Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Лейтенант раздельно проговорил:
- Этот священник многие годы действовал тайно - ради вашей Церкви. Мы
поймали его и завтра расстреляем. Он неплохой человек, и я разрешил ему
повидаться с тобой. Он считает, что это будет для него благом.
- Я знаю этого священника, - перебила лейтенанта женщина. - Он пьяница.
Только и всего.
- Несчастный человек, - сказал падре Хосе. - Один раз он пытался
спрятаться у нас.
- Обещаю тебе, - сказал лейтенант. - Никто об этом не узнает.
- Ах, никто не узнает? - закудахтала женщина. - По всему городу
разнесется. Вон, полюбуйтесь на этих пострелят. Покоя Хосе не дают. - Она
продолжала тараторить: - Тогда все захотят исповедоваться, а дойдет до
губернатора, и конец пенсии.
- Милочка, - сказал падре Хосе, - может быть, долг велит мне...
- Ты уже не священник, - оборвала его женщина. - Ты мой муж. - Она
сказала нехорошее слово. - Вот в чем теперь твой долг.
Лейтенант слушал их с чувством едкого удовлетворения, словно обретая
свою былую веру. Он сказал:
- Мне некогда ждать, когда вы кончите свой спор. Пойдешь ты со мной?
- Нет, не заставите, - сказала женщина.
- Милочка, но я... э-э... я священник.
- Священник! - снова закудахтала женщина. - Это ты священник? - Она
захохотала, и ее хохот нерешительно подхватили дети за окном. Падре Хосе
приложил пальцы к своим красноватым глазам, точно они у него болели. Он
сказал:
- Милочка... - а хохот все не умолкал.
- Так идешь?
Падре Хосе беспомощно развел руками, будто говоря: ну, еще одно
попущение, но значит ли это что-нибудь в такой жизни, как моя? Он сказал:
- Да нет... нельзя.
- Хорошо, - сказал лейтенант. Он круто повернулся - времени на
милосердие у него больше не было - и услышал у себя за спиной умоляющий
голос падре Хосе:
- Скажите ему, что я за него помолюсь. - Дети осмелели; кто-то из них
крикнул:
- Иди спать, Хосе. - И лейтенант рассмеялся - его смех был пустым,
жалким, неубедительным добавлением к общему хохоту. Хохот окружал теперь
падре Хосе со всех сторон и уходил ввысь к стройному хору созвездий,
названия которых он знал когда-то.

Лейтенант отворил дверь в камеру; там было совсем темно. Он аккуратно
затворил ее за собой и запер на ключ, держа руку на револьвере. Он сказал:
- Не придет он.
Маленькая, сгорбленная фигурка в темноте - это был священник. Он сидел
на полу, как ребенок, занятый игрой. Он сказал:
- Сегодня не придет?
- Нет, вообще не придет.
В камере стало тихо, если можно говорить о тишине, когда москиты
непрерывно тянут свое "ж-ж, ж-ж", а жуки хлопаются о стены. Наконец
священник сказал:
- Он, наверно, побоялся.
- Жена не пустила.
- Несчастный человек. - Он попробовал рассмеяться, но выдавил из себя
только жалкий, сорвавшийся смешок. Его голова свесилась к коленям: он со
всем покончил, и с ним все покончили.
Лейтенант сказал:
- Тебе надо знать правду. Тебя судили и признали виновным.
- Разве мне нельзя было присутствовать на собственном суде?
- Это ничего бы не изменило.
- Да. - Он замолчал, готовясь разыграть полное спокойствие. Потом
спросил с деланной развязностью: - А разрешите узнать, когда...
- Завтра. - Быстрота и краткость ответа испугали его. Он поник головой
и, насколько можно было разглядеть в темноте, стал грызть ногти.
Лейтенант сказал:
- Нехорошо оставаться одному в такую ночь. Если хочешь, я переведу тебя
в общую камеру.
- Нет, нет. Я лучше побуду один. Мне столько всего надо успеть. - Голос
изменил ему, точно от сильной простуды. Он прохрипел: - О стольком надо
подумать.
- Мне хотелось бы что-то сделать для тебя, - сказал лейтенант. - Вот, я
принес немножко бренди.
- Вопреки закону?
- Да.
- Вы очень добры. - Он взял маленькую фляжку. - Вам, конечно, ничего



такого не понадобилось бы. Но я всю жизнь боялся боли.
- Всем нам придется умереть, - сказал лейтенант. - А когда, это не так
уж важно.
- Вы хороший человек. Вам бояться нечего.
- Какие у тебя странные мысли, - посетовал лейтенант. - Иной раз мне
кажется, ты просто хочешь внушить мне...
- Внушить? Что?
- Ну, может, чтобы я дал тебе убежать или уверовал в святую
католическую церковь, в общение святых... Как там у вас дальше?
- Во оставление грехов.
- Сам-то ты не очень в это веришь?
- Нет, верю, - упрямо сказал маленький человечек.
- Тогда что же тебя тревожит?
- Видите ли, я не такой уж темный. Я всегда разбирался в своих
поступках. Но сам отпустить себе грехи не могу.
- А если б падре Хосе к тебе пришел, неужели это настолько изменило бы
дело?
Лейтенанту пришлось долго ждать, когда ему ответят, но ответа
священника он не понял:
- С другим человеком... легче.
- Больше я ничего не могу для тебя сделать?
- Нет. Ничего.
Лейтенант отпер дверь, по привычке держа руку на револьвере. У него
было тяжело на душе. Теперь, когда последний священник сидит под замком,
больше ему и делать-то нечего. Пружинка, двигавшая его действиями,
лопнула. Хорошее было время, пока шла охота, подумал он, но больше этого
не будет. Цель исчезла, жизнь словно вытекла из окружающего его мира. Он
сказал с горьким сочувствием (ему трудно было вызвать в себе ненависть к
этому маленькому опустошенному человечку):
- Постарайся уснуть.
Он уже затворил за собой дверь, когда сзади послышался испуганный
голос:
- Лейтенант.
- Да?
- Вы видели, как расстреливают? Таких, как я.
- Да.
- Боль длится долго?
- Нет, нет. Мгновение, секунду, - грубо сказал он и, захлопнув дверь,
побрел по тюремному двору. Он зашел в участок: фотографии священника и
бандита все еще висели на стене; он сорвал их - больше они не понадобятся.
Потом сел за свой стол, опустил голову на руки и, поддавшись непреодолимой
усталости, заснул. Он не мог вспомнить потом, что ему снилось, - в памяти
остался только хохот, непрерывный хохот и длинный коридор, выхода из
которого найти было нельзя.

Священник сидел на полу, держа фляжку в руках. Так прошло несколько
минут, потом он отвинтил колпачок и поднес фляжку ко рту. Бренди не
оказало на него никакого действия, точно вода.
Он поставил фляжку на пол и начал шепотом перечислять свои грехи. Он
сказал:
- Я предался блуду. - Эта формальная фраза ничего не значила, она была
как газетный штамп и раскаяния вызвать не могла. Он начал снова: - Я спал
с женщиной, - и представил себе, как стал бы расспрашивать его священник:
"Сколько раз? Она была замужем?" - "Нет". Бессознательно он снова
отхлебнул из фляжки.
Вкус бренди вызвал у него в памяти дочь, вошедшую с яркого, солнечного
света в хижину, - ее хитрое, насупленное, недетское лицо. Он сказал:
- О Господи, помоги ей. Я заслужил твое проклятие, но она пусть живет
вечно. - Вот любовь, которую он должен был чувствовать к каждой
человеческой душе, а весь его страх, все его стремления спасти
сосредоточились не по справедливости на этом одном ребенке. Он заплакал:
девочка словно медленно уходила под воду, а он мог только следить за ней с
берега, ибо разучился плавать. Он подумал: вот как я должен бы относиться
ко всем людям, - и заставил себя вспомнить метиса, лейтенанта, даже
зубного врача, в доме которого побывал, девочку с банановой плантации и
множество других людей, и все они требовали его внимания, словно толпились
у тяжелой двери, не поддающейся их толчкам. Ибо этим людям тоже грозит
опасность. Он взмолился: - Господи, помоги им! - И лишь только произнес
эти слова, как снова вернулся мыслью к своей дочери, сидящей у мусорной
кучи, и понял, что молится только за нее. Опять нет ему оправдания.
Помолчав, он снова начал:
- Я бывал пьян, сам не знаю, сколько раз. Нет священнического долга,
которым я бы не пренебрегал. Я повинен в гордыне, мне не хватало
милосердия... - Эти слова опять были буквой исповеди, лишенной всякого


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Золото русского эмира
Сертаков Виталий
Золото русского эмира


Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


Роллинс Джеймс - Бездна
Роллинс Джеймс
Бездна


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека