Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

республики Джамму на Денебе-3, в двух тысячах километров от ближайшего
поселения.
Огромная спальня, которую я делил с Хелендой, плавно покачивается на
ветвях трехсотметрового Древа Мира, растущего на Роще Богов - планете
тамплиеров, гранича при этом с солярием, затерявшимся среди солончаков
Хеврона. Но отнюдь не за каждым окном девственная природа: конференц-зал с
примыкающей к нему посадочной площадкой для скиммеров находится на сто
тридцать восьмом этаже экобашни ТК-Центра, а патио - на террасе, выходящей
на шумный рынок в старой части постоянно бурлящего Нового Иерусалима.
Архитектор, ученик легендарного Миллона Де-Га-Фре, был не лишен юмора:
чего стоит, например, лестница, _с_п_у_с_к_а_я_с_ь_ по которой,
оказываешься на крыше, или гимнастический зал, расположенный в нижнем
ярусе глубочайшего из ульев Лузуса и снабженный... смотровой площадкой в
стиле "орлиное гнездо", или ванная для гостей укомплектованная
умывальником, душем, унитазом и биде, которые красуются на открытом со
всех сторон плоту, плывущему по фиолетовому океану Безбрежного Моря.
Поначалу скачки силы тяжести при переходе из комнаты в комнату
вызывали легкую тошноту, но вскоре я адаптировался и, прежде чем войти на
Лузус, Хеврон или Седьмую Дракона, автоматически напрягал мышцы, а потом
столь же неосознанно предвкушал легкость во всем теле, которую сулила
пониженная гравитация большинства остальных помещений.
В течение десяти стандартных месяцев нашей с Хелендой совместной
жизни дома мы появляемся лишь изредка, предпочитая разъезжать с компанией
приятелей по курортам, туристическим купол-кемпингам и прочим злачным
местам Великой Сети. Наши, с позволения сказать, друзья - все завзятые
нулевики - называют себя теперь "стадом карибу" по имени давно вымершего
млекопитающего, кочевавшего по просторам Старой Земли. Это "стадо" состоит
из писателей, нескольких преуспевающих видеохудожников, интеллектуалов с
Конкурса, журналистов, аккредитованных при Альтинге, парочки-другой
паректоров-радикалов и генопротезистов-косметологов, нескольких настоящих
аристократов, богатых чудил-нулевиков, наркоманов, прочно севших на
флэшбэк, режиссеров тривидения и сцены, завязавших крестных отцов и
постоянно меняющейся группы свеженьких знаменитостей... включая меня
самого.
Естественно, вся эта публика пила, валялась в фантопликаторах, сажала
себе импланты, подключалась направо и налево и кололась самыми изысканными
наркотиками. Лучшим считался флэшбэк. Слово это в вольном переводе со
староанглийского означает "свет былого". Флэшбэк - порок богачей: чтобы
насладиться им по-настоящему, нужен полный набор дорогих имплантов. И
Хеленда позаботилась, чтобы у меня было все: биомониторы, расширители
ощущений, внутренний комлог, нейрошунты, метакортикальные процессоры,
эритрочипы, - чего только в меня не напихали! Как говорится, мать родная
не узнала бы.
Я пробую флэшбэк дважды. В первый раз он срабатывает довольно мягко:
я хотел попасть на празднование своего девятилетия и попал туда с первого
захода. Все как положено: на рассвете слуги собираются на северной лужайке
и хором поют поздравления, дон Бальтазар, поворчав немного, отменяет
занятия и разрешает нам с Амальфи покататься на ТМП. И вот мы, счастливые
от того, что рядом нет взрослых, целый день носимся над серыми дюнами
долины Амазонки. Вечер. Факельное шествие. В сумерках прибывают
представители других Семей. Подарки, завернутые в яркую блестящую бумагу,
так и сверкают в свете луны и Десяти Тысяч Огней. Я провел в этих грезах
девять часов и очнулся с улыбкой на лице. Но второе путешествие в прошлое
едва не убивает меня.
Мне четыре года. Я ищу маму. Я плачу и мечусь по бесконечным
комнатам, пропахшим пылью и старой мебелью. Слуги-андроиды пытаются
успокоить меня, но я отталкиваю их руки и бегу по каким-то коридорам,
потемневшим от копоти и теней бесчисленных поколений. Нарушив первое
усвоенное мною правило, я врываюсь в матушкину гардеробную, ее святая
святых, где она ежедневно проводит по три часа и выходит потом оттуда с
ласковой улыбкой, а подол ее белого платья шуршит по ковру. Звук этот,
едва слышный, напоминает вздох привидения.
Матушка здесь, она сидит в полумраке. Мне четыре года, у меня болит
пальчик, и я бросаюсь к ней на колени.
Она не реагирует. Ее изящные руки неподвижны - одна закинута за
спинку шезлонга, другая покоится на подушке.
Я вздрагиваю, пораженный этой неподвижностью, и, не слезая с ее
колен, отдергиваю тяжелую бархатную штору.
Глаза у матушки совеем белые - закатились под лоб. Губы чуть
приоткрыты.
Слюна поблескивает в уголках рта, сбегает по нежной коже подбородка.
В золотых волосах, уложенных, как обычно, в прическу гранд-дамы, я замечаю
разъем фантопликатора. Тускло отсвечивает черепная розетка, в которую он
вставлен. Рядом с ней - белое. Я догадываюсь, что это обнаженная кость.
Слева, на столике - пустой шприц-тюбик из-под флэшбэка.


Вбегают слуги и оттаскивают меня от матери. Она сидит даже не
шелохнувшись. Меня силком волокут из комнаты.
На сей раз я просыпаюсь с криком.

С тех пор я ни разу больше не воспользовался флэшбэком, и, возможно,
именно это обстоятельство и подтолкнуло Хеленду к разводу, хотя вряд ли. Я
был для нее игрушкой - дикарь, абсолютно не знакомый с той жизнью, которую
она многие десятилетия принимала как должное. Моя наивность ее развлекала.
Как бы то ни было, мой отказ от флэшбэк а привел к тому, что я по многу
дней оставался в одиночестве. Время в таких путешествиях течет с той же
скоростью, и заядлые потребители флэшбэка сплошь и рядом проводят в
наркотических грезах большую часть жизни.
Некоторое время я баловался имплантами и прочими техническими
игрушками, которых ранее как представитель Старой Семьи был лишен.
Инфосфера стала для меня источником наслаждения: я постоянно собирал
информацию, ощущение полного слияния с машиной приводило меня в восторг.
Процесс поглощения фактов затянул меня точно так же, как фантомы и
наркотики затянули "стадо карибу". Дон Бальтазар перевернулся бы в своем
огненном гробу, узнав, что ради мимолетного наслаждения имплантированным
всезнанием я испоганил свою долговременную память. И далеко не сразу я
понял, что потерял. Перенеся инсульт, я помнил и "Одиссею" в переводе
Фицджеральда, и "Последний марш" Ву, и десятки других поэм. Теперь же все
это разрушалось, как облака, которые разгоняет по небу ветер. Уже потом,
избавившись от имплантов, я с немалым трудом заучил их вновь.
Первый и последний раз в жизни я заинтересовался политикой. Дни и
ночи напролет я смотрел по нуль-Т-кабелю заседания Сената или валялся на
диване, подключившись к Альтингу. Кто-то однажды подсчитал, что Альтинг
ежедневно разбирает до сотни вопросов, касающихся законодательства
Гегемонии, но в те месяцы я намертво ввинтился в сенсоринг и не пропускал
ни одного. На дискуссионных каналах мои голос и имя приобрели широкую
известность. Меня не смущало, если обсуждаемый вопрос был слишком сложен,
или, наоборот, слишком прост, каждый законопроект был для меня
первостепенным. Обычный ритуал голосования, повторявшийся каждые несколько
минут, создавал у меня ложное ощущение _в_ы_п_о_л_н_е_н_н_о_й_ работы.
Одержимость политикой прошла лишь тогда, когда я понял, что регулярные
подключения к Альтингу требуют либо не вылезать из дома, либо смириться с
обликом ходячего мертвеца, зомби. Человек, постоянно подключенный к
имплантам, вызывает у людей только брезгливость, а если я буду вечно
торчать дома, то рано или поздно превращусь в обычную губку, впитывающую
информацию Альтинга, в одного из многих миллионов слизняков, которыми
кишит Великая Сеть - это я понимал и без насмешек Хеленды. Посему я
забросил политику. Но к тому времени мною овладела новая страсть -
религия.
Каких только религий я не перепробовал. Черт возьми, я даже
участвовал в _с_о_з_д_а_н_и_и_ религий! В те годы численность паствы
церкви дзен-гностиков росла в геометрической прогрессии, и я стал одним из
правоверных - выступал в тривизионных теледебатах и искал свои Средоточия
Силы, искал с той же истовостью, с какой до Хиджры мусульмане совершали
паломничество в Мекку. Но больше всего я любил путешествовать по нуль-Т.
"Умирающая Земля" принесла мне сто миллионов марок, и Хеленда выгодно
вложила эти деньги; но однажды кто-то навел порядок в отчетах, и я узнал,
что одно только поддержание включения в Сеть такого расточительного дома,
как мой, обходится ежедневно в пятьдесят тысяч марок, а я отнюдь не
ограничивал свои путешествия теми тридцатью шестью мирами, в которых он
находился. Издательство "Транслайн" вручило мне "золотую" универсальную
карточку, и я пользовался ею на всю катушку: забирался в самые невероятные
уголки Сети и неделями не вылезал из роскоши или, наняв ТМП, искал в
какой-нибудь глухомани свое Средоточие Силы. Но ничего я так и не нашел.
Тогда я отрекся от дзен-гностицизма, и примерно тогда же Хеленда развелась
со мной. Между тем счета уже громоздились горой, и мне пришлось продать
большую часть акций и долгосрочных векселей, оставшихся у меня после того,
как Хеленда забрала свою долю. (Когда ее поверенные составляли брачный
контракт, я был не просто наивным влюбленным дурачком - я был кретином!)
Я уволил слуг-андроидов и почти перестал пользоваться нуль-Т. Однако,
несмотря на все эти меры, финансовый крах надвигался неудержимо.
И я отправился с визитом к Тирене Вингрин-Фейф.

- Стихи никто не читает, - заявила она, листая тоненькую стопку
"Песней", написанных мной за последние полтора года.
- Как же так? - спросил я. - Разве "Умирающая Земля" не стихи?
- С "Умирающей Землей" тебе просто подфартило, - сказала Тирена. Ее
ногти - длинные, зеленые, загнутые под мандарина (последний писк моды) -
впились в мою рукопись, словно когти какого-то фантастического


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека