Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

основном руководители совхозов и колхозов) и восемь процентов от
рабочего класса (Герои труда, обкатанные на предыдущих совещаниях
сталевары, ткачихи, имена которых были на слуху у народа), Берия понял, что
Сталин совершенно потерял основополагающие ориентиры: если восемьдесят шесть
процентов делегатов представляли новый класс -- партийно-государственную
бюрократию, то как можно в дальнейшем говорить о "партии рабочего класса и
трудового крестьянства"?! Фикция! Русские хоть и терпеливы, но глухой
протест теперь фиксировался органами не только в деревнях, но и повсеместно
(в Донецке на монумент -- на голову Вождя -- надели ведро с мазутом; в
Москве, Киеве и Ленинграде в парадных и на стенах домов -- во дворах, к
счастью, -- расклеивались листовки, призывавшие к борьбе за ленинизм, против
"кровавого тирана", предающего идеи демократического социализма); несколько
раз в Салехардские концлагеря, в Тайшетлаг, Джезказган, Молотовский
каторжный комплекс, в Коми-лаг приходилось десантировать дивизии: восстания
зэков приобретали все более организованный характер, чувствовалась рука
арестованного генералитета и высшего офицерства.
Когда Абакумов (за три дня перед арестом) доложил, что производительность
труда в концлагерях резко падает, заключенные по-прежнему мрут от голода,
Сталин, опросив мнение членов Политбюро и не получив удовлетворившего его
ответа, обратился к Абакумову:
-- Ваше предложение? Тот ответил:
-- Товарищ Сталин, если мы уберем десять процентов заключенных, тогда
норма питания автоматически увеличится, работа пойдет успешнее.
-- Что значит "уберем"? -- Сталин остановился посреди кабинета, упершись
взглядом в лицо Молотова. -- Отправите по домам, что ли?
-- Нет, -- ответил Абакумов, -- я должен получить санкцию на ликвидацию
больных и наиболее истощенных.
-- Не ликвидацию, -- по-прежнему не отрывая взгляда от Молотова, жена
которого сидела в концлагере как "еврейская националистка", -г- а расстрел.
Нет смысла танцевать на паркете, здесь не бал, а Политбюро... Приучитесь
называть вещи своими именами, пора бы... И не больных надо расстреливать, а
наиболее злостных врагов народа, диверсантов и шпионов... Больные.и сами
помрут... Десять процентов многовато, а пять процентов достаточно. Как,
товарищ Молотов? Согласны?
-- Д-да, т-товарищ Сталин, с-согласен, -- ответил тот, заикаясь больше
обычного.
Берия понимал, что после предстоящего ареста Моло-'това и Ворошилова из
тех вполне могут выбить показания и на него с Маленковым.
Поэтому через неделю после ареста Абакумова он отправился к Суслову.
Затем, посоветовавшись с Хрущевым, которого Старец перевел в Москву первым
секретарем горкома, -- чего мужика бояться, не конкурент, образование не
позволяет, но в раскладе сил необходим, врубит, если надо, от всего сердца
-- Берия поехал к Маленкову.
-- Егор, я поглядел абакумовские дела с врачами, которых он прикрывал, и
пришел в ужас: а если еврейские демоны решат мстить нам и обратят свой удар
против товарища Сталина? Ты представляешь себе, что постигнет нас, родину,
мир, наконец?! .
Маленков поднялся из-за стола:
-- Неужели они могут пойти на такое?!
-- Ты считаешь невозможным? Тогда я снимаю вопрос. Просто я не мог с
тобой не поделиться... Все-таки Иосифу Виссарионовичу за семьдесят, мы
должны беречь его, .как отца...
-- Нет, нет, хорошо, что ты поднял этот вопрос... Что надо предпринять?
Берия, готовясь к этому разговору, заново просмотрел все материалы,
связанные с болезнью Ленина, когда Политбюро поручило генеральному секретарю
Сталину личную ответственность за лечение Ильича.
Наученный читать не только строки, но и типичные византийские
междустрочья, Берия многое понял, лишний раз испугавшись вседозволенного
коварства Старца.
-- Предпринять можно одно: провести на Политбюро решение о твоем
назначении на пост ответственного за состояние здоровья товарища Сталина.
Маленков долго смотрел в бесстрастное лицо Берия,-выражения глаз маршала
понять не мог, бликовали стекла пенсне, потом ответил:
-- Я завтра же внесу на Политбюро предложение о придании тебе функции
лично отвечающего за состояние здоровья Иосифа Виссарионовича...
...Что и требовалось доказать!
Когда решение состоялось (все проголосовали "за" при одном воздержавшемся
-- Сталине: "Я себя отлично чувствую, зря вы это затеяли", но при этом
смотрел на
Маленкова с добротой), Берия встретился с Комуровым и сказал во время
прогулки по аллеям Серебряного бора:
-- Включай в работу того самого следователя... Как его? Забыл фамилию...
Ну, ты его взял "на подслухе", он Гитлера хвалил...
-- Рюмин, -- сказал Комуров. -- Подполковник Рюмин.
-- Ты от него отодвинься, -- заметил Берия, -- чтоб никто и никогда не



прочитал никаких твоих с ним связей... Передай кому-то из новых игнатьевских
ребят... Не сам, а через третьи руки...
-- А в какую работу его включать? -- спросил Кому-ров.
Берия ответил не сразу, сунул кулаки еще глубже в карманы пиджака,
несколько минут шел молча, в трудном раздумье, потом спросил:
-- Кто у тебя есть из надежной агентуры в Кремлевке? Из врачей,
работающих там постоянно?
Комуров начал неторопливо перечислять, загибая короткие пальцы.
-- Евреи не годятся, -- внимательно выслушав его, заметил Берия. Попросил
рассказать о каждом подробнее; слушал вбирающе, замерев. -- А вот эта твоя
Тимашук... Она кардиолог?
-- По-моему, сидит на электрокардиограммах.
-- Годится... Кто ее вербовал?
-- Абакумовцы.
-- Прекрасно. Подведи к ней кого-нибудь из непосаженных еще абакумовских
парней, и пусть они поработают с ней, пусть подскажут, как написать письмо в
МГБ, что в Кремлевке действует банда врачей-убийц, еврейский заговор против
членов Политбюро, а в основном против товарища Сталина.
Берия заметил, как Комуров, обычно краснолицый, побледнел, понизил голос:
-- Кого называть? Поименно? Или вообще?
-- Кто тебя в Кремлевке лечит?
-- Постоянно -- Коган... Горло ведет Преображен-' ский... Егоров
консультирует... Берия поморщился:
-- Нужны евреи. Коган, его брат, мой доктор -- Фельдман, брат Михоэлса
профессор Вовси, профессор Зеленин, тоже еврей, кстати... Но -- тебя нет во
всем этом. Ты -- человек-невидимка. Недреманное всевидящее око. Донесение
этой самой Тимашук должно попасть в руки
246
Рюмина... Твои люди, имеющие на него влияние, помогут ему сочинить письмо
Сталину... Мне -- ни в коем случае. Только копия... Срок даю минимальный.
Как себя ведет министр Игнатьев в последние дни? Комуров усмехнулся:
-- Хоть и болен, но пообещал научить всех нас работать без белых
перчаток...
-- Это в связи с чем?
-- Лозовский, Перец Маркиш, Бергельсон, Фефер, словом, Еврейский
антифашистский комитет...
-- Верно, -- Берия кивнул, -- Хозяин торопит, да и костоломам не терпится
вкусить дымной кровушки...
Через неделю все члены Антифашистского комитета во главе с членом ЦК
Лозовским были расстреляны без суда; стихотворение Квитко "Анна Ванна, наш
отряд хочет видеть поросят", напечатанное во всех школьных хрестоматиях,
было предписано заклеить куском белой бумаги, зачеркнув предварительно
строки тушью.
Через три дня Сталин согласился принять врачей из Санупра Кремля;
профессор Виноградов (Вовси более к Вождю не подпускали) сказал то,. что ему
порекомендовал "старый друг", личный агент Берия (из его "золотого фонда"):
"Товарищ Сталин, я не вижу особых отклонений от нормы, но вам необходим
длительный отдых, по крайней мере два-три месяца".
Сталин прореагировал на эту рекомендацию спокойно (в кругу друзей называл
Виноградова "куци-куц" -- у профессора была такая постоянная присказка),
сказал об этом Берия, заметив, что, видимо, поживет на Рице; начал
собираться в дорогу. Однако через два дня позвонил в четыре утра: Берия не
спал, сидел у аппарата, звонка этого ждал, ибо получил информацию, что
письмо Рюмина о врачах-убийцах передано Поскребышеву.
-- Немедленно приезжайте ко мне, -- сухо, с трудно сдерживаемой яростью
сказал Сталин.
Берия знал, что деспот в Кремле; когда вошел в кабинет, тот --
пожелтевший, осунувшийся за день -- поинтересовался, подчеркнуто выделяя
местоимение "вы":
-- Откуда вы знали, что я здесь?! В это время я обычно бываю на Ближней!
Берия похолодел: если сказать, что звонил на дачу, Сталин спросит, с кем
разговаривал, конец, провал; ответил поэтому полуправдой:
-- Мне бы позвонили, товарищ Сталин... Мне звонят, когда вы уезжаете...
Сталин кивнул на две странички, лежавшие на совершенно пустом огромном
столе для заседаний:
-- Прочтите...
Берия внимательно прочитал текст, который знал наизусть, ибо Рюмину
помогли сочинять его "верные люди".
Сыграл ярость, ударил кулаками по столу,' вскочил со стула:
-- Я их завтра же поставлю к стенке!
-- Э, нет, -- очень тихо, злобно, стараясь не сорваться, проговорил
Сталин. -- Сначала эта сволочь будет арестована, пройдет круги ада, скажет
всю правду, а потом уж выведем на процесс... Все. Идите. Не вы, а патриот
России Рюмин раскрыл заговор... Рюмин, простой следователь, а не вы, --
Сталин брезгливо заключил, -- отвечающий за бесценное здоровье лучшего друга


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белоусов Валерий - Горсть песка - 12
Белоусов Валерий
Горсть песка - 12


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека