Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Нет.
- Дай мне очки, милый, я тебе прочитаю - то, что касается нас с тобой.
- Они у тебя на кровати.
- Да, правильно. - Один парусник отчалил от берега и пошел вниз по
течению широкой ленивой реки к морю. Миссис Феллоуз с удовольствием начала
читать: - "Дорогая Трикс! Как ты, наверно, страдаешь. Этот мерзавец..." -
Она осеклась: - Ах да... Еще тут вот что: "Вы с Чарлзом поживете, конечно,
у нас, пока не подыщете себе что-нибудь подходящее. Если не возражаете
против половины дома..."
Капитан Феллоуз вдруг резко сказал:
- Я никуда не поеду.
- "Арендная плата всего пятьдесят шесть фунтов в год - не считая других
расходов по дому. Для служанки отдельная ванная".
- Я остаюсь здесь.
- "Отопление из кухни". Что ты там несешь, милый?
- Я не поеду.
- Мы столько раз это обсуждали, милый. Ты же знаешь: если я здесь
останусь, тогда мне конец.
- Так не оставайся.
- Но не поеду же я одна, - сказала миссис Феллоуз. - Что подумает Нора?
И вообще... да нет, это немыслимо.
- Работу здесь человек всегда найдет.
- По сбору бананов? - сказала миссис Феллоуз с холодным смешком. - Не
очень-то это у тебя получалось.
Он в ярости повернулся к кровати.
- А ты можешь, - сказал он, - можешь убежать отсюда и оставить ее.
- Я не виновата. Если бы ты был дома... - Она заплакала, съежившись под
москитной сеткой. Она сказала: - Одна я туда живой не доеду.
Он устало шагнул к кровати и снова взял жену за руку. Нет, бесполезно.
Они оба осиротели. Им надо держаться друг друга.
- Ты не бросишь меня одну, милый? - спросила она. В комнате стоял
сильный запах одеколона.
- Нет, милая.
- Ты понимаешь, что это немыслимо?
- Да.
Они надолго замолчали, а солнце поднималось все выше и выше, накаляя
комнату. Наконец миссис Феллоуз сказала:
- О чем?
- Что?
- О чем ты думаешь, милый?
- Я вспомнил того священника. Странный тип. Он пил. Неужели это тот
самый?
- Если тот самый, так поделом ему.
- Но какая она была потом! Вот что мне непонятно. Точно он открыл ей
что-то.
- Голубчик, - донесся до него хоть и слабенький, но твердый голос с
кровати. - Ты же обещал.
- Да, прости. Я стараюсь как могу, но это получается само собой.
- У тебя есть я, у меня - ты, - сказала миссис Феллоуз, и письмо Норы
зашуршало на одеяле, когда она повернула к стене прикрытую платком голову,
прячась от безжалостного дневного света.

Нагнувшись над эмалированным тазиком, мистер Тенч мыл руки розовым
мылом. Он сказал на своем дурном испанском языке:
- Не надо бояться. Станет больно, сразу же говорите. Комната хефе
временно превратилась в зубоврачебный кабинет, и это стоило немалых
затрат, так как доставить в столицу надо было не только самого мистера
Тенча, но и шкафчик мистера Тенча, и зубоврачебное кресло, и таинственные
упаковочные ящики. В ящиках этих пока что была солома, но обратно они вряд
ли вернутся пустыми.
- Я уже несколько месяцев мучаюсь, - сказал хефе. - Вы не представляете
себе, какая это боль.
- Надо было сразу ко мне обратиться. Рот у вас в ужасном состоянии.
Ваше счастье, что еще не дошло до пиореи.
Он вытер руки и вдруг так и застыл с полотенцем и о чем-то задумался.
- Ну, что же вы? - сказал хефе. Мистер Тенч, вздрогнув, очнулся,
подошел к своему шкафчику и стал вынимать и выкладывать в ряд орудия
предстоящей пытки. Хефе настороженно наблюдал за ним. Он сказал: - У вас
руки сильно дрожат. Как вы себя чувствуете? Может быть...
- Это от несварения желудка, - сказал мистер Тенч. - Иной раз столько
черных мух перед глазами, будто в вуали ходишь. - Он вставил бор. - Теперь
откройте рот пошире. - Он стал засовывать в рот хефе ватные тампоны. Он
сказал: - Первый раз вижу такой запущенный рот, если не считать одного
случая.


Хефе пытался что-то сказать. Этот приглушенный, нечленораздельный
вопрос мог понять только дантист.
- Он не был моим пациентом. Его, наверно, кто-нибудь другой вылечил. В
вашей стране многих вылечивают пулями.
Он начал сверлить зуб, поддерживая беглый огонь разговора; так было
принято в Саутенде. Он говорил:
- Перед тем как мне выехать сюда, со мной произошла странная история. Я
получил письмо от жены. Ни строчки от нее не было лет... лет двадцать. И
вдруг как гром среди ясного неба... - Он наклонился к хефе и посильнее
нажал бором. Хефе со стоном замахал руками. - Пополощите, - сказал мистер
Тенч и, насупившись, занялся бормашиной. Он сказал: - Так о чем это я? Ах
да, о жене. Она, по-видимому, ударилась в религию. Какое-то у них там
общество - в Оксфорде. Как ее занесло в Оксфорд? Пишет, что простила меня
и хочет оформить наши отношения юридически. Другими словами - требует
развода. Она, видите ли, простила меня, - сказал мистер Тенч и,
погрузившись в свои мысли и держа в руке наконечник бормашины, обвел
глазами маленькую убогую комнату. Он рыгнул и другой рукой коснулся
живота, щупая, щупая, стараясь найти точку скрытой боли, которая почти не
оставляла его.
Хефе с широко открытым ртом в изнеможении откинулся на спинку кресла.
- То отпустит, то опять прижмет, - сказал мистер Тенч, совершенно
потеряв нить своих мыслей. - Это, конечно, пустяки. Просто несварение
желудка. Но жизни нет никакой. - Он хмуро уставился хефе в рот, будто там,
между кариозными зубами, был запрятан магический хрустальный шар. Потом
огромным усилием воли заставил себя наклониться и нажал педаль. Хефе весь
окостенел и вцепился в ручки кресла, а нога мистера Тенча ходила
вверх-вниз, вверх-вниз. Хефе издавал какие-то странные звуки и взмахивал
руками. - Держитесь, - сказал мистер Тенч. - Держитесь. Еще немножко в
уголке. Сейчас кончаю. Сейчас, сейчас. Ну вот! - Он снял ногу с педали и
сказал: - Господи помилуй! Что это? - Мистер Тенч бросил хефе на кресле,
подошел к окну и выглянул вниз во двор. Отряд полицейских поставил
винтовки к ноге. Держась за живот, он возмущенно проговорил: - Неужели
опять революция?
Хефе выпрямился в кресле и выплюнул вату.
- Да нет, - сказал он. - Человека будут расстреливать.
- За что?
- За измену.
- По-моему, - сказал мистер Тенч, - обычно вы делаете это у кладбища. -
Страшное зрелище притягивало его. Ничего подобного ему еще не приходилось
видеть. Он и стервятники не сводили глаз с маленького тюремного двора.
- На сей раз это нецелесообразно. Может начаться демонстрация. Народ-то
ведь темный.
Из боковой двери вышел какой-то маленький человек; двое полицейских
поддерживали его под руки, но он явно старался не сплоховать, только ноги
у него подкашивались. Полицейские проволокли этого человека через двор к
дальней стене; офицер завязал ему глаза платком. Мистер Тенч подумал: да
ведь я его знаю. Боже милостивый, надо что-то сделать. Точно твоего соседа
ведут на расстрел.
Хефе сказал:
- Чего вы ждете? В зуб попадет воздух.
Но что можно было сделать? Все шло быстро, по шаблону. Офицер отступил
в сторону, полицейские взяли ружья на изготовку, и маленький человек вдруг
судорожно взмахнул руками. Он хотел что-то сказать. Что положено говорить
в таких случаях? Тоже что-нибудь шаблонное, но у него, наверное, пересохло
во рту, и он выговорил единственное слово - кажется, "простите". Ружейный
залп потряс мистера Тенча, отозвавшись у него во внутренностях. Он
почувствовал дурноту и зажмурился. Потом раздался одиночный выстрел, и,
открыв глаза, мистер Тенч увидел, что офицер сует пистолет в кобуру, а
маленький человек - опять же по заведенному шаблону - лежит у стены
жалкой, бесформенной грудой тряпья, которую надо поскорее убрать. К нему
быстро подбежали двое кривоногих полицейских. Была арена, и был мертвый
бык, и ждать больше было нечего.
- О-о! - стонал хефе. - Больно же! - Он взмолился: - Скорее! - Но
мистер Тенч, уйдя с головой в свои мысли, стоял у окна и машинально мял
живот, пытаясь определить, где затаилась боль. Он вспомнил слепящий
полдень и как маленький человек с удрученным, безнадежным видом поднялся с
качалки у него в комнате и последовал за мальчиком прочь из города;
вспомнил зеленую лейку, фотографию своих детей, слепок протеза для волчьей
пасти, который он сделал из песка.
- Пломбу! - молил хефе, и мистер Тенч перевел глаза на маленькую кучку
золота, лежавшую на стеклянном лотке. Валюта - надо требовать иностранную
валюту; теперь уж он уедет отсюда, уедет навсегда. На тюремном дворе все
было убрано: полицейский бросал лопатой песок, точно закапывал могилу. Но
могилы не было; во дворе ничего не осталось. Страшное чувство одиночества
охватило мистера Тенча; он согнулся от боли. Этот маленький человек


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ростовщик и море
Корнев Павел
Ростовщик и море


Контровский Владимир - Последний казак
Контровский Владимир
Последний казак


Свержин Владимир - Марш обреченных
Свержин Владимир
Марш обреченных


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека