Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Порт-де-Креси), выбрав сельскую местность потому, что городской воздух был
вреден для здоровья матери. Сюда он и пригласил миссис Бреттон, а она,
покидая Англию, привезла с собой ту часть мебели из своего дома на улице св.
Анны, которую не сочла нужным продать. Вот откуда взялись те некогда
знакомые стулья, зеркала, чайники и чашки, которые я, в замешательстве,
приняла за призраки.
Когда часы пробили одиннадцать, доктор Джон заметил матери:
- Мисс Сноу совсем бледная, ей пора лечь. Завтра я возьму на себя
смелость задать ей несколько вопросов о причине ее недомогания. Признаюсь,
она сильно изменилась с июля, когда я видел, как она, с немалым
воодушевлением, исполняла роль умопомрачительного красавца. Не сомневаюсь,
что за вчерашними событиями кроется целая история, но сейчас мы не будем об
этом говорить. Спокойной ночи, мисс Сноу.
Он учтиво проводил меня до двери и осветил пламенем свечи лестницу,
ведущую в спальню.
Когда я прочла молитву, разделась и легла в постель, меня охватило
чувство, что я все же имею друзей. Друзей, не притворяющихся безумно
любящими, не обещающих навсегда сохранить нежную преданность, друзей, от
которых можно поэтому ожидать лишь сдержанного проявления чувств, но к
которым инстинктивно устремилась моя душа, полная столь безграничной
благодарности, что я умоляла собственный Разум помочь мне преодолеть это
состояние духа.
- Помоги мне, - молила я, - не думать о них слишком часто, слишком
много и слишком нежно. Сделай так, чтобы я довольствовалась лишь ручейком из
живительного источника, чтобы не томила меня жажда прильнуть к его манящим
водам, чтобы он не казался мне сладостнее всех родников земли. Дай-то бог,
чтобы я обрела силы от нечаянных дружеских встреч - редких, кратких,
ненавязчивых и безмятежных, совершенно безмятежных!
Повторяя эти слова, я положила голову на подушку, и, продолжая твердить
их, зарыдала.

Глава XVII
""ТЕРРАСА""
Подобная борьба с собственной натурой, с врожденными свойствами души
может показаться пустой и бесплодной, но в конечном счете она приносит
пользу. Она, пусть в незначительной мере, но придает действиям и поведению
человека характер, одобряемый Разумом, но часто отвергаемый Чувством. Борьба
эта несомненно меняет привычное течение жизни, дает возможность исправить
ее, сделать более уравновешенной, во всяком случае, во внешних проявлениях,
а ведь обычно видно лишь то, что лежит снаружи, все же, что таится внутри,
предоставим богу. В эту сферу не должно допускать подобного вам слабого
смертного, не способного быть вашим судией; то, что внутри вас, вознесите к
создателю, откройте перед ним тайны души, которой он наделил вас, спросите у
него, как выдержать страдания, кои он уготовал вам, опуститесь перед ним на
колени и молите его, чтобы тьму озарил свет, чтобы жалкую слабость сменила
сила, чтобы терпение умеряло желание. И вот наступит час, может быть, еще не
вам предназначенный, когда всколыхнутся доселе недвижные воды, и низойдет в
некоем облике, возможно не в том, о котором вы грезили, к которому пылало
любовью ваше кровоточащее сердце, вестник-исцелитель, и поведет калек и
слепых, немых и одержимых бесами окунуться в эти животворные воды. О
вестник, гряди скорее! Долгие годы тысячи людей лежат вокруг этого
источника, рыдая и отчаиваясь, но воды его - стоячие воды. Сколь медленно
тянется время в царстве небесном: для смертного орбиты, по которым парят
ангелы-вестники, необозримо велики, целые века могут потребоваться, чтобы
облететь их, один круг равен жизни бесчисленных поколений, и родившиеся из
праха для короткой скорбной жизни вновь обращаются в прах и забываются
навсегда. Для скольких же миллионов страждущих и обремененных первым и
единственным посланцем неба оказывается тот, кого на Востоке называют
Азраил{189}!
На следующее утро я попыталась встать, и как раз когда я одевалась,
время от времени отдыхая и делая глоток холодной воды из стоявшего на
умывальнике графина, чтобы унять дрожь и избавиться от слабости, в комнату
вошла миссис Бреттон.
- Ну, это уж никуда не годится, - было ее утреннее приветствие. - Так
нельзя! - добавила она и тут же уложила меня в постель со свойственной ей
решительностью и энергией, а мне вспомнилось, как она, к моему удовольствию,
таким же образом поступала со своим сыном, чему он оказывал яростное
сопротивление.
- Вот так вы будете лежать до вечера, - объявила она. - Мой сын, он
мастер своего дела, и его нужно слушаться, оставил такое распоряжение, уходя
из дому. Сейчас вы позавтракаете.
Она сама, собственными руками, принесла мне завтрак, не пожелав



оставить меня на попечение прислуги. Пока я ела, она сидела у меня в ногах.
Следует отметить, что нам не всегда приятно, чтобы любой из наших, даже
самых уважаемых, друзей или знакомых находился у нашей постели, подавал нам
еду, ухаживал за нами, как сиделка. Не всякий друг освещает своим
присутствием комнату больного и приносит ему облегчение, но вот миссис
Бреттон всегда умела утешить меня. Не было еды или питья вкуснее, чем то,
которое она давала мне из своих рук. Когда она входила, в комнате
становилось веселее. Людям присущи в равной мере необъяснимые симпатии и
антипатии. Один человек, который, как нам подсказывает разум, отличается
порядочностью, внушает почему-то неприязненное чувство и мы избегаем его, а
другой, известный тяжелым характером и другими недостатками, притягивает нас
к себе, как будто самый воздух вокруг него несет нам благо. Живые черные
глаза моей крестной, ее смуглые бархатистые щеки, ловкие руки, постоянство
характера, решительный вид - все это действовало на меня как целительный
бальзам. Сын обычно называл ее "старушка", и меня всегда приятно удивляло,
что она подвижна и проворна, как двадцатилетняя.
- Я бы принесла сюда вязание и просидела бы с вами хоть целый день, -
говорила она, принимая от меня пустую чашку, - если бы этот деспот - Джон
Грэм - не наложил запрет на подобное времяпрепровождение. "Послушайте, мама,
- заявил он уходя, - не забивайте вашей крестнице голову болтовней", - и
добавил, что советует мне держаться поближе к собственной комнате, лишив
таким образом вас моего общества. Он говорит, Люси, что, судя по вашему
виду, вы, наверное, перенесли нервное потрясение, - это правда?
Я ответила, что и сама не ведаю, что со мной стряслось, но
действительно на мою долю выпало немало страданий, особенно душевных. Я
сочла излишним останавливаться на этом предмете более подробно, так как
пережитое имело отношение к той сфере моего существования, которой моей
крестной не следовало касаться. В какие неизведанные края завела бы моя
откровенность эту здоровую, безмятежную натуру! Мы были столь же различны,
сколь несхожи меж собой величавый корабль, крейсирующий по безбурным морям,
имея на борту экипаж в полном составе и веселого, отважного, смелого,
искусного капитана, и спасательная лодка, которая долгие месяцы валяется в
пустом и темном шлюпочном сарае и выходит в море лишь в бурю, когда волны
сталкиваются с тучами и великой пучиной правят опасность и смерть. Нет,
корабль "Луиза Бреттон" никогда не покидал гавани в такую ночь, при такой
погоде, ибо его экипаж не может и вообразить ничего подобного, а вот гребец
на спасательной лодке, затерявшейся в волнах, помалкивает и делает свое
дело.
Миссис Бреттон пошла к себе; я лежала и с удовлетворением думала о том,
что Грэм перед уходом не забыл про меня.
Радостное ожидание вечера скрасило и сократило проведенный в
одиночестве день. Правда, я ощущала слабость, и возможность отдохнуть была
очень кстати; поэтому, когда миновали утренние часы - а они вселяют даже в
довольно праздных людей чувство, что необходимо заняться каким-то делом, что
нужно решить какие-то задачи и выполнить определенные обязательства, - так
вот, когда миновало это беспокойное время, наступила послеполуденная тишина
и в доме затихли шаги горничной, я погрузилась в приятную дрему.
Моя уютная комнатка чем-то напоминала морской грот. Цвет стен - белый и
бледно-зеленый - вызывал в памяти представление о пенящихся волнах и морских
глубинах, побеленный карниз был отделан орнаментом в форме ракушек, а под
потолком в углах виднелись белые лепные дельфины. Единственное яркое пятно -
алая атласная подушечка для булавок - имела сходство с кораллом, а в темном,
сверкающем зеркале, казалось, мелькало отражение русалки. Закрыв глаза, я
услышала, как наконец-то затихающий штормовой ветер, то слабея, то
усиливаясь, бил о фасад дома, словно о скалу. Я слышала, как он приближается
и удаляется подобно приливу и отливу, а когда он уносился в свой далекий,
расположенный на недосягаемых высотах мир, самые яростные удары его волн
звучали в этом подводном приюте не громче, чем шепот или колыбельная.
В подобных грезах дождалась я вечера - Марта внесла зажженную лампу,
помогла мне одеться побыстрее, и я, окрепшая, самостоятельно спустилась в
синюю гостиную.
Доктор Джон, по-видимому, закончил обход больных раньше чем обычно, и,
когда я вошла в комнату, он уже был там. Он стоял у окна, напротив двери, и
читал напечатанную убористым шрифтом газету при тусклом свете уходящего дня.
В камине жарко горел огонь, но лампу на столе еще не зажгли, и чай еще не
был подан.
Моя деятельная крестная, которая, как я потом узнала, весь день провела
на свежем воздухе, сидела в глубоком кресле, откинувшись на подушки, и
дремала. Ее сын, увидев, что я вошла, направился ко мне. Я заметила, как
бесшумно он ступает, чтобы не разбудить мать; говорил он со мной тихо: у
него вообще был мягкий голос, а теперь шепот его скорее мог бы убаюкать, чем
потревожить спящую.
Предложив мне сесть у окна, он заметил:
- Дом наш, как видите, - тихий маленький замок. Не знаю, добирались ли
вы сюда в своих прогулках, да его и не видно с дороги. Чтобы попасть к нам,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Афанасьев Роман - Источник Зла
Афанасьев Роман
Источник Зла


Прозоров Александр - Ристалище
Прозоров Александр
Ристалище


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека