Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Нам пора, - напомнил Трубач. - Очухаются эти, начнут шуметь.
- Сейчас идем. Вот что, Леон. Завтра же уезжайте в Никосию. И носа сюда
не показывайте. А еще лучше - ложитесь в больницу. На какую-нибудь операцию.
Вам аппендицит вырезали?
- Вырезали.
- Ну, пусть еще раз вырежут. Или что-нибудь другое. Вам нужно начисто
выйти из игры. На неделю примерно. Это для вас будет самое лучшее. И
кончайте с привычкой хранить оперативные данные на бумажках.
- Я просто не успел ее сжечь.
- Это "просто" могло вам дорого обойтись. Не провожайте нас, мы сами
найдем дорогу.
- Ну что, вроде неплохо вышло, - заметил Трубач, когда мы спускались по
лестнице. - Даже лучше, чем ожидали.
Я согласился:
- Намного лучше.
Мы пересекли дворик и обомлели: фургончика не было.
II
"...Меня слышит... Всем, кто меня слышит... Пастух, Боцман, Док... всем,
кто слышит... Я Муха, выйти на прием не могу... Фургон идет вверх к трассе
Ларнака - Лимасол, Артист и Боцман в фургоне... Всем, кто слышит. Я Муха...
на связи... Держусь за запаску, сильно трясет, выйти на прием не могу, руки
заняты... Подъезжаем к трассе... Всем, кто меня слышит... Угонщик один...
Вышли на трассу, свернули налево, к Лимасолу... скорость около сорока... Я
Муха. Всем, кто меня слышит..."
Едва прошли первые секунды обалдения после того, как я догадался включить
рацию, мы с Трубачом, не сговариваясь, рванули вниз, к набережной, в надежде
перехватить какую-нибудь машину. Но не пробежали и ста метров, как в глаза
нам резанул свет фар и рядом осел на тормозах белый "кадиллак" хозяина "Трех
олив". Док высунулся:
- Быстро!
И дал по газам, не дожидаясь, когда мы захлопнем дверцы. Из его рации,
как и из моей, бубнил голос Мухи:
"Идем под восемьдесят... проехали шестнадцатый километр... Всем, кто меня
слышит... Я Муха, угонщик один, идем в сторону Лимасола..."
Расстояние между нами увеличивалось, голос Мухи становился заметно тише.
Посадка у "кадиллака" была такая, что на каждой ямке он царапался о дорогу
всем днищем. А когда вывернули наконец на трассу и Док утопил педаль газа в
пол, лимузин набрал шестьдесят километров в час, и на этой цифре стрелка
застыла, как припаянная.
- Да жми же ты! - заорал Трубач.
- Все! Не идет больше! Здесь телефон, нужно звонить в полицию, пусть
перехватят!
- Нельзя! - возразил я. - Там Боцман и Артист, связанные, в масках.
Засветимся.
"Всем, кто слышит... Я Муха... прошли двадцать второй километр...
Тормозит! Сворачивает налево!.. Свора... Е!.."
Я схватил рацию.
- Муха! Я Пастух!.. Слышишь меня? Муха, что случилось? Я Пастух. Прием!..
Муха, ответь. Я Пастух. Прием!
В динамике некоторое время было тихо, потом раздался голос Мухи:
- Слышу тебя, Пастух. Прием.
- Что стряслось?
- Запаска отвалилась, мать ее... И я с ней.
- Где ты сейчас?
- В кювете!.. Черт! Всю жопу ободрал. И ногу зашиб.
- Где фургон?
- Вниз идет, к морю. Там деревня какая-то, огни... Здесь указатель,
сейчас подползу, гляну... Зараза, запаской по ноге садануло... Сейчас,
Пастух... Есть, вижу. Кити. Деревня или поселок. Кити. Как понял?
- Понял тебя. Кити. На трассу сможешь выползти?
- Смогу.
- Вылезай и жди. Оставайся на связи...
Я переключил рацию на прием и неожиданно услышал в динамике мужской голос
- сквозь сор помех и посторонних звуков:
- Я Первый, вызываю "Эр-тридцать пять". Первый вызывает1 "Эр-тридцать
пять". Прием!..
Это был не Муха. И не Артист. И не Боцман - у Боцмана вообще рации не
было. Что за дьявольщина?
- Я Первый, вызываю "Эр-тридцать пять", - снова прозвучало в динамике. -
"Эр-тридцать пять", как слышите? Прием!..
- Угонщик! - догадался Трубач. - По своей рации говорит!
Точно. Из наших рация была только у Артиста. Либо она все время была на
связи, либо Артист каким-то образом исхитрился ее включить и теперь она
работала как микрофон.
- Я Первый, слышу вас. Отчаливайте и идите в сторону Лимасола. В



двенадцати милях от вас рыбацкий поселок Кити. Посмотрите на карте. Как
поняли? Прием!..
- Разворачивайся! - приказал я Доку. - Жми в Ларнаку, в порт!
- А Муха?
- Потом заберем. Быстрей!
- Правильно поняли, - вновь прозвучало в рации. - Подойдете к причалу,
двигатель не глушить. Я буду вас ждать. Ходу вам минут сорок. До связи!..
Дорога к Ларнаке шла под горку, и наш белоснежный "кадиллак" летел со
скоростью аж шестьдесят пять километров в час. А на большее эта
двадцатилетняя колымага была способна, только если сбросить ее с обрыва.
- Неправильно, Пастух! - проговорил Трубач. - Нужно этого брать там, в
Кити.
- А если у него пушка? Ребята-то связаны!
- Значит, когда будут перегружать на эту "Эр-тридцать пять", возьмем.
- Нам не перебить их нужно, а узнать, кто они такие... Что такое
"Эр-тридцать пять"? Вряд ли яхта. Катер?
- Не думаю, - отозвался Док. - Двенадцать миль - сорок минут. Скорей
самоходная баржа или буксир...
Я вышел на связь.
- Муха! Слышишь меня? Прием.
- Слышу.
- Как нога?
- Болит, зараза. Но перелома вроде нет, ушиб.
- Угонщика видел?
- Нет. Я в саду на стреме стоял. Он сел и скатился вниз. Движок не
включал, поэтому я не сразу заметил. Внизу завелся и развернулся. Тут я и
прицепился к запаске.
- Уверен, что он один?
- Одна голова в кабине мелькнула.
- Тебя не заметил?
- Нет, я за лавровым кустом сидел. Какие дела, Пастух?
- Все в норме, жди, - ответил я и ушел со связи.
К порту мы подъехали минут через пятнадцать. Был уже второй час ночи, у
причалов покачивались темные яхты и прогулочные катера, сновали клотиковые
огни каких-то мелких посудин. На внешнем рейде созвездиями Стожар светились
многопалубные теплоходы. Набережная была ярко освещена, переливалась
цветными огнями реклама ночных баров. Море вдоль пляжей было черным, пустым,
лишь вдалеке, примерно на уровне наших "Трех олив", медленно двигалось к
западу какое-то суденышко. Возможно, это и было то самое "Р-35".
Возле причала, где выдавали напрокат шлюпки и прогулочные катера, мы с
Трубачом высадились из "кадиллака". Я передал Доку полученную от резидента
аудиокассету, велел ехать за Мухой, а потом ждать нас в пансионате. К
счастью, старый грек-сторож не спал. Он не сразу понял, чего хотят от него
эти русские, подкатившие на роскошном белом лимузине, но когда Трубач
помахал перед его орлиным носом новенькой сто долларовой купюрой, стал
соображать быстрей. И уже через пять минут мы отвалили от причала на белом
глиссере, какие днем носились вдоль берега, таская за собой водных лыжников.
Классная была лодочка. На каждое движение руля отзывалась, как
истребитель, а приемистость была не хуже, чем у гоночного "харлея". Я
включил все фары и дал полный газ, глиссер рванулся вдоль пляжа, вздымая за
кормой роскошные волны-усы. Трубач стоял рядом, в одной руке у него была
трепещущая от скорости майка, а другой рукой он вертел в разные стороны
прожектор-искатель. Что надо была картинка: два пьяных мудака решили
развлечься.
Посудину, бортовые огни которой мы видели от причала, наш глиссер достал
минут через десять. Это был небольшой буксир с низко сидящей кормой; за
кормой на канате тащилась шлюпка. Трубач полоснул по борту лучом прожектора,
прокричал приветствие двум мужикам, стоявшим у капитанской рубки. В свете
прожектора мелькнуло на носу: "Р-35". И какие-то буквы помельче - видимо,
порт приписки. Но это нас не интересовало. Еще минут через пятнадцать
впереди прорисовалась цепочка огней над далеко выходящим в море причалом.
Это и был поселок Кити.
- Держись! - крикнул я Трубачу и взял мористее, целя в оконечность пирса,
на котором уже был различим силуэт фургончика. До свай оставалось метров
двадцать. Какой-то мужик, куривший на кнехте возле фургончика, даже вскочил,
ожидая, что мы сейчас врежемся в причал, но тут я заложил крутой вираж,
обогнул пирс и погнал глиссер в сторону Лимасола. Когда огни причала
удалились и скрылись за небольшим сейнером, пришвартованным к соседнему
причалу, я выключил все фары и развернулся. Трубач надел майку и сел рядом.
- Возле фургона - один, - прокричал он мне в ухо. - На буксире самое
большое человек пять: штурвальный, моторист и еще двое-трое. Буксир
маленький, вряд ли больше.
Я кивнул и сбросил газ. Глиссер почти бесшумно крался вдоль берега,
скрытый от глаз угонщика рыболовецким сейнером.
- Объясняю план, - сказал я. - Когда причалят, влезем к ним с кормы. Они


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Шилова Юлия - Заложница страха, или история моего одиночества
Шилова Юлия
Заложница страха, или история моего одиночества


Херберт Фрэнк - Барьер Сантароги
Херберт Фрэнк
Барьер Сантароги


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека