Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ничего другого, раскапывай бугры. Это интересно. Там есть какие-то вещи,
которых мы не можем понять. Развалины домов; там кто-то когда-то жил, мы
не знаем кто. Попадаются кости...
- Кости?
- Человеческие. Нехорошо, когда попадаются кости.
- Может быть, тут было просто кладбище?
- Нет, их не хоронили. Они лежат как попало.
- Странно.
- Не странно, а плохо. Очень плохо, когда кости людей валяются как
попало. Смотри, не испугайся, когда будешь копать.
Чем-то известным, но, как я думал, уже забытым потянуло от его слов,
забытым и нехорошим. Но сейчас я не хотел размышлять о плохом, хотя
зародыш замысла возникает в мозгу чаще всего тогда, когда мы о таких вещах
не думаем - или не хотим думать.

Несколько часов я просто бродил по городку, меня никто не останавливал
и ни о чем не спрашивал; так же слонялись и другие, пришедшие одновременно
со мной. Я подумал, что такую возможность давали нам намеренно: люди могли
приглядеться, поискать что-то для себя (где жить, чем заниматься),
встретить знакомых и вообще привести себя в норму после такого
значительного события, каким был разрыв с Уровнем и уход в лес. И я бродил
и глядел, стараясь пока не делать выводов и предположений.
Дома здесь были попроще, чем в городах, и люди одеты похуже; выцветшие,
заплатанные, рубашки не были редкостью, и на лицах читалась привычная, уже
неощутимая для самих людей озабоченность, какой не страдали, например, ни
Анна, ни ее друзья. Но кроме того, в глазах лесного племени виднелись и
что-то другое: выражение большей самостоятельности, большего достоинства,
что ли. Особенно, когда человек был занят работой. А делали здесь всякие
вещи. Я видел одного, который сидел и вырезал из дерева ложки: прекрасные
ложки, красивее, тоньше, элегантнее, чем те, что в мое время продавали как
сувениры; но дело это было понятным, и хотя ложка, конечно, вещь
необходимая, особого удивления не вызывало. И тут же, в соседнем дворике,
возле кое-как построенного сарайчика, молодой, с неделю не брившийся
парень возился над какой-то конструкцией, назначение которой я понял не
сразу, а когда понял, то не знал, плакать или смеяться: Дедал, полуголый и
лохматый, ладил крылья, а Икар, сейчас ему было года три, суетился около
него, помогая и мешая; а та, чьего имени миф не донес до нас, - та, что
полюбила Дедала, и варила ему обед, и понесла от него, и родила Икара, и
вырастила, но не удостоилась упоминания, потому что не удосужились сделать
третью пару крыльев, - женщина, совсем еще юная, маленькая, хрупкая, с
тяжелым даже на вид узлом волос на голове, стояла в дверях домика,
опершись рукой о притолоку, и смотрела на них, пока над очагом, сложенным
во дворе, вскипал котел, - смотрела, и в глазах ее было счастье, потому
что она еще не знала, что третьих крыльев не будет, и она не полетит, и
поэтому Икар заберется слишком близко к светилу; и потом до конца дней
своих будет она думать, что, окажись она там, рядом, она бы уберегла
мальчика - хотя матерям не всегда бывает дано уберечь, и женам тоже, и мне
жаль их, но и я жесток в любви, как и все остальные, - в любви к женщинам
и детям. Так думал я, остановившись и глядя на них, - я, владевший
крыльями, пригодными для куда более долгих и опасных перелетов, чем
простой подскок к солнцу; но эти крылья сделал не я, меня просто
натаскали, научили владеть ими, и я был капитаном, но Дедалом не был... Я
пошел дальше, пока семейство еще не обратило на меня внимания, - зашагал,
представляя, как я в таком вот дворике провожу техобслуживание катера, и
портативный хозяйственный комбайн шипит там, где у Дедала очаг, и Анна
стоит в дверях и смотрит на кого-то, кого еще нет, но кто будет вот так же
вертеться около и совать нос куда надо и куда не надо... Я грезил на ходу
и, наверное, немало интересного прошло мимо внимания, пока я не опомнился
и не обрел снова возможность замечать и запоминать.
Тут были кузнецы, и столяры, и ткачи, ухитрившиеся делать что-то из
подручного сырья, и охотники ("Питека бы сюда", - подумал я), и хлебопеки
(хлеб был нехороший, но я видел, как его делили, и понял, почему на моей
планете в древние времена, преломляя хлеб, обязательно возносили молитвы);
потом, решив, что для первого раза увидел достаточно, я присел под деревом
и стал думать, как же мне все-таки убедить людей в том, что меня стоит
выслушать, не дожидаясь, пока я проявлю себя как землекоп.
Пока я сидел задумавшись, мальчишка подошел и остановился в трех шагах;
обыкновенный мальчишка лет десяти. Он смотрел на меня внимательно и
строго. Я тоже взглянул на него и отвел глаза в сторону, но тут же снова
посмотрел, и мне стало странно.
Нет, он вовсе не был похож на моего сына - ни лицом, ни фигурой, ни
цветом глаз и волос... Но, какое-то неуловимое сходство было; есть что-то
общее у всех мальчишек одного возраста. И я почувствовал вдруг, как
застучало сердце, набирая обороты. Мне захотелось провести ладонью по его



(жестким, наверное) волосам, и похлопать по плечу, и спросить с напускной
суровостью: ну, как дела, старик? - одним словом, сделать все, что обычно
делают мужчины, любящие детей, но не умеющие выразить свою любовь. Я
смотрел на парня, а он - на меня; я улыбнулся, и он (не сразу, правда)
улыбнулся тоже, потом застеснялся, повернулся и пошел, а я сидел и смотрел
ему вслед и думал: не знаю - как, но мы должны их спасти, иначе просто
нельзя. Невозможно предавать детей; в христианских заповедях не было
такой: "Не предай" - и очень плохо. Но с тех пор прошло достаточно
времени, чтобы ее сформулировать. Так неужели мы, знающие эту заповедь,
все-таки не сможем не предать честное маленькое человечество детей?
Я почувствовал, что сидеть и предаваться размышлениям больше нельзя;
надо делать. И я встал и пошел раскапывать старые курганы.

Я быстро убедился в справедливости того, что почудилось мне сразу же,
когда мы шли через лес после путешествия на плотах. Это место обживалось
не впервые. Здесь уже стоял когда-то город. Очень давно, но он был.
И умер он не своей смертью. Правда, мало что можно было теперь понять:
я выкапывал железные предметы, но ржавчина изъела их и превратила в
бесформенные обломки; иногда попадались куски пластика, но и они были в
таком виде, что невозможно было определить их назначение.
Предположение постепенно превратилось в уверенность: город погиб сразу
и насильственной смертью.
Мне-то вряд ли следовало особенно убиваться по этому поводу; и не такое
случалось в мои времена. И все же я вдруг почувствовал, что мне охота
заплакать.
Дело было не только в том, что погиб город и в нем нашли свой конец
люди. Главное заключалось в том, что погибший город был - ну, как бы
сказать, - совсем другим городом, если сравнивать его с теми - пустым и
населенным, - в которых я уже успел побывать. Он куда больше, чем все
остальное, увиденное на этой планете, напоминал земные городки моего
времени, не старые, а возникавшие тогда на пустых местах.
Мне попадались остатки одежды. Они были из дышащего синтетика, не из
домотканой, грубой ткани.
Встречались черепки посуды. Из таких или почти таких тарелок я ел дома.
На одном обломке явственно различался вензель древней звездной экспедиции
и тонкая золотая каемка.
Попадались кристаллики информатора. Я бережно собирал их. Может быть,
удастся прочитать на корабле.
Нашлась фотография. Она была залита твердым прозрачным пластиком. В мое
время таких еще не делали. На снимке были запечатлены люди, стоявшие около
дома, шесть человек, не позировавших - снимок был неожиданным. Люди
смеялись, мужчина обнимал женщину, два парня разговаривали - один стоял
боком, другой в тот миг обернулся и глядел в объектив, еще один парень
указывал на что-то, находившееся за кадром, а девушка рядом с ним даже
присела, хохоча, так ей было весело... В перспективе виднелась улица,
совсем земная улица, с тротуарами и люминесцентными фонарями. Только
деревья выдавали: с длинными, гибкими иглами. Деревья были здешними.
Такая улица была здесь. И погибла.
Почему? Я не знал. Но крепло интуитивное убеждение, что это может
оказаться важным не для восстановления истории планеты, а для той задачи,
которую должны были решить мы.
Мне удалось набросать примерный план города. Город был невелик, жило в
нем несколько сот человек - вряд ли больше. Но он был вполне
благоустроенным городом.
Откуда-то он получал энергию. Откуда?
Если бы у меня были хоть самые примитивные приборы, искать источник
Энергии стало бы куда легче. Но портативная аппаратура, которой я мог бы
воспользоваться, лежала в багажнике большого катера, а не моего - малого,
надежно укрытого сейчас близ городка, где началось мое путешествие в лес.
И я решил, что надо слетать в наш лагерь к старому кораблю, посмотреть,
как дела у Уве-Йоргена, запастись нужной аппаратурой, и тогда уже
вернуться сюда и довести дело до конца.
Кроме того, я уже почти двое суток не видел Анны.
Уйти было нелегко; если бы это заметили, то, чего доброго, и в самом
деле заподозрили бы во мне лазутчика.
Поэтому вечером я на всякий случай предупредил, что отправлюсь на
дальние раскопки и заночую там. Для убедительности я взял с собой немного
еды (поворчав, ее мне дали) и грубое, остистое одеяло, которым меня
снабдили в первый же день.
Я и в самом деле копал, потом лег и подремал до середины ночи. Я
рассчитал, что если выйти после полуночи, то к середине следующего дня я
доберусь до своего катера.
Когда настало время, я свернул одеяло, спрятал его вместе с лопатой и
топором в раскопе и двинулся в путь.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Под давлением
Херберт Фрэнк
Под давлением


Махров Алексей - Круг доступа ограничен
Махров Алексей
Круг доступа ограничен


Шилова Юлия - Провинциалка, или Я - женщина-скандал
Шилова Юлия
Провинциалка, или Я - женщина-скандал


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека