Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Молчи, старик, ты сам не знаешь, что говоришь. Друг мой второй день
как мертв. Я сегодня не убил дрянного человека - мне ли убить хорошего
коня?
Белый Эльсил напился страшно, а поскольку пил, по общему приговору,
из одного кубка с Бредшо, то и Бредшо порядочно напоил - настолько, что
тот стал хохотать, когда затеяли гадать на черепахе.
Все вокруг обсуждали, часто-ли будет одаривать новых вассалов экзарх
Харсома. Бредшо слушал с немалым изумлением: по его понятиям, разговор шел
об измене родине, - как же так, - Эльсил со всей своей дружиной уходил от
короля Варай Алома и поступал на службу правителю империи! Но
присутствующим ни слово "родина", ни, особенно, слово "нация" были
неведомы совершенно, известна была лишь верность господину.
Бредшо вышел, будто по нужде, в сад и опробовал передатчик; тот,
однако, как ударился в ручье о камни, так и отдал богу душу. Обратно
Бредшо вернулся ни с чем.
Даттам неприязненно наблюдал, как пьяный чужеземец смеялся над
гадателями, и осклабился, когда один из монахов шепнул ему, что тот
молится под ракитой талисману. Даттам снисходительно относился к людям,
которые верят в богов, но людей, которые смеются над чужими гадателями и
верят собственным, он не уважал до крайности.
Даттам велел отвести в спальню Бредшо двух плясуний из каравана, а на
следующее утро предложил сопровождать караван.
- Езжайте со мной, - сказал Даттам, - через три недели вернетесь. А
то у свежего покойника всегда друзья найдутся.

Тем же вечером Илькун сурово допрашивал дочь:
- Где господин тебя оставил? Что у вас было на радении?
Девушка опустила глаза, но ответила твердо:
- О собраниях ни рассказать, ни рассказывать нельзя.
На следующий день в усадьбу Илькуна явился монах-ржаной королек в
сером рубище. Лива осторожно провела его в свою светелку, где лежал Марбод
Кукушонок, весь в жару и перевязанный, как кизиловый куст к празднику.
Монах поцеловал горячий лоб:
- Мы говорили о незаслуженном страдании. Вы доказали свою верность
Господу, сын мой, чтоб не выдать наших мест, вы стали преследуемым,
гонимым.
Марбод мутно поглядел на монаха и отвернулся к стене:
- Пошел прочь! Бог меня наказал, что я забыл о чести и пришел к вам.
За порогом Лива упала на колени перед монахом:
- Простите ему, - шептала она, - как простили убийство сына. Мы же
молимся за грешников.
- И за грешников, и за убийц, - молвил монах, - но отступникам бог не
прощает.
Илькун видел, как серый проповедник выбежал из ворот, и с души у него
исчезли последние сомнения. "Позор на мою голову! - думал он. - Ведь это я
предложил господину напасть на корабль, а господин решил не подвергать мою
жизнь опасности, сделал вид, что идет в город с Ливой..."
Вечером в ворота постучала испуганная соседка:
- Откройте, - шептала она, - беда!
Лива открыла, и во двор ворвались городские стражники.
- Где краденое, говори!
У Ливы подкосились ноги. Собака, осатанев, рвалась с цепи, а
стражники совали под нос бумагу: отец-де якшается с ночных дел мастерами.
Стражники перерыли весь дом и дошли до девичьей.
- А это что? Хахаль твой? - удивился один из стражников и потащил
одеяло с неподвижно лежащей фигуры. Заметил нефритовое кольцо на обгорелой
руке и растерянно сказал:
- Да ведь это Марбод Кукушонок!

Городской бургомистр задрожал, как шест на стремнине, узнав об аресте
Кукушонка.
Старший брат Ятуна послал вассала: если горожане посмеют привести в
исполнение свой собственный приговор, - Ятуны объявят кровную месть всему
городу. На обратном пути толпа перехватила посланца, вываляла в пуху и
перьях и посадила на лошадь задом наперед. Потом подмастерья и
неполноправные граждане отправились к городской ратуше. По пути они мазали
дерьмом ворота лавок и кричали, что знать и городская верхушка - заодно.
Королевский советник передал свои соболезнования:
- Не надо было хватать тигра за хвост, а схватили - так не
отпускайте.
Обвинитель Ойвен вышел на балкон к толпе и поклялся: сейчас божье
перемирие, казнить никого нельзя, - а кончится ярмарка - и Кукушонка
казнят.


Толпа на площади кричала и требовала трех вещей: казни Кукушонка;
гражданских прав для тощего народа; обвинителя Ойвена - в бургомистры.

Марбод очнулся в камере, на вонючей соломе, и потребовал развязать
ему руки.
- Еще чего! - расхохотались оба стражника.
Марбод, сощурившись, разглядывал кафтаны из добротной каразеи.
Стражники ели его глазами, словно сундук с золотом. Еще бы! Настоящей
стражи в городе не было. Когда надо было кого-то караулить, суд назначал
поручителей. Те собственным имуществом отвечали за упущенного обвиняемого.
На этот раз, судя по платью, поручителями назначили зажиточных мастеров, а
те даже не рискнули передоверить охрану слугам.
Руки Марбода немели, тело горело, во рту было сухо и тошно. Марбод
лежал, презрительно улыбаясь. Вошел третий стражник, принес вино и
закуску. Все трое принялись за еду. На Кукушонка они не обращали внимания,
обсуждали вопрос более важный: о покупке виноградника. Из-за дамбы,
построенной Арфаррой, старые глухариные болота обещали стать отменной
землей. Земля принадлежала государству, но королевский советник передал ее
городу, под условием, что город будет платить за нее в казну налоги.
Разжиревший, как ярмарочная мышь, маслодел ворочал защечными мешками
и подробно объяснял, почему намерен продать лавку и купить землю:
- Земля - всего надежней. Дом сожгут, лавку разграбят, лодка потонет,
земля останется.
Мышь ростом с корову - все равно мышь.
- А ведь господину тоже вина хочется, - вспомнил один из горожан. -
Хочется? - повернулся он к Марбоду.
Марбод глядел на него с усмешкой.
Горожанин выплеснул кувшин в лицо Кукушонку. Вино было кислым,
хорошего вина бюргер пожалел.
- Смотрите, он сейчас обидится, - сказал второй горожанин.
Марбод усмехнулся.
- По королевскому указу в город все мерзавцы съехались. Все, кто
оскорблял господ, убивал и долгов не платил. На что же мне жаловаться? На
королевский указ?
Защечные мешки страшно надулись.
- Храбрый какой, - заметил его товарищ.
- Очень храбрый, - ответил защечный мешок. - Однажды красный герцог
дрался с лусским князем. Князь засел на островке напротив синих скал, а
ладей у герцога не было. Тут один рыбак пришел к Марбоду Кукушонку и
рассказал, что море в том месте мелкое, и, если знать место, можно
переправиться. Марбод переправился и подумал: рыбак вернется и расскажет
дорогу другим, и мой подвиг и моя добыча упадут в цене, - и зарубил
проводника. Это был мой младший брат.
- А у меня, - задумчиво заметил его собеседник - племянницу испортил.
Сам испортил и дружинникам отдал. Тринадцать лет ей было, племяннице.
Марбод скрипнул зубами и откинулся на солому. Он понял, по какому
принципу городские магистраты назначали за него поручителей.
На следующий день полуживой Кукушонок предстал перед присяжными.
Вассал его, Илькун, вынужден был признать, что в ту ночь Кукушонка в
усадьбе не было; где был - отвечать отказался даже под пыткой. Марбод,
когда ему пригрозили пыткой, только рассмеялся:
- Не имеете права!
Морской апельсин он своим не признал:
- Не терял я бога на корабле.
Обвинитель Ойвен только осведомился:
- А где же вы его потеряли? - и показал присяжным пустой мешочек для
амулета.
Марбод молчал.
- Знатные господа, - сказал обвинитель Ойвен, - готовы на любую ложь,
едва дело пойдет о собственной шкуре. Кто-то распускает даже слухи, будто
Белый Кречет молился со ржаными корольками.
"Что стоит моя голова по сравнению с родовой честью?" - подумал
Марбод и сказал:
- Хорошо. Признаю, что хотел отомстить этому Бредшо. Я ж не знал, что
его нет на корабле.
После добровольного признания и говорить было не о чем.
Стражники вывели Марбода, связанного и полуживого, из ратуши и
проволокли через площадь.
И тут - то ли толпа не сдержала своего гнева, то ли кто-то подал
тайный знак, - народ внезапно и быстро оттеснил стражу и кинулся на
заключенного. Ванвейлен, стоявший средь присяжных и чиновников, заорал и
бросился в общую свалку. Сыщик Донь, махнув своим людям, поспешил за ним.
- Стойте! Во имя божьего мира!
Как ни странно - но минут через десять крики и кулаки разогнали


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - Ожог от зеркала
Доставалов Александр
Ожог от зеркала


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


Березин Федор - Атака Скалистых гор
Березин Федор
Атака Скалистых гор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека