Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Великому трепетанию природы отвечали скоты из Ковчега, улюлюканью ветра
отзываясь воем волчиным, и рычанию грома - львиным рыканием, и мельканию
молний - ржаньем слонов. Кобели лаяли в ответ погибающим братьям, овцы
блеяли на рыдания детей, гаркали грачи, подражая барабанному стуканью струй
дождя по покрышке Ковчега, буйволы мычали в унисон мутному пению волн, и
обитатели воздуха и земли скулежом и бешеным воем заунывно отпевали гибнущую
планету.
Но именно в этой обстановке, уверял отец Каспар, Ной и члены его
семейства снова обрели для себя язык, которым изъяснялся Адам в Эдеме, и
который сыновья Ноя позабыли после изгнания из рая, и который впоследствии
потомки того же Ноя почти что напрочь снова утеряли вследствие сумятицы при
великом столпотворении Вавилонском, все народы забыли его, кроме потомков
Гомера, которые укрылись со своим наречием в глушь непроходимых северных
лесов, и там немецкому народу удалось эту речь благоговейно сохранить.
Только немецкая речь, только она, - голосил теперь фатер Каспар на родном
языке, будто одержимый, - redet mit der Zunge, donnert mit dem Himmel,
blitzet mit den schnellen Wolken, иначе говоря, - бесновался он во власти
вдохновения, дико перемешивая обрывки разнообразных языков, - только в
немецком наречии слышны звуки живой природы, только немецкая речь способна
крякать кряквой, гулить куликом, граять грачом, кричать кречетом, свистеть
свиристелем, бликать будто гром под облаками, хорскать лебедицею, румкать
кабаном, циккать перепелкою, горланить горлицею и мявать будто катц! Тут он
осип и охрип от буйного словоизвержения, но успел убедить Роберта, что
истинное наречие Адама, новообретенное в ходе гибельного Потопа, сохранилось
до наших дней исключительно под державой августейшего монарха Священной
Империи Римской.
Покрытый ручьями липкого пота, священнослужитель окончил свое
выступление. Тем временем небеса, похоже, устрашенные описываемыми
последствиями дождевых осадков, отозвали собравшуюся непогоду, будто
чиханье, как бывает, что, кажется, вот уже неодолимо грянет, но потом по
какой-то странной причине отступает обратно в переносицу и вырождается в
хрюк.

22. ПЛАМЯЦВЕТНАЯ ГОЛУБИЦА

В последующие дни стало ясно, что к Мальтийской Установке им не
добраться. Шлюпка как была, так и стояла на острове, в затоне. Плавать фатер
Вандердроссель не умел и Роберт не умел тоже.
Ныне, имея при себе молодого сильного мужчину, отец Каспар вполне бы смог
руководить строительством парома с веслом, если бы только, как он уже
пояснял, все снаряды рукомесла не были с корабля убраны. Ни топора, чтобы
срубить мачты или реи, ни молотка, сколотить плот из дверей.
С другой стороны, фатер Каспар, по всему судя, не тяготился затянувшимся
сидением на "Дафне". Он, наоборот, был заметно рад возвратиться к своему
жилищу, к прогулкам по палубе и к инструментам, позволяющим работать и
наблюдать.
Роберт гадал, кто перед ним. Ученый? Безусловно. По крайней мере, эрудит,
интересующийся божественными и естественными науками. Чудак? Не без того.
Каспар обронил, что и корабль отряжался не на средства иезуитского
товарищества, а на его личные, вернее на деньги его брата, разбогатевшего
торговлей и не менее сумасшедшего чем он. Постоянной темой было коварство
собратьев по ордену, "присвоивших плодотворные идеи", после того как,
лицемеря, их осмеяли в качестве бредовых. Это давало основания думать, что
иезуиты города Рима не сильно огорчались, когда их покинул сей софистический
индивид, и учитывая, что снарядил он поход на собственные деньги и с немалой
вероятностью не возвратится из неисповедимых странствий, иезуиты
благословили его, чтобы убрался с глаз.
Все, что изучал Роберт и в Провансе и в Париже, предрасполагало его
воспринимать концепции физики и натурфилософии, слышимые от старца, с
известной осторожностью. В то же время, как мы уже знаем, Роберт усваивал
науки будто губка, не стараясь подвергать сомнению взаимоисключающие тезисы.
И дело не в том, что Роберту не хватало системности. Это был выбор.
В Париже мир являлся будто сцена, где представлялись обманчивые
видимости, где каждый вечер зрители желали следить за новой историей, как
если бы привычные вещи, даже чудесные, уже никого не озаряли, и только
непривычно неопределенные или неопределенно непривычные умели еще
возбуждать. Древние мудрецы требовали, чтобы на один вопрос имелся только
один ответ. В большом французском театре показывалось, как на один вопрос
отвечается самыми разными способами. Роберт решил отвести половину своего
духа тем вещам, в какие верил (или верил, будто верил), и держать другую
половину свободной на случай, если верным окажется обратное.
Раз таково было расположение его духа, понятно, почему у него не было
стимулов оспаривать даже самые неправдоподобные откровения отца Каспара. Из
всех выслушанных им в жизни рассказов речи иезуита были самыми
экстраординарными. Как же можно было считать их за ложь?



Кого хотите вызываю оказаться на порожнем судне, между небесами и морями
в неведомом пространстве-и не расположиться к грезе, поверив, что пускай по
невезению, но все же вы угодили в самое средопупие времян.
Так что и Роберт мог бы забавы ради выставить против россказней иезуита
свои аргументы, но очень часто следовал примеру учеников Сократа: они почти
напрашивались на поражение.
С другой стороны, как отказаться от поучений того, кто стал
местодержателем отца и кто единым духом вызволил Роберта из отчаянного
отшельничества и дал ему роль пассажира на корабле, кем-то знаемом и кем-то
ведомом?
По обаянию ли сана, по праву ли изначального обладателя этой пловучей
твердыни, но отец Каспар олицетворял в Робертовых глазах Власть, а Роберт
напитался идеологией века достаточно, чтобы знать, что властям следует
поддакивать, ну хотя бы притворно.
Стоило Роберту усомниться в благорассудности назидающего, тот немедля,
проводя его по кораблю для нового знакомства и показывая ему снаряды, не
привлекшие ранее Робертова взгляда, позволял ему узнать столько важностей и
таких важных, что сразу возвращалась и вера.
Например, он обучил Роберта употреблению сетей и удильных крюков. "Дафна"
была на рейде в богатейших водах и неэкономно было тратить бортовую
провизию, если можно иметь свежую рыбу. Роберт, выходя теперь на палубу даже
днем благодаря солнцезащитным очкам, быстро обучился ставить сети и
наживлять приманку и без труда таскал из воды животных такой непомерной
крупности, что они не раз угрожали стащить в воду его самого.
Он выкладывал пойманное на мостик, и отец Каспар, мнилось, каждого зверя
знал лично по имени. Наделял он их именами по природе или по собственной
прихоти, Роберту не дано было ведать.
Рыбы на родном его полушарии были серые, в крайнем случае отливали
серебром, а здешние сияли синевой при плавниках цвета мараскина, имели
шафрановые бороды и пурпурные морды. Был извлечен из пучины угорь о двух
головах на двух концах тулова, обе с выпученными глазами, но отец Каспар
показал Роберту, что вторая голова представляла собою простой рисунок,
выполненный природой для устрашения противников даже со спины. Выловили рыбу
с крапчатым животом, с дегтярными полосами по хребтине, всеми отливами
радуги вокруг глаза, с козьим лицом, но отец Каспар велел ее отпустить в
море, потому что знал (по рассказам собратьев? по опыту странствий? из
легенды моряков?), что эта рыба была отравленнее поганки.
О второй рыбе, с желтым оком, с надутыми губами и зубами как из
гвоздильни, фатер Каспар сразу предупредил, что она отродье Вельзевула. И
что следует морить ее на палубе до издыхания, а потом швырнуть откуда
появилась.
Судил ли он по опытной науке или только по виду? Однако заметим, что все
рыбы, знаемые Каспаром за съедобные, оказывались превосходной пищей, а об
отдельных он даже заранее говорил, вкуснее ли они в жареном или в отварном
виде.
Знакомя Роберта с секретами соломоновых морей, иезуит, походя,
рассказывал подробности и об Острове. "Дафна" по прибытии обошла Остров по
кругу для разведки. На востоке было много небольших бухт, открытых ветру.
Сразу за выгибом южного мыса, там, куда потом матросы причалили со своей
шлюпкой, имелся тихий затон, но мелководье, однако, не дозволяло
приблизиться кораблю. То место, где "Дафна" кинула якорь, почли самым
безопасным. Чуть-чуть ближе к Острову судно стало бы на подводные камни,
чуть-чуть дальше от берега оказалось бы над резвым течением, перерезавшим
пролив между двумя островами в направлении с юго-запада на северо-восток.
Чтоб показать течение Роберту, иезуит велел швырнуть туда тушку
Вельзевуловой рыбы, и точно, вода стремительно уволокла труп.
Фатер Каспар вместе с матросами обошли дозором Остров, выбирая место для
Установки, и увидели, что с вершинки холма просматривалась практически вся
территория, обширная, как Рим в городской черте.
На Острове имелся водопад, имелась пышнейшая растительность, не только
кокосы и бананы, но также и деревья со стволами звездообразной формы, их
грани заострялись как ножи. Что до животного мира, многих его представителей
Роберт видел на гон-деке. На Острове, похоже, был настоящий птичий рай, там
обитали даже летающие лисицы. По роще бегали кабанчики, но их не изловили.
Змеи водились, однако злозельных или язвительных замечено не было, и
бесконечно разнообразные шныряли ящерицы.
Однако самая изобильная фауна наблюдалась вдоль коралловой опояски.
Черепахи, раки, устрицы какой угодно формы, несравнимые с устрицами наших
морей, размером с корзину, со сковородку, растворяющиеся туго, но зато уж в
середине сочившиеся белым, жирным и мягким мясом, настоящий деликатес. К
сожалению, на корабль доставлять их не было смысла, они немедленно портились
от жары.
Им не попалось ни одного крупного хищного зверя, какими полнятся области
Азии: ни слонов, ни тигров, ни крокодилов. С другой стороны, не встретилось
и ничего похожего на буйволов, быков, лошадей или собак. В этой земле формы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Мурич Виктор - Дважды возрожденный
Мурич Виктор
Дважды возрожденный


Андреев Николай - Второй уровень. Власть и любовь
Андреев Николай
Второй уровень. Власть и любовь


Флинт Эрик - Щит судьбы
Флинт Эрик
Щит судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека