Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

только не сделают они для освобождения миссис Уэлдон!..
Река дает им возможность спуститься к побережью, и Дик Сэнд, лучше зная
теперь все трудности, стоящие на пути к спасению, успешнее осуществит свои
планы, которые расстроило нападение туземцев.
Так юноша переходил от отчаяния к надежде. Он не поддавался унынию, его
энергичная натура не хотела покоряться несчастной доле. Дик Сэнд готов был
воспользоваться малейшей возможностью, чтобы начать борьбу.
Прежде всего следовало узнать, куда направлялся невольничий караван.
Возможно, что конечным пунктом! маршрута была одна из факторий Анголы, до
которой оставалось всего несколько дневных переходов. Но если караван шел во
внутренние области Экваториальной Африки, то впереди лежали еще сотни и
сотни миль пути. Главный невольничий рынок находился в Ньянгве, в области
Больших озер, по которой путешествовал тогда Ливингстон. Ньянгве лежит на
меридиане, который делит Африку на две почти равные части. Но от лагеря на
берегу Кванзы до Ньянгве было очень далеко, -- путь должен был длиться много
месяцев.
Неудивительно, что Дика так заботил вопрос, куда направляется караван:
ведь из Ньянгве не стоило даже пытаться бежать. Если бы миссис Уэлдон, Дику,
Геркулесу и прочим неграм посчастливилось вырваться из плена, они все равно
погибли бы в долгом пути где-нибудь между областью Больших озер и берегом
океана.
Но скоро Дик Сэнд успокоился: очевидно, партия должна была скоро
прибыть на место. Не понимая языка, на котором говорили между собой
начальники каравана, -- то была смесь арабского языка с каким-то из
африканских наречий, -- он все же заметил, что они часто называют один из
местных невольничьих рынков. Речь шла о Казонде, и Дик знал, что это
место--центр работорговли в Анголе. В Казонде, думал Дик, решится участь
всех пленников, они попадут там в руки местного царька или же в руки
работорговца. И он не ошибся.
Дик Сэнд, прилежно изучавший географию, знал, что расстояние от
Сан-Паоло-де-Луанда до Казонде не превышает четырехсот миль. Следовательно,
лагерь на Кванзе отстоял от этого невольничьего рынка не больше как в
двухстах пятидесяти милях. Дик высчитал это приблизительно, основываясь на
переходе, совершенном его маленьким отрядом под водительством Гэрриса. В
обычных условиях такой путь можно пройти за десять -- двенадцать дней. Но
так как караван уже был обессилен пройденной дальней дорогой, то Дик считал,
что потребуется не менее трех недель на переход от Кванзы до Казонде.
Дику очень хотелось поделиться своими догадками со старым Томом и его
товарищами. Для них было бы некоторым утешением узнать, что караван не
загонят в дебри Экваториальной Африки, в те страшные края, откуда нет
никакой надежды выбраться. Но как передать эту приятную весть? Достаточно
было бы бросить мимоходом несколько слов. Удастся ли это сделать?
Четверо пленных негров находились на правом фланге лагеря. Они были
скованы попарно: Актеон с Остином, Том с Батом -- отец и сын случайно
оказались вместе. К пленникам были приставлены специальный надсмотрщик и
стража -- человек десять солдат.
Дик, свободный от оков, решил подойти поближе к своим товарищам,
которые сидели на земле не дальше чем в пятидесяти шагах от него. Он стал
осторожно приближаться к ним.
Вероятно, старый Том угадал намерение Дика -- он что-то шепнул своим
товарищам, и те, прекратив разговор, стали внимательно следить за Диком. Они
не могли двинуться с места, но ничто не мешало им смотреть и слушать.
Вскоре Дик незаметно прошел половину расстояния. Он мог уже крикнуть
Тому название города, куда направляется караван, и сколько приблизительно
может продлиться дорога. Но ему хотелось поговорить с товарищами и
условиться, как держать себя во время этого путешествия. Поэтому он
продолжал с равнодушным видом двигаться вперед. Сердце его бешено стучало --
только несколько шагов отделяло его теперь от цели... Но вдруг надсмотрщик,
словно разгадав его замысел, с воплем бросился ему наперерез. Солдаты,
которых всполошил крик надсмотрщика, тотчас же подбежали и грубо оттолкнули
Дика. Вслед за тем Тома и его спутников погнали в противоположный конец
лагеря.
Вне себя от гнева Дик Сэнд бросился на надсмотрщика. Он пытался
выхватить у него из рук ружье и, когда это не удалось, оторвал ствол от
ложа. Но солдаты гурьбой напали на него и отняли обломок ружья. Разъяренные,
они растерзали бы юношу на части, если бы не вмешался один из начальников
каравана -- высокий араб с очень злым лицом. Это был тот самый Ибн-Хамис, о
котором Гэррис говорил с Негоро.
Араб произнес несколько слов -- Дик, конечно, не понял их значения, --
и солдаты, послушно оставив свою жертву, отошли в сторону.
Пленникам, очевидно, запрещали общаться друг с другом. Но, с другой
стороны, страже, несомненно, было строго приказано сохранить Дику жизнь. Кто
мог отдать такие приказания, кроме Гэрриса или Негоро?
Это было утром 19 апреля. Раздался хриплый звук рога и вслед за ним
грохот барабанов. Отдых кончился. Лагерь снимался с места. Через мгновение



все -- начальники, солдаты, носильщики и невольники--были уже на ногах.
Невольники разобрали тюки с поклажей и выстроились в колонну, впереди
которой встал надсмотрщик с развернутым пестрым знаменем.
Дан был сигнал к выступлению.
Послышалась негромкая песня. Но пели не победители, а побежденные. И в
песне этой звучала наивная вера угнетенных и угроза палачам-угнетателям:
"Вы гоните меня в рабство -- сила на вашей стороне. И я скоро умру. Но
мертвый я избавлюсь от ярма, и тогда я приду и убью вас! "

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Из записной книжки Дика Свнда
Гроза прошла, но небо все еще хмурилось. В Экваториальной Африке в
апреле начинается второй период дождливого сезона, так называемая "мазика".
В это время дожди льют чаще всего по ночам -- в продолжение двух а иногда и
трех недель. Для невольничьего каравана это было новым и тяжким испытанием.
Ранним пасмурным утром караван покинул место привала и, отойдя от
берега Кванзы, направился прямо на восток.
Пятьдесят солдат шагали впереди, по сотне с обеих сторон колонны, а
остальные конвоиры составляли арьергард. При таких условиях было бы трудно
бежать, даже если бы люди и не были скованы. Ряды невольников сметались.
Женщины, дети, мужчины, подростки шли вперемежку, а надсмотрщики бичами
подгоняли их. Были там несчастные матери, которые кормили на ходу грудного
младенца, а на свободной руке несли второго ребенка. Иные женщины волочили
за собой по жесткой колючей траве голых и босых детей.
Начальник каравана, тот самый араб Ибн-Хамис, который накануне вмешался
в столкновение Дика с надсмотрщиком, зорко следил за своим стадом: он
прохаживался вдоль колонны, то пропуская ее вперед, то вновь становясь во
главе ее. Ибн-Хамиса и его помощников мало занимали страдания пленников, но
они не могли не считаться со "своими" людьми: все время то солдаты вымогали
увеличения пайка, то носильщики требовали более частых остановок. На этой
почве возникали споры и грубая перебранка. Надсмотрщики вымещали свою злобу
на несчастных невольниках. Всю дорогу не смолкал ропот солдат и носильщиков,
угрозы и брань хавильдаров, крики истязуемых невольников. Шагавшие в
последних рядах ступали по земле, орошенной кровью рабов, идущих впереди...
Дику так и не удалось переговорить со своими товарищами, потому что их
вели под усиленным конвоем в первых рядах каравана. Они шли гуськом, пара за
парой, отделенные друг от друга рогатинами, не позволяющими шевельнуть
головой. Бичи надсмотрщиков полосовали их спины так же часто, как спины и
всех остальных несчастных.
Бат в паре с отцом шел впереди, осторожно ступая, чтобы не тряхнуть
рогатиной и не причинить боли Тому. Время от времени, когда хавильдар не мог
слышать его, он шепотом старался ободрить старика. Когда он замечал, что Том
устал, он старался замедлить шаг. Бедный малый даже не мог повернуться назад
и посмотреть на отца. У Тома было хоть то утешение, что он видел сына, но
старику приходилось горько расплачиваться за эту радость: сколько раз слезы
катились из его глаз, когда бич надсмотрщика оставлял кровавые полосы на
спине Бата, и эти удары были для отца больнее, чем если бы плеть
обрушивалась на него самого.
Актеон и Остин, скованные друг с другом, следовали за ними в нескольких
шагах и подвергались таким же истязаниям. Как завидовали они Геркулесу!
Какие бы опасности ни угрожали ему в этих диких местах, он был свободен и
мог бороться за свою жизнь!
В первые же минуты плена старый Том поведал своим товарищам горькую
правду. С глубоким изумлением узнали Бат, Остин и Актеон, что они находятся
в Африке, что их привело сюда и завлекло в глубь страны вероломство
предателей Негоро и Гэрриса и что им нечего расчитывать ни на какое
снисхождение со стороны людей, к которым они попали в плен.
Со старухой Нан обращались не лучше, чем с остальными пленными. Она
шагала в середине каравана, в группе невольниц. Ее сковали цепью с молодой
матерью, у которой было двое детей -- грудной младенец и мальчик трех лет,
едва научившийся ходить. Нан взяла на свое попечение этого мальчика. Мать не
посмела даже поблагодарить ее и только подняла на Нан глаза, в которых
блестели слезы. Ребенок не поспевал за взрослыми, и длинный переход
наверняка убил бы его. Нан взяла его на руки, чтобы избавить его от
усталости и беспощадного бича надсмотрщика. Это была тяжелая ноша для
старухи и она боялась, что сил ее хватит ненадолго.
Нан несла маленького негритенка и думала о Джеке. Она представляла себе
мальчика на руках у матери. Каково-то ей, бедняжке!.. Джек похудел за время
болезни, но все же слабенькой миссис Уэлдон, наверно, трудно нести его. Где
она теперь? Что с ней? Свидится ли с ней когда-нибудь ее старая нянька?
Дика Сэнда вели в арьергарде. Со своего места он не мог видеть ни Тома,
ни его спутников, ни старой Нан -- голова длинной колонны была видна ему,
лишь когда проходили через какую-нибудь равнину.
Дик шагал, погрузившись в грустные думы, и только окрики надсмотрщиков


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Убить фюрера
Курылев Олег
Убить фюрера


Сертаков Виталий - Демон и Бродяга
Сертаков Виталий
Демон и Бродяга


Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека