Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

приостановился, погладил бородку и произнес: - В городских прецедентах
подобного преступления не значится. Стало быть, тут присяжные должны
судить по закону Золотого Государя, что и было публично признано противной
стороной.
В зале ахнули. Адвокат-хромоножка схватился за голову: "Великий Вей!
Вот это ловушка!"
- Негодяи! - закричал кто-то в зале. - Вы бы и пальцем не посмели
дотронуться до живого Кукушонка!
Но Кукушонок был мертв. Присяжные, удаляясь на совещание, знали:
королевский советник и сам король ждут от города подтверждения
преданности. А мертвецу - мертвецу, согласитесь, все равно.
И вот, когда на столы для голосования стали выкладывать камушки, - на
левый стол красные камушки обвинения, а на правый - белые камушки
оправдания, то правый стол оказался пуст.
Суд постановил: покойник подлежит смерти, но так как боги уже
исполнили приговор, для юридической гарантии вечером на площади сожгут его
чучело. Кроме того, городскому сыщику Доню за вознаграждение в пятьсот
ишевиков поручается разыскать второго сообщника.
Ликующая толпа вынесла присяжных из ратуши на руках.

Судьи покинули зал. Сыщик Донь, оставшийся в одиночестве, внимательно
рассматривал морской апельсин.
Доню было около сорока лет. Он родился от городской шлюхи. Успел
побывать писцом, наемным дружинником, контрабандистом, торговавшим с
империей, и главой воровской шайки. Вражда с другой шайкой вынудила его
предложить свои услуги городским магистратам. Испуганная ростом
преступлений в городе за последние десять лет, ратуша пошла на
беспрецедентное решение: взяла бывшего вора на службу, но, храня самые
печальные воспоминания о всесилии доносчиков и ярыжек, отказалась от
учреждения регулярной полиции.
Сотрудников себе Донь подбирал, исходя из принципа: "Вора может
одолеть лишь вор". А сотрудники его исходили из принципа: "Сажай того
вора, который не платит отступного".
Донь завел регулярные картотеки по образцу империи и за один только
год с пятнадцатью сотрудниками арестовал сто восемьдесят семь грабителей и
убийц и разогнал притоны, где детей сызмальства кормили человечьим мясом,
дабы приучить к убийству.
Итак, сыщик Донь внимательно рассматривал морской апельсин. Ванвейлен
подошел к нему со словами:
- Вы как будто сомневаетесь, что это - талисман Марбода Кукушонка?
Донь промолчал.
- Ратуша платит пятьсот ишевиков за сведения о втором сообщнике
Марбода, - продолжал Ванвейлен. - Я плачу за то же самое три тысячи.
Донь сказал:
- Господин обвинитель сказал много верного. Морской апельсин был
личным богом, хотя, конечно, и светильником тоже. Морские апельсины в
городе теперь не водятся. У Марбода Кукушонка был бог - морской уродец.
Кто говорил - крабья клешня, кто - раковина, кто - губка. Однако в этом
деле есть два "но". Во-первых, морской апельсин - эмблема цеха
ныряльщиков. Чтобы Кукушонок взял себе, хотя бы и личным богом,
обывательского предка! Во-вторых, апельсин еще светится. Значит, выловили
его не больше года назад. А Кукушонок, говорят, ходил со своим богом
третий год. И третье. Не представляю, чего Кукушонок испугался так, чтобы
выронить свою удачу? - И Донь внимательно поглядел на чужеземца. - А вы
представляете?
Но Ванвейлен не ответил, а спросил:
- Значит, вы считаете, что апельсин принадлежал сообщнику? Кем вы его
видите?
Донь пожал плечами.
- Вероятно, дружинник Марбода, иначе Марбод бы его с собой не взял.
Вероятно, бывший ныряльщик, и добыл этот апельсин сам. Значит, он не из
потомственных воинов и не посчитает бесчестьем остаться в живых после
смерти господина. Странно, что Марбод именно такого взял с собой. Странно,
что он вообще кого-то взял.
- Я считаю, - сказал Ванвейлен, - что Марбода вообще не было на
корабле.
- Почему? - быстро спросил Донь.
Ванвейлен страшно сконфузился. Донь фыркнул.
- Чтобы Кукушонок сел на берегу и послал кого-то за себя отомстить?
Это все равно, что жениться и послать к жене заместителя.

Тут в залу вошел какой-то вертлявый субъект и зашептался с Донем.
Донь с любопытством поглядел на Ванвейлена.


- А что, - спросил сыщик, - вы с вашим товарищем, Бредшо,
сонаследники или как?
Ванвейлен побледнел.
- Что такое?
- А то, - сказал Донь. - То-то я дивился, что Белого Эльсила нет в
гавани, и вообще дружинников было маловато. А он, оказывается, час назад
поскакал с дюжиной людей к Золотому Храму, за вашим товарищем.


10
А теперь мы расскажем о Сайласе Бредшо. Тот гулял в священном леске
Золотого Государя, когда в ухе запищал передатчик. Ванвейлен скороговоркой
рассказал о случившемся.
- Можешь возвращаться в город, - сказал Ванвейлен, - а еще - в
четырех днях пути по дороге - владения Лахоров, кровных врагов Кречетов.
Там-то тебя уберегут.
Бредшо попробовал отвечать, но его не слышали. Он сунул передатчик за
пояс, поднялся к конюшне, оседлал коня и ускакал, пока его никто не
увидел.
Он поехал от города. Он думал, что во время Золотого Перемирия никто
не покусится на одинокого путника. Преследователей своих он опережал часов
на пятнадцать.
К несчастью, Бредшо скоро понял, что не умеет ездить на лошади, и
лошадь это также поняла. Плохо закрепленное седло стерло животному всю
спину. Бредшо провел два часа, торгуя в деревне новую. Бредшо сказали, что
одинокий всадник может спрямить путь, проскакав тропой у Сизого Лога,
добавив, "Там, правда, есть ручеек."
Ручеек был - Ниагарский водопад. На скале, нависшей с другой стороны,
надпись на языке богов отчитывалась в отменном состоянии общественной
дороги и требовала предъявить подорожную в ближайшей управе. Бредшо
спешился, достал из-за пояса круглую трубку, прицелился - крючок со
сверхпрочной нитью зацепился за расщелину между букв. Бредшо, ведя лошадь
в поводу, стал переправляться. Уже у самого берега треклятая нить не
выдержала и лопнула, Сайласа проволокло течением метров тридцать, пока он
не зацепился за случившуюся кстати корягу. Все кости были целы, только
передатчик нахлебался воды и замолчал вовсе. На переправу Сайлас затратил
часа два, однако, по его расчетам, мало кто мог тут переправиться без
хорошего снаряжения.

В час, когда начинают готовить третью закваску для хлеба, в Золотой
Храм ворвались Белый Эльсил и еще восемь человек. Эльсил был связан с
Марбодом Кукушонком узами дружбы, принятыми среди истинных воинов. Друг
другу они никогда не изменяли, и Эльсилу было меньше смысла оставаться в
живых после смерти Марбода, чем жене - после смерти мужа.
- Где чужестранец? - кричали дружинники.
Монахи разбежались по углам. Дружинники учинили погром и ускакали.
Через три часа Эльсил, облизывая губы, разглядывал в деревне
Белые-Дымки коня со стертой спиной.
- Мужик! - сказал он и поскакал дальше.
Эльсил был статен и силен, как Кукушонок. Считалось, однако, что он
не так удачлив, а некоторые говорили - не так решителен.
- Что за притча? - сказал Эльсил, глядя на вздувшийся ручей,
преградивший им путь. - Никогда его здесь не было!
Дружинники бросили ручью медовые лепешки и следом кинулись сами.
Лепешки помогли: через десять минут все девятеро были на другой берегу, ни
один не погиб. Эльсил взобрался, как кошка, по скале и отодрал от замшелой
буквы крючок с обрывком тонкой белесоватой нити. Крючок Эльсил зацепил за
ворот и поскакал дальше, размышляя. Чужеземец мог использовать крючок для
переправы. Однако вряд ли он был столь неловок, чтобы переправляться с
веревкой, и одновременно столь ловок, чтобы зацепить ее с того берега за
самую верхушку скалы. Стало быть, сначала переправился, а потом - залез и
зацепил. Стало быть, веревка - колдовство, от которого и разлился ручей.
Эльсилу стало неприятно, что они все-таки имеют дело с чародеем.
Один из дружинников пригляделся к белесой нити и согласился:
- Бросил нитку - стал ручей, бросил гребень - стал лес, бросил
зеркальце - стала стеклянная гора.
Эльсил подумал, что скверное будет дело, если чужеземец вырастит за
собой еще и стеклянную гору, потому что по стеклянным горам ему пока не
приходилось лазать.

Караван Даттама вышел из города в час, когда начинается прилив, и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Березин Федор - Атака Скалистых гор
Березин Федор
Атака Скалистых гор


Самойлова Елена - Ключи наследия
Самойлова Елена
Ключи наследия


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека