Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

естественно - к своим бежать. Но какие они мне теперь свои? Тоже, если
подумать, уроды, куклы, правильно Максим говорит. Что это за люди,
которыми можно управлять, как машинами. Нет, это не по мне. Противно...
Они вышли на площадь, на большой пустырь, посередине которого дико
чернел оплавившийся памятник какому-то забытому деятелю, и свернули к
уцелевшему домику, где обычно собирались представители, чтобы обменяться
слухами, посоветоваться насчет посевной или насчет охоты, а то и просто
посидеть, подремать, послушать рассказы принца-герцога о прежних временах.
В домике, в большой чистой комнате, уже собрался народ. Смотреть
здесь ни на кого не хотелось. Даже принц-герцог - казалось бы, не мутант,
человек, - а и тот изуродован: все лицо в ожогах и рубцах. Вошли,
поздоровались, сели в круг, прямо на пол. Бошку, сидевший рядом с плитой,
снял с углей чайник, налил им по чашке чаю, крепкого, хорошего, но без
сахару. Гай принял свою чашку - необыкновенной красоты чашка, цены ей нет,
королевского фарфора, - поставил ее перед собой, а потом упер автомат
прикладом в пол между колен, прислонился лбом к рубчатому стволу и закрыл
глаза, чтобы никого не видеть.
Начал совещание принц-герцог. Никакой он был не принц и никакой не
герцог, а был он полковником медицинской службы, главным хирургом Южной
Крепости. Когда Крепость начали ломать атомными бомбами, гарнизон восстал,
выкинул белый флаг (по этому флагу свои же немедленно долбанули
термоядерной), настоящего принца, командующего, солдаты разорвали на
куски, увлеклись, поперебили всех офицеров, а потом спохватились, что
некому командовать, а без командования нельзя: война-то продолжается,
противник атакует, свои атакуют, а из солдат никто плана Крепости не
знает, - получилась гигантская мышеловка, а тут еще взорвались
бактериологические бомбы, весь арсенал, и началась чума. Короче говоря,
как-то само собой получилось, что половина гарнизона разбежалась кто куда,
от оставшейся половины три четверти вымерли, а остальных принял на себя
главный хирург - во время бунта солдаты его не тронули: врач все-таки.
Как-то повелось называть его то принцем, то герцогом, сначала в шутку,
потом привыкли, а Максим для определенности называл его принцем-герцогом.
- Друзья! - сказал принц-герцог. - Надо нам обсудить предложения
нашего друга Мака. Это очень важные предложения. Насколько они важны, вы
можете судить хотя бы по тому, что сам Колдун к нам пожаловал и будет,
может быть, с нами говорить...
Гай поднял голову. И верно: в углу, прислонившись спиной к стене,
сидел сам Колдун, собственной персоной. Смотреть на него было жутко, а не
смотреть невозможно. Замечательная была личность. Даже Максим смотрел на
него как-то снизу вверх и говорил Гаю: Колдун - это, брат, фигура. Был
Колдун небольшого роста, плотный, чистый, ноги и руки у него были
коротенькие, но сильные, и в общем он был не такой уж уродливый, во всяком
случае слово "уродливый" к нему не подходило. У него был огромный череп,
покрытый густым жестким волосом, похожим на серебристый мех, маленький рот
со странно сложенными губами, словно он все время собирался свистнуть
сквозь зубы, лицо в общем даже худощавое, но под глазами мешки, а сами
глаза были длинные и узкие, с вертикальным, как у змеи, зрачком. Говорил
он мало, на людях бывал редко, жил один в подвале на дальнем конце города,
но авторитетом пользовался огромным из-за своих удивительных способностей.
Во-первых, он был очень умен и знал все, хотя от роду ему было всего
что-то около двадцати лет и нигде он, кроме этого города, не бывал. Когда
возникали какие-нибудь вопросы, к нему шли на поклон за советом. Как
правило, он ничего не отвечал, и это означало, что вопрос чепуховый, как
его не решишь - все ладно будет. Но если вопрос оказывался жизненно-важным
- насчет погоды, когда что сеять - он всегда давал совет и ни разу еще не
ошибся. Ходили к нему только старшие, и что там происходило - они
помалкивали, но бытовало убеждение, что даже давая совет, Колдун не
раскрывал рта. Так, посмотрит только - и становится ясно, что нужно
делать. Во-вторых, имел он власть над животными. Никогда он не требовал у
общества ни еды, ни одежды, все ему доставляли животные, разные животные -
и зверье, и насекомые, и лягушки, - а главной прислугой у него были
огромные летучие мыши, с которыми он, по слухам, мог объясняться, и они
его понимали и слушались. Далее, рассказывали, что он знает неведомое.
Понять это неведомое было невозможно, на взгляд Гая это был просто набор
слов: черный пустой Мир до начала Мирового Света; мертвый ледяной Мир
после угасания Мирового Света; бесконечная пустыня с многими Мировыми
Светами... Никто не мог объяснить, что это означает, а Мак только
покачивал головой и восхищенно бормотал: "Вот это интеллект!"
Колдун сидел, ни на кого не глядя, на плече у него неловко топталась
слепенькая ночная птица. Колдун время от времени доставал из кармана
какие-то кусочки и совал ей в клюв, тогда она замирала на секунду, потом
задирала голову и как бы с трудом глотала, вытягивая шею.
- Это очень важные предложения, - продолжал принц-герцог, - а потому
я прошу вас слушать внимательно, а ты, Бошку, голубчик, заваривай чай
покрепче, потому что я вижу - кое-кто уже задремывает. Не надо



задремывать, не надо. Соберитесь с силами, может быть сейчас решается наша
судьба...
Собрание одобрительно заворчало. Какого-то бельмастого оттащили за
уши от стены, где он наладился было подремать, и усадили в первом ряду.
"Так ведь я ничего... - бормотал бельмастый. - Я только так, немножко. Я к
тому, что говорить надобно покороче, а то пока до конца доходят, я уж и
начало забываю..."
- Хорошо, - согласился принц-герцог. - Покороче так покороче. Солдаты
отжимают нас на юг, в пустыню. Пощады они не дают, в переговоры не
вступают. Из семей, которые пытались пробраться на север, никто не
вернулся. Надо полагать, они погибли. Это означает, что лет через
десять-пятнадцать нас отожмут в пустыню окончательно, и там мы все
погибнем без пищи и без воды. Говорят, что в пустыне тоже обитают люди. Я
в это не верю, но многие уважаемые вожди верят и утверждают, будто эти
обитатели пустыни такие же жестокие и кровожадные, как солдаты. А мы -
люди миролюбивые, сражаться мы не умеем. Многие из нас мрут, и мы,
наверное, не доживем до окончательного конца, но мы сейчас правим народом
и обязаны думать не только о себе, но и о наших детях... Бошку, - сказал
он. - Подай, пожалуйста, чаю уважаемому Хлебопеку. По-моему, заснул
Хлебопек.
Хлебопека разбудили, сунули ему в пятнистую руку горячую чашку, он
обжегся, зашипел, и принц-герцог продолжал:
- Наш друг Мак предлагает выход. Он пришел к нам со стороны солдат.
Солдат он ненавидит и говорит, что пощады ждать от них нельзя, все они там
одурачены тиранами и горят желанием нас уничтожить. Мак хотел сначала
вооружить нас и повести в бой, но убедился, что мы слабые и воевать не
можем. И тогда он решил добраться до обитателей пустыни - он в них тоже
верит - договориться с ними и повести их на солдат. Что требуется от нас?
Благословить эту затею, пропустить обитателей пустыни через наши земли и
обеспечить их продовольствием, пока будет идти война. И еще наш друг Мак
предложил: дайте ему разрешение собрать всех наших разведчиков, которые
захотят, он обучит их воевать и поведет на север, чтобы поднять там
восстание. Вот, коротко, как обстоят дела. Нам сейчас нужно решить, и я
прошу высказываться.
Гай покосился на Максима. Друг Мак сидел, поджав под себя ногу,
огромный, коричневый, неподвижный, как скала, даже не как скала, а как
гигантский аккумулятор, готовый разрядиться в одно мгновение. Он смотрел в
дальний угол, на Колдуна, но взгляд Гая почувствовал немедленно и повернул
к нему голову. И вдруг Гай подумал, что друг Мак уж не тот, что прежде. Он
вспомнил, что давно уж не улыбался Мак своей знаменитой
ослепительно-идиотской улыбкой, что давно он не пел своих горских песен, и
что глаза у него стали теперь без прежней ласковости и доброго ехидства,
твердые стали глаза, остекленели как-то, словно и не Максим это, а
господин ротмистр Чачу. И еще вспомнил Гай, что давно уже перестал друг
Мак метаться во все углы, как веселый любопытный пес, стал сдержан, и
появилась в нем какая-то суровость, целенаправленность какая-то, взрослая
деловая сосредоточенность, словно целился он самим собой в какую-то одному
ему видимую мишень... Очень, очень изменился друг Мак с тех пор, как
всадили в него полную обойму из тяжелого армейского пистолета. Раньше он
жалел всех и каждого, а теперь не жалеет никого. Что ж, может быть так и
надо... Но страшное он все-таки дело задумал, резня будет, большая резня
будет...
- Что-то я не понял, - подал голос плешивый уродец, судя по одежде -
нездешний. - Что же это он хочет? Чтобы варвары сюда к нам пришли? Так они
же нас всех перебьют. Что я - варваров не знаю? Всех перебьют, ни одного
человека не оставят.
- Они придут сюда с миром, - сказал Мак, - или не придут вовсе.
- Пусть уж лучше вовсе не приходят, - сказал плешивый. - С варварами
лучше не связываться. Тогда уж лучше прямо к солдатам выйти под пулеметы.
Все как-то от своей руки погибнешь, у меня отец солдатом был.
- Это, конечно, верно, - проговорил Бошку задумчиво. - Но ведь с
другой-то стороны варвары могут и солдат прогнать, и нас не тронуть. Вот
тогда и станет хорошо.
- Почему это они вдруг нас не тронут? - возразил бельмастый. - Все
нас спокон веков трогали, а эти вдруг не тронут?
- Так ведь он с ними договорится, - пояснил Бошку. - Не трогайте,
мол, лесовиков, и все тут...
- Кто? Кто договорится? - спросил Хлебопек, вертя головой.
- Да вот Мак. Мак и договорится...
- Ах, Мак... Ну, если Мак договорится, тогда, может быть, и не
тронут.
- Чаю тебе дать? - спросил Бошку. - Засыпаешь ведь, Хлебопек.
- Да не хочу я твоего чаю.
- Ну выпей чайку, чашечку только, что это тебе - шею мыть?
Бельмастый вдруг поднялся.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Акунин Борис - Сокол и Ласточка
Акунин Борис
Сокол и Ласточка


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека