Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

обошел Золотой Храм по старой дороге, чтобы не платить за мыты, мосты и
перевозы.
К вечеру Даттам сидел, скорчившись, на высокой скале с замшелыми
письменами, смотрел, как люди его рубят деревья, и отчаянно ругался про
себя: разлившийся ручей, как сеньор-разбойник, захватил дорогу в
собственность, разодрал мостки и требовал за проезд платы. Временем, ибо
время - деньги.
Птицы в ветвях и скалах в ужасе пищали, - люди Даттама рубили деревья
по обеим сторонам ручья и шептались, что род Воды уже начал войну с родом
Полей и Дорог, и что ранняя жадность ручья - плохая примета.
Конечно, плохая!
Время было беспокойное, сеньоры собирали отряды, отряды просили
золота. Даттам заранее знал: созидательные планы Арфарры сильно скажутся
на расходах каравана.
Даттам глядел вдаль - за ручеек, на садившееся солнце: поля утонули в
грязи, деревеньки дали обет вечной бедности, а их жители - обет вечного
невежества.
Здесь можно было поверить Арфарре, что мир есть божье Слово, и
сотворен богом, как доклад - чиновником.
Воистину вначале вещи громоздились друг на друга, как слова в докладе
- вопреки пользе и здравому смыслу. Люди, однако, осторожно подчистили
ошибку в слове "река" - и реки побежали не к морям, а к дамбам. Люди
переставили с места на место буквы камней в слове "гора" - и получилось
слово "город". Из параграфа о земле они повыкинули слова "осот", "пырей" и
"лебеда", и получился параграф о поле. Люди обжили мир своим трудом, как
обживают законы комментариями. А потом в ойкумену пришли варвары и вернули
богу - богово.
Реки опять побежали к морям.
Верхний Варнарайн был знаменит когда-то своими подземными каналами.
Жители делали вино и оливковое масло, отсылали их по превосходным дорогам
в империю, а взамен везли рис и пшеницу.
Варвары обратили города в леса, озера - в болота, а каналы загубили.
Зачем им были каналы? Они не понимали слова "обмен", они знали лишь слово
"захват".
Теперь они выращивали на скудных полях пшеницу, полбу и ячмень. Вода
из друга стала врагом земли, не удобряла, а разрушала. Почва спела и
перезревала за несколько дней, и чтобы успеть управиться с севом, горцы
стали воевать с землей, как друг с другом. К мечу, с которым они выходили
на поединок с полем, они приделали лемех и направляющую доску, и назвали
все плугом. Но даже плуг не управлялся с быстрым севом без лошадей.
Чиновников крестьяне больше не кормили, зато приходилось кормить лошадей;
чиновник, положим, своего не упустит, но по бескормице выдаст
государственного зерна, а лошадь, по бескормице, съест солому с крыши.
Вместо общей воды у каждого была своя лошадь, и поэтому каждый хотел
иметь в общинном поле свою полоску: с плугом было пахать тем легче, чем
длинней была борозда. Межевые камни нарезали поля длиной узкой лапшой.
Направляющая доска у плуга была справа, плуг поэтому забирал влево,
полосы сдвигались, и начиналась свара.
На всех полях деревни люди хотели иметь хоть хлыстик собственной
земли. Они рады были таскаться с плугом за десять рек, лишь бы быть
уверенными, что урожай на одной полоске земли окупит неурожай на другой, и
что соседи их потеряют столько же, сколько они сами.
Законы их отдавали землю в собственность крестьянину, и обычаи велели
молиться межевым камням. Но варварские законы о собственности были хуже,
чем вейские законы о справедливости, и власти над землей у варваров было
меньше, чем у вейца над общинным полем. Как преступники, которые в
каменоломнях поворачиваются на нарах по команде, так и горцы на своих
собственных полосках сеяли по команде общины одно и то же - и
одновременно. Никто из них не сеял лишку и не обменивал его, а человека, у
которого урожай был слишком хорош, считали вором, укравшим духов урожая у
соседа.
А сеньоры? Сеньоры тоже не были на земле собственниками. Какой смысл
слабому покупать землю, если сильный ее отнимет? И какой смысл сильному
покупать землю, если ее можно отнять или получить от короля, как дар? И
всем хороши бесплатные милости - жаль только, что король не может быть
стеснен своей милостью и может по закону отобрать землю обратно.
Даже право суда было такой же фиктивной собственностью. Разве это
сеньор судил? Он только получал судебные штрафы, а судила община;
сходились, звали местного шамана и выясняли правду: отчего подохла корова,
отчего выпал град? Тот тряс прутья и находил виновника с "соленым глазом",
- не нравились люди с соленым глазом народу, не нравились, как и
государству!
Пестрый всадник проскакал по недостроенному настилу, - один плотник,
как лягушка, нырнул в воду, - соскочил с коня, подбежал к Даттаму, начал,
захлебываясь, рассказывать: и о ночном гадании, и о Марбоде Кукушонке, и о



Белом Эльсиле.
- А чужеземец? - спросил Даттам. - Куда он делся из Золотого храма?
- Ускакал после полудня! Словно ясновидец!
- Еще что? - осклабившись, сказал Даттам.
- Еще господину настоятелю кажется, что Арфарра затевает мерзкую
игру, и что Марбод Кукушонок, может, жив.
Даттам скатился со скалы, велел блюсти, как девицу, желтую среднюю
повозку, вскочил на коня и с десятью боевыми монахами был таков.

Навстречу Бредшо попадалось довольно много народу, ехавшего на
ярмарку, а попутчиков что-то не было. Наконец повстречались шесть
деревянных фур, распряженные волы щипали травку. Девушка в шелковых лентах
окликнула его:
- Куда едешь?
Бредшо сказал:
- У меня вышла ссора с Марбодом Кукушонком. И такая крепкая ссора,
что, я боюсь, его дружинники за мной гонятся, несмотря на золотое
перемирие. Еду к графу Лахоры.
Девица поглядела, как Бредшо сидит на лошади, засмеялась:
- Ты думаешь, люди Кукушонка не догонят такого конника? - Обмахнулась
кончиком косы и добавила: - Ты уже проехал мимо долины Пузырей. Раньше,
когда по слову государя цвели деревья, там зимой растили персики и манго
для Ламассы, а теперь там все провалилось в озеро. Я, однако, дам тебе
палочку, - покойники тебя не тронут, а людей там нет. А до долины, -
засмеялась она и снова обмахнулась толстой косой, - поедешь с нами. Если
что, я тебя в сене спрячу...
Бредшо подивился легкости, с какой можно добыть оберег от покойников,
однако вскоре понял, что актеры были не столько актеры, сколько
странствующие звериные мимы. По-вейски можно было бы сказать, что они не
переодевались, а превращались в своих персонажей, ходили одноногие и с
лопухами вместо ушей. По-аломски этого сказать было нельзя, поскольку
понятия "переодеваться" и "воплощаться" выражались в нем одним словом.
Бредшо нашел недурной и саму женщину, и ее предложение. А если его
настигнут в заколдованном месте, - прекрасно. Два выстрела из минного
пистолета только укрепят репутацию покойных садоводов из долины пузырей.

Дружинники Эльсила скакали всю ночь, а утром повстречались с
караваном звериных мимов. Стали спрашивать о чужеземце. Из оранжевой фуры
высунулась, бесстыдно оправляя паневу, красавица-колдунья.
Эльсил смотрел на нее, а она хмурила бровки, изогнутые наподобие
лука, и взгляд - как стрела:
- Чужеземец? Белокурый, худощавый? Конь саврасый? Вечером проскакал,
- вроде на утиный шлях собирался.
Эльсил поскакал дальше. Дорога шевелилась, вспархивала птицами, - на
соседнем поле нагие девушки бесстыдно волочили зубом вверх рало, проводя
черту между жизнью и смертью, - а половина Эльсила уже за этой чертой.
- Сними шапку, дурень, - сердито закричал Эльсил одному из
дружинников. - Не видишь - солнце восходит!
Через час заметили у придорожного камня черепаху и решили погадать.
Эльсил провел черты и резы и сказал:
- Сдается мне, что свора забежала вперед дичи.
И поворотил коня.
Один из дружинников заступил ему дорогу и сказал:
- Старая Лахута завистлива. Мало ли бывало неверных предсказаний?
- Оставь его, - сказал другой дружинник. - Ты что, не видишь, что у
него из головы не идет эта колдунья. Вот бабы! Как общинный выгон: пасутся
все, а - ничье.
Через два часа всадники нагнали повозки.
Эльсил распахнул холщовую стенку, влез в фургон. Колдунья сидела на
охапке соломы и жгла в светильнике травку. Эльсил виновато усмехнулся,
снял с плеча шлем и колчан со стрелами. Девица, как рыбка, повисла у него
на шее. Эльсил неловко отстегнул пряжку у плаща и кинул плащ куда-то вбок.
Плащ вспорхнул и зацепился за светильник. Тот хлопнулся вниз: горящее
масло разлилось по полу, солома вспыхнула. Колдунья страшно закричала и
бросилась к Эльсилову мечу, а из-под соломы начал выдираться человек.
Эльсил кинулся на него, в фургон попрыгали дружинники.
Не прошло и времени, нужного, чтобы натянуть лук, - чужеземца
скрутили, как циновку; один дружинник сел на ногах, другой - на вывернутых
руках. Огонь затоптали, а остатки соломы загасили о рожу торговца.
Эльсил встал над ним и сказал:
- Клянусь божьим зобом, Сайлас Бредшо! Я сказал Марбоду, что много
плохого выйдет оттого, что он не убил чужеземцев. И как я сказал, так оно
и сделалось.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Исход
Круз Андрей
Исход


Володихин Дмитрий - Колонисты
Володихин Дмитрий
Колонисты


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека