, и вблизи нет никого, кто
потревожил бы наш разговор и помешал бы нам. Будущее? Мы с тобой сейчас
лепим его, оно будет нашим. Ты можешь не отвечать, я знаю, ты согласен со
мной. Я ведь поняла тебя уже давно: твое спокойствие, твоя суровость и
трезвость - это не характер, это лишь образ, а на самом деле ты уже давно
тосковал обо мне, месяцами, годами, а меня все не было, и ты старался вести
себя так, чтобы никто, упаси боже, не заподозрил, что тебе чего-то не
хватает в жизни... Я задержалась, прости меня; но и ты почему-то не спешил
ко мне, а ведь я не обижаюсь на это... Ты увидел меня и полюбил, хотя не
желал признаться себе в этом; ты ведь можешь полюбить только сразу - или уж


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Мурич Виктор - Дважды возрожденный
Мурич Виктор
Дважды возрожденный


Андреев Николай - Пролог. Рожденный на Земле
Андреев Николай
Пролог. Рожденный на Земле


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека