Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Они пообедали. После обеда у них оставался часок свободного времени, и
обычно они с Карениным отправлялись гулять. Он знал это и всегда беспокойно
носился вокруг них. Но на этот раз, когда Тереза взяла в руку поводок и
ошейник, он лишь долго смотрел на них и не шевелился. Они стояли против него
и старались быть (при нем и ради него) веселыми, чтобы хоть немного
взбодрить его. Только чуть погодя, словно смилостивившись над ними, он
прискакал к ним на трех ногах и дал надеть на себя ошейник.
- Тереза, - сказал Томаш, - я знаю, как ты с некоторых пор ненавидишь
фотоаппарат. Но сегодня возьми его с собой.
Тереза послушалась. Она открыла шкаф, чтобы найти в нем засунутый куда-
то и забытый аппарат, и Томаш добавил: - Когда-нибудь эти фотографии немало
порадуют нас. Каренин был частью нашей жизни.
- Как это был? - вскричала Тереза, словно ее ужалила змея. Аппарат
лежал перед ней на дне ящика, но она не нагибалась к нему: - Не возьму его.
Не хочу думать, что Каренина не будет. Ты говоришь о нем уже в прошедшем
времени!
- Не сердись, - сказал Томаш.
- Я не сержусь, - сказала Тереза спокойно. - Я и сама не раз ловила
себя на том, что думаю о нем в прошедшем времени. Уже не раз одергивала
себя. И именно поэтому не возьму аппарат.
Они шли по дороге и не разговаривали. Не говорить - это был
единственный способ не думать о Каренине в прошедшем времени. Они не
спускали с него глаз и постоянно были с ним. Ждали, когда он улыбнется. Но
он не улыбался, просто шел рядом и все время на трех ногах.
- Он это делает только ради нас, - сказала Тереза. - Ему не хотелось
гулять. Пошел только, чтобы доставить нам радость.
То, что она сказала, было печально, и все-таки, даже не сознавая того,
они были счастливы. И были счастливы совсем не вопреки печали, а благодаря
печали. Они держались за руки, и перед глазами у них был один и тот же
образ: образ хромающего пса, который являл собою десять лет их жизни.
Они прошли еще сколько-то. Потом, к их большому огорчению, Каренин
остановился и повернул обратно. Пришлось возвращаться.
В юг же день, а может, на следующий Тереза, неожиданно войдя в комнату
к Томашу, застала его за чтением письма. Услышав стук двери, Томаш отодвинул
письмо в сторону, к другим бумагам. Она заметила это. А при уходе не
ускользнуло от нее и то, как он украдкой засовывает письмо в карман. Однако
про конверт он забыл. Оставшись дома одна, она разглядела его. Адрес был
написан незнакомой рукой, очень изящной и, похоже, женской.
Когда они позднее увиделись, она как бы невзначай спросила его, пришла
ли почта.
- Нет, - сказал Томаш, и Терезу охватило отчаяние, отчаяние тем более
сильное, что она уже отвыкла от него. Нет, она не думает, что у Томаша здесь
есть какая-то тайная любовница. Это практически невозможно. Она знает о
каждой его свободной минуте. Но вполне вероятно, что у него осталась
какая-то женщина в Праге, о которой он думает и которая волнует его, хотя
уже и не может оставить запах своего лона в его волосах. Тереза не думает,
что Томаш способен покинуть ее ради этой женщины, но ей кажется, что счастье
двух последних лет их жизни в деревне снова обесценено ложью.
К ней возвращается старая мысль: Ее дом не Томаш, а Каренин. Кто будет
заводить куранты их дней, когда его здесь не станет?
Уносясь мыслями в будущее, в будущее без Каренина, Тереза чувствовала
себя в нем одинокой.
Каренин лежал в уголке и стонал. Тереза пошла в сад. Она осмотрела
траву меж двумя яблонями и представила себе, что там они похоронят Каренина.
Она врылась каблуком в землю и прочертила им в траве прямоугольник. На этом
месте будет его могила.
- Ты что делаешь? - спросил ее Томат, заставший ее за этим занятием так
же врасплох, как и она его за чтением письма двумя-тремя часами раньше.
Она не ответила. Он заметил, что у нее после долгого времени снова
дрожа! руки. Он взял их в свои. Она вырвалась.
- Это могила для Каренина?
Она не ответила.
Ее молчание раздражало его. Он вскипел: - Ты упрекаешь меня, что я
думаю о нем в прошедшем времени! А что ты сама делаешь? Ты хочешь уже его
похоронить!
Она повернулась и пошла в дом.
Томаш ушел в свою комнату, хлопнув за собой дверью.
Тереза открыла дверь и сказала: - Ты думаешь только о себе, но хотя бы
сейчас ты подумал бы и о нем. Он спал, а ты разбудил его. Он опять начнет
стонать.
Она понимала, что несправедлива (пес не спал), что ведет себя. как
самая вульгарная баба, которая хочет ранить и знает как.
Томаш на цыпочках вошел в комнату, где лежал Каренин. Но она не хотела
оставлять его с псом. Они оба склонились над ним, она с одной, он с другой
стороны. Но в этом общем движении не было примирения. Напротив. Каждый из



них был сам по себе. Тереза со своим псом, Томаш со своим.
Я боюсь, что вот так, разделенные, каждый сам по себе. они останутся с
ним до его последнего часа.
¶4§
Почему для Терезы так важно слово "идиллия"?
Воспитанные на мифологии Ветхого Завета, мы могли бы сказать, что
идиллия есть образ, который сохранился в нас как воспоминание о Рае:
Жизнь в Раю не походила на бег по прямой, что ведет нас в неведомое,
она не была приключением. Она двигалась по кругу среди знакомых вещей. Ее
однообразие было не скукой, а счастьем.
Покуда человек жил в деревне, на природе, окруженный домашними
животными, в объятиях времен года и их повторения, с ним постоянно оставался
хотя бы отблеск этой райской идиллии. Поэтому Тереза, встретившись в
курортном городе с председателем кооператива, вдруг увидела перед глазами
образ деревни (деревни, в какой никогда не жила и какую не знала) и была
очарована. Было так. как если бы она смотрела назад, в направлении Рая.
Адам в Раю, наклонившись над источником, не знал еще, что то, что он
видит, он сам. Он не понимал бы Терезы, когда она еще девушкой, стоя перед
зеркалом, старалась разглядеть сквозь тело свою душу. Адам был как Каренин.
Тереза часто забавлялась тем, что подводила пса к зеркалу. Он не узнавал
своего отражения и относился к нему с полным безразличием и невниманием.
Сравнение Каренина с Адамом приводит меня к мысли, что в Раю человек не
был еще человеком. Точнее сказать: человек не был еще выброшен на дорогу
человека. Мы же давно выброшены на нее и летим сквозь пустоту времени,
совершаемого по прямой. Но в нас постоянно присутствует тонкая нить, которая
связывает нас с далеким мглистым Раем, где Адам склоняется над источником,
и, нисколько не похожий на Нарцисса, не осознает даже, что это бледное
желтое пятно, появившееся на водной глади, и есть он сам. Тоска по Раю - это
мечта человека не быть человеком.
Еще ребенком, натыкаясь на материны вкладыши, запачканные менструальной
кровью, Тереза всегда испытывала отвращение и ненавидела мать за то, что ей
не хватало стыда скрывать их. Но у Каренина, который на самом деле был
сукой, тоже случалась менструация. Она приходила раз в полгода и
продолжалась две недели. Чтобы он не пачкал квартиру, Тереза клала ему между
ног большой кусок ваты и надевала старые трусы, ловко привязывая их длинной
лентой к телу. И все эти две недели она не переставала смеяться над его
экипировкой.
Отчего же получалось, что менструация собаки вызывала в ней веселую
нежность, тогда как собственная менструация была ей омерзительна? Ответ
представляется мне несложным: собака никогда не была изгнана из Рая. Каренин
ничего не знал о дуализме тела и души, как и не знал, что такое омерзение.
Поэтому Терезе с ним гак хорошо и спокойно. (И поэтому так опасно превратить
животное в "machina animata", а корову в автомат для производства молока:
Человек таким образом перерезает нить, которая связывала его с Раем, и в его
полете сквозь пустоту времени уже ничто не в состоянии будет ни остановить
его, ни утешить.)
Из туманной путаницы этих идей возникает кощунственная мысль, от какой
Тереза не может избавиться: Любовь, которая соединяет ее с Карениным, лучше,
чем та, что существует между нею и Томашем. Лучше, отнюдь не больше. Тереза
не хочет обвинять ни Томаша, ни себя, не хочет утверждать, что они могли бы
любить друг друга больше. Скорее, ей кажется, человеческие пары созданы так,
что их любовь a priori худшего сорта, чем может быть (по крайней мере в ее
лучших примерах) любовь между человеком и собакой, это, вероятно, не
запланированное Создателем чудачество в человеческой истории.
Такая любовь бескорыстна: Тереза от Каренина ничего не хочет. Даже
ответной любви от него не требует. Она никогда не задавалась вопросами,
которые мучат человеческие пары: он любит меня? любил ли он кого-нибудь
больше меня? он больше меня любит, чем я его? Возможно, все эти вопросы,
которые обращают к любви, измеряют ее, изучают, проверяют, допытывают, чуть
ли не в зачатке и убивают ее. Возможно, мы не способны любить именно потому,
что жаждем быть любимыми, то есть хотим чего-то (любви) от другого, вместо
того чтобы отдавать ему себя без всякой корысти, довольствуясь лишь его
присутствием.
И вот что: Тереза приняла Каренина таким, каким он был, она не хотела
переделывать его по своему подобию, она наперед согласилась с его собачьим
миром, она не пыталась отнять его у него, не ревновала его к каким-то тайным
уловкам. Она воспитывала его не для того, чтобы переделать (как муж хочет
переделать жену, а жена - мужа), а лишь для того, чтобы обучить его
элементарному языку, который позволил бы им понимать друг друга и вместе
жить.
И еще одно: любовь к собаке - чувство добровольное, никто не принуждает
Терезу любить Каренина. (Она снова думает о матери и сожалеет обо всем, что
произошло между ними: будь мать одной из незнакомых женщин в деревне, ее


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Орлов Алекс - Двойной эскорт
Орлов Алекс
Двойной эскорт


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека