Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мог воспроизвести его в своем воображении так, будто видел наяву, совершенно
отчетливо. Что и неудивительно, ведь это был его родной дом - дом, где он,
нынешний, родился.
Справа - навес, под которым сложены дрова, сарай, летняя кухня, где зимой
они с Дедом хранили запасы продуктов. Несколько протоптанных тропинок,
обледенелый колодец, изгородь, за которой летом поднимаются зеленые вершки
картофеля, моркови, репы. Большую часть продуктов старик производил сам.
Кое-что привозили по реке. А если людская просьба приводила его в селение,
расположенное за несколько десятков километров, а то и за сотню по течению
реки, там тоже он нагружался мукой, постным маслом, сахаром, керосином.
В селениях Антония помнили, называли Дед или Дедушко и рассказывали о нем
невероятные истории. Большинство людей, которым он помог, так и прожили, не
узнав его имени и отчества. Но и в этом, несомненно, звучало уважение, даже
почтение. Просто Дед, но зато с большой буквы. К его таежной избушке
охотника-промысловика добирались, только когда возникала слишком серьезная
надобность. Если кто-то вдруг тяжело заболевал и помочь ему отказывался не
только местный фельдшер, но и доктора в сельской больнице, тогда оставалось
одно - идти или плыть к Деду. Шли к нему бабы со своими бедами, с неизлечимо
больными детьми, пьющими горькую мужьями, и те, у кого не было ни мужа, ни
детей, но которые хотели их иметь. Приходили с просьбами приворожить и
присушить, снять сглаз и порчу. Дед в порчу и сглаз не особенно верил, а
всем твердил одно: главное - любовь, все беды и болезни от злобы и страха.
Он был для людей округи последней палочкой-выручалочкой, потому и имя его
звучало по-особенному значительно: Дед. С большой буквы.
Даже в том селе, куда они прилетели на вертолете с местным авторитетом, о
нем слышали. И к его прилету отнеслись как к явлению святого чудотворца.
После страшной ночи, когда они спасали ребенка в чреве молодой матери,
авторитет, поутоваривав задержаться для отдыха, дал им лошадь с телегой,
чтобы они запаслись в магазине продуктами. И по пути в магазин его уже ждал
народ. Некоторые подходили просто безо всякой особой нужды. Говорили: "Дай,
Дедушко, до тебя дотронуться, я в город собрался, вдруг меня там хворь какая
прихватит или злые люди обчистят". И Дед улыбался и отвечал: "Поезжай,
Данила, с легким сердцем, никакого зла с тобой не приключится". И все были
уверены, что так будет.
В этот раз никакие продукты Деду были уже не нужны, он-то знал, что живет
последний день, но для Саввы хотел отовариться. И оставить ему в подарок
килограмм конфет. Они и прежде ели эти конфеты изредка по одной, и оттого
простенькие карамельки казались невероятно вкусными. И названия у них были
необычайные: "Клубника со сливками", "Грушевый аромат", "Обсыпка бухарская".
Никакие торты, пирожные и шоколадки, которые Савва попробовал позже, не
могли сравниться с теми дедовыми конфетами.
Свою жизнь с Дедом Савва вспоминал так, как обычно вспоминают детство:
счастливая пора, когда все вокруг кажется новым и неизведанным, когда каждый
день сам в себе находишь новые, совершенно неведомые возможности и вдруг
начинаешь видеть то, чего раньше не только не видел, но о существовании чего
даже не догадывался. Если это можно считать детством, то у Саввы оно было
счастливым. Он жил, не подозревая о том, сколько в большом мире зла и как
несовершенны люди.
Те люди, которые приходили к Деду, хотя и не являлись в полном смысле
идеальными людьми, были значительно лучше среднестатистических, ведь уже в
течение многих лет он понемногу да выправлял кое-что в каждом: у кого слегка
урезал вспыльчивость, у кого добавлял добродушия, у третьего чуть-чуть
повышал работоспособность. Потому-то, наверное, селения, что были в округе,
чуть не объявили каким-то этнографическим заповедником; ученые усмотрели в
них остатки настоящего сибирского уклада.

***
Живя рядом с Дедом, Савва ни разу не видел по-настоящему плохого
человека. И лишь последний день поднес им такого. Тогда Савва и стал
свидетелем того, как Дед работает.
Они приближались к магазину. Молодая кобылка по кличке Медаль везла их
телегу неспешно, и Дед не погонял ее. Тем более, что с каждым пройденным
метром он все больше хмурился.
- Что-то случилось? - спросил его Савва.
- Геологи пришли, - ответил Дед.
- Откуда? - удивился Савва.
- Вон у речки и вездеход их стоит, - усмехнулся Дед.
Действительно, у реки виднелась небольшая черная точка. Приглядевшись,
Савва понял, что это действительно какая-то машина. Было удивительно, как
старик смог заметить его с такого расстояния.
- Так вокруг же сияние, - пояснил Дед. Сиянием он называл поле излучения.
- Видишь, светится пунцовым, отдающим в коричневый. Разные люди на нем
приехали, не все хорошие.
Савва плотно зажмурился, расслабился, потом сосредоточился и внезапно



распахнул глаза. Так смотреть его учил Дед. Все вокруг изменилось. Вокруг
каждого существа, даже незаметной былинки, вокруг любого предмета витало
прозрачное, но ясно видимое облако, как будто каждый предмет находился
внутри некой сферы, образованной светом, исходившим от него самого. Таким
было все: и деревья, и травы, и даже комья сухой земли на дороге. Теперь
вездеход у реки стал виден гораздо яснее. Он попросту бросался в глаза,
настолько цвет окружавшей его сферы контрастировал со всем окружающим,
светившимся в основном разными оттенками серебристо-голубого.
- Теперь видишь? - спросил Дед.
- Вижу, - кивнул Савва,
Он проморгался, и свечение исчезло.
Тем временем они подъехали к магазину. На крыльце сидел высокий рыжий
парень с кривым носом, видимо, сломанным в драке. Дед как ни в чем не бывало
остановил Медаль, слез с телеги, и они вместе с Саввой направились к
магазину. Парень уже изрядно выпил и сидел, свирепо разглядывая все вокруг.
Он был из тех, кто во хмелю становится буен и лезет в драку,
- Здравствуйте, - мирно поздоровался с ним Дед, потому как в селе было
принято здороваться с каждым.
- Здравствуй, здравствуй, - хмуро пробормотал в ответ парень и уже в
спину добавил:
- Старый пердун.
Савва зажмурился и резко открыл глаза. Поле у парня было
грязно-оранжевым, с элементами землисто-коричневого, переходящего в зеленый.
Он испускал редкую агрессию, помноженную на ненависть ко всему окружающему
миру. Было видно, что он только ищет повод для того, чтобы перейти к
агрессии физической.
Савва с Антонием зашли в магазин. Выбор был небольшой, но им и не нужно
было деликатесов. Пять бутылок постного масла, мешок муки, несколько
килограммов сахара.
- Набираешь, мешочник! - раздался сзади злой голос. - Спекулянт
проклятый!
Дед, не обращая внимания на окрик, продолжал спокойно разговаривать с
продавщицей, которую впервые когда-то увидел еще в колыбели и вылечил от
грыжи и родимчика.
- Пачку "Беломора" купи мне, ты, видать, богатенький Буратино! - сказал
парень.
Он подошел совсем близко, и Савва отчетливо почувствовал его дыхание:
водка, табак и злоба.
- Ты чего, старый пень, оглох? А ну, мне "Беломор" гони! Слышишь или нет?
Или тебя что, жаба задавила, старый хрен?
- Я не курю, - совершенно спокойно ответил Дед.
- А я курю, - с угрозой в голосе сказал рыжий. - И ты мне сейчас купишь
три пачки. Покупай, послушайся доброго совета, хрыч, не то дороже выйдет!
- И килограмм подушечек, пожалуйста, - как ни в чем не бывало сказал
старик. - "Обсыпки бухарской".
- Я кому сказал, а?! - взбеленился парень. - Ты что, дурочку валять
вздумал?! - Он говорил стиснув зубы, глаза налились кровью. Он был готов
растерзать кого угодно. - Тебе сколько раз повторять, скотина? Чмо ты
паршивое! Ты забыл, с кем разговариваешь, а, старый придурок?
- Ну чего ты пристал к старику! Допился! - прикрикнула на рыжего
магазинщица, крепкая и еще весьма эффектная женщина под сорок.
- Что?! Я что-то слышу? Ты-то что вякаешь, блядь? Я бы тебя сделал, но не
встанет на тебя, суку поганую!
- Как вы смеете? - Савва не мог больше сохранять спокойствие и оставаться
в стороне. - Немедленно прекратите, вы разговариваете с женщиной!
- С женщиной? - расхохотался парень. - Это вот эта вонючая старуха теперь
называется женщиной?!
- А ну-ка выйди отсюда! - прикрикнула продавщица.
- Это ты-то женщина? - продолжал дико хохотать рыжий, показывая на
магазинщицу грязным пальцем. - Да ты утром-то в зеркало смотришься? Ну и что
ты там видишь? Же-енщину? - Он кривлялся и хохотал, но смех был не веселым,
а страшным. - Ты-то что в ней видишь, чмо? - обратился он к Савве. - Вот
такую вот женщину? Тетку? Станок? Бабу? Да откуда тебе знать-то, что такое
баба, мозгляк? Так берешь папиросы? - Этот вопрос был обращен снова к Деду.
- Так сколько с меня, Аля Егоровна? - не меняя тембра голоса, по-обычному
ласково спросил Дед.
- Ах ты, скотина, воображать много о себе начал!
Безразличие к своей персоне взбесило рыжего больше, чем разозлил бы
отпор. Этого он просто не мог перенести. Он размахнулся огромным грязным
кулаком, покрытым оранжевыми волосками.
Тут произошло что-то вовсе невероятное. Ни Савва, ни Алевтина Егоровна
так и не поняли, что, собственно, случилось. Но только кулак промахнулся. Он
вроде летел прямо на ничем не защищенную седую голову Антония, но почему-то
проехал мимо, хотя промахнуться с такого расстояния не мог бы никто, даже
вдрызг пьяный. Хуже того, рыжий неловко качнулся в сторону, и кулак с силой


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - вильдграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - вильдграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека