Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

серебро и золото, оружие и доспехи, бронзу и железо...
Боорчу нацепил на пояс. нож и саблю, оглядел себя.
- Ты становишься похож на Хасара, друг Боорчу. Пусти его сюда - все
оружие на себя наденет, а это корытце на голову, поверх шлема, приладит.
- В этот раз он хорошо показал себя, хан. Тебе нужно наградить брата.
- Всех награжу, друг Боорчу. Великое дело мы сделали...- Тэмуджин
вышел из юрты, сел на передок телеги.
Найманы тащили и складывали в кучу свое добро. Росла гора мечей,
саадаков, копий, рядом - медных котлов, бронзовых и железных стремян,
удил, уздечек, седел... К Тэмуджину воины подтолкнули человека в шелковом
халате, с кожаными мешочками, подвешенными к поясу.
- Прикажи отрубить ему голову. Он прячет золото. Видели в руках
кругляшку золотую. Вроде бросил в кучу, а сам спрятал.
- Кто такой?- наклонился над ним Тэмуджин.
- Я уйгур. Мое имя Татунг-а.
- Уйгур? А почему здесь? Торговал?- заинтересовался Тэмуджин.
- Я служил Таян-хану.
- А-а...- теряя интерес, протянул хан.- Какое же ты золото прячешь?
- Я хранитель ханской золотой тамги ' и главноначальствующий над
писцами.
[' Т а м г а - печать.]
- Дай сюда,- Тэмуджин протянул руку.
- Н-не могу,- Татунг-а побледнел, попятился.- Тамгу может взять только
тот, кто унаследует улус Таян-хана.
- Ты верный слуга. Хвалю. Но разве не слышал, что небесным
соизволением я унаследовал и улус Таян-хана, и его золотую игрушку, и тебя
самого? Давай!
Татунг-а оглянулся влево, вправо, будто надеясь на спасение, сжался под
взглядом Тэмуджина, обреченно вздохнул и откуда-то из широкого рукава
халата извлек тамгу. Тэмуджин повертел ее - серебряная точеная ручка, на
нее насажен золотой кружок с непонятными знаками на плоской стороне.
- Для чего она?
- Прикладывать к бумагам с его повелениями.
Два воина подтащили к юрте женщину в узком и длинном - до пят-пестром
халате. Она отбивалась от воинов, ругалась на непонятном языке.
- Великий хан, это Гурбесу, жена Таян-хана,- сказал Татунг-а.- Не
губите ее.
Тэмуджин не оборачиваясь сказал:
- Замолчи, женщина, иначе тебе заткнут рот! Так, ты говоришь, это
прикладывают к бумагам? А разве свои повеления Таян-хан писал на бумаге?
Он не забыл, как исхитрялся, чтобы не прикладывать руку к бумаге
Алтан-хана. Знаки - следы сорок на снегу - таили в себе непонятное, потому
страшное. Но там были люди Алтан-хана, известные своим хитроумением, а тут
- Таян-хан, найманы...
- Все бумаги писал я и другие писцы.
- Ты знаешь тайну знаков?- все больше удивлялся Тэмуджин,
- И я, и многие другие.
- Зови сюда несколько человек. Посмотрим, так ли уж велика сила
бумаги.- Тэмуджин знаком велел приблизить Гурбесу - она подошла с
опущенной головой.- Ты, вижу, не рада встрече с нами.- Он взял ее за
подбородок, приподнял голову - ее черные глаза горели от гнева, щеки жег
румянец стыда.- Так это ты, тангутка, была любимой наложницей Инанча-хана?
А ты ничего...- Добродушно рассмеялся.- Из-за тебя рассорились Таян-хан и
Буюрук?- Опустил руку.- Иди в юрту. Вечером буду у тебя, узнаю, стоило ли
братьям ссориться. Иди.
Гурбесу стояла. Воины подхватили ее, втолкнули в юрту и задернули
дверной полог. Улыбаясь своим мыслям и поглаживая бороду, Тэмуджин указал
Татунг-а место рядом с собой.
- Будешь заносить на бумагу мои слова. А всех остальных писцов, воины,
отведите подальше, чтобы они нас не видели и не слышали. Готово? Татунг-а,
верно ли, что человек, знающий тайну знаков, может повторить мои слова,
занесенные на бумагу, никогда их не слышав?
- Конечно, великий хан.
- Ну-ну... Заноси: <Я, хан Тэмуджин, сын Есугей-багатура, по небесному
соизволению взял в руки бразды правления над всеми народами, живущими в
войлочных юртах...>
Быстро, едва касаясь кисточкой листа бумаги, Татунг-а наносил цепочку
знаков, похожих на прихотливый узор. Его лицо было
спокойно-сосредоточенным, ничего необычного, таинственного не было в этом
лице; так делают любую работу - тачают гутулы, плетут уздечку, правят
острие ножа.
- Пусть придет один из писцов. Боорчу, нойоны, вы запомнили мои слова?
Ну, смотри, Татунг-а...
Подошел плешивый и подслеповатый писец, уткнулся носом в бумагу и
дрожащим, надтреснутым голосом начал:


- Я, хан Тэмуджин...
Не пропустил ни одного слова. Будто стоял тут же и псе слышал, все
запомнил. Это казалось чудом, непостижимым умом человеческим. Нойоны,
воины рты поразевали от удивления, потом стали перешептываться: эти люди
знаются с духами. Тэмуджин посмотрел на Тутунг-а с уважением.
- Ты показал силу бумаги. А какие повеления хана найманов вы заносили?
- Всякие. Кто сколько должен дать серебра, зерна, шерсти... Кому куда
надлежит ехать.
- Это понятно. А для чего тамга?
- Бумагу может написать всякий, разумеющий письмо. Но тамга есть
только у хана. Когда приложена - бумаге вера.
- Х-м... Хорошо придумано. Сколько лет надо учиться, чтобы постигнуть
тайну письма?
- Зависит от возраста, от памяти, от быстроты ума человека. Учиться
лучше в молодые годы, еще лучше - в детские.
Тэмуджин протянул ему печать.
- Возьми. Ты и все писцы будете служить у меня. Станете заносить мои
повеления на бумагу. Кроме того, ты будешь учить моих детей, а другие
писцы - детей моих нойонов. Будешь учить своих детей, друг Боорчу?
- Если это надо...
- Надо. В могуществе своем мы можем теперь равняться только с
Алтан-ханом. А уж равняться - так во всем равняться!- Говорил с шутливой
усмешкой, но взгляд, устремленный поверх головы Боорчу в полуденную
сторону, туда, где синь неба сливалась с синью степи, туда, где за
безводными гобями лежали земли Алтан-хана, был острым и жестким.
- Ты, видно, забыл, что от нас ушел Кучулук, ушли и меркиты, живы
Буюрук и Джамуха,- напомнил Боорчу.
- До всех доберемся. Не им теперь тягаться со мною. Я нашел то, чего
им не дано найти. Они только теряют...
* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *
Нойон Тайр-Усун нахлестывал усталого коня. За ним без всякого порядка
тянулись немногие нукеры. Желтовато-серая трава, прибитая осенними
дождями, спутанная ветрами, цеплялась за копыта и рвалась с сухим
шелестом.
Из битвы у горы Нагу меркиты вышли без больших потерь. Возвратились в
родные курени, но не кликами радости, а молчанием встретили воинов старики
и женщины. Бесконечные неудачи и поражения разорили людей. Убавились стада
и табуны, не было новых молодых и сильных рабов, и некому стало высевать
просо, караваны сартаульских торговых людей начали обходить стороной
беспокойные, обедневшие кочевья, и негде было выменять ни шелковых, ни
холщовых тканей, ни доброго оружия, ни утвари для домашнего очага. Все
надеялись, что уж с найманами-то они добьются долгожданной победы и придут
домой, гоня перед собой толпы рабов, стада и табуны. Не вышло. И отцы
называли сыновей трусливыми корсаками, женщины отвращали от мужей лица.
Но это была не самая большая беда. Хан Тэмуджин - будь проклято это
имя!- управив дела в захваченном найманском улусе, пошел на меркитские
земли. Его передовые сотни уже разграбили несколько куреней.
Все нойоны без зова собрались у Тохто-беки. Целый день, забыв о еде и
питье, думали, как быть. Одни говорили: надо всем народом подняться на
врага и, если так суждено, всем народом и погибнуть. Другие осторожно вели
к тому, что надо склониться перед силой. Тохто-беки бегал по юрте с навеки
склоненной к плечу головой и потому похожий на токующего тетерева, от
бессильного бешенства плохо вникал в то, что говорили, разражался
руганью... В последние годы Тохто-беки часто становился таким остервенелым
и несправедливо обижал многих. Доставалось от него и Тайр-Усуну. Впервые
ругал после того, как он, Тайр-Усун, возвратился из неудачного похода на
хори-туматов. После этого былая их дружба быстро разладилась... Только к
вечеру Тохто-беки устал бегать по юрте и ругаться. Он ни с кем не
согласился. О покорности, даже для видимости, хану Тэмуджину он и слышать
не хотел. <Конечно,- подумал тогда Тайр-Усун,- какая для тебя покорность:
Есугей-багатур надрубил шею, его сын - перерубит>. Не хотел Тохто-беки и
вести воинов на верную гибель. Он решил откочевать в земли западных
народов, куда не дотянется рука Тэмуджина.
И вот Тайр-Усун гонит коня в родовые кочевья поднимать людей. Взгляд
скользит по круглым макушкам серых сопок, по уходящей вправо долине
Селенги с багряными кустами черемухи и желтеющими тальниками на берегах.
Надо бросить все это... Надо кинуть половину юрт, телег... Голодной,
оборванной оравой привалят они в земли чужих народов - кому нужны будут?
От реки наперерез им мчался всадник. Белый жеребец легко перемахивал
через кустики. Всадник пригибался к шее, длинная грива, взлетая,
полоскалась на его плечах. Придержав своего коня, Тайр-Усун вгляделся и
узнал младшую дочь Хулан. Подскакав, она осадила жеребца, блеснула,
улыбаясь, белыми ровными зубами. Разгоряченный жеребец рвал повод,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Прозоров Александр - Темный лорд
Прозоров Александр
Темный лорд


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека