Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

b *( по двести грамм, а? - Ясно, понятно. Давай вкалывай
дальше.
Андрон поднялся, надел куртенку, не подав руки, кивнул
и, не чувствуя мороза, в похоронном настроении побрел на
электричку. Стылое солнце садилось в облака, снег под ногами
скрипел, мысли, словно заведенные, вертелись по кругу -
тяжелые, безрадостные, какого-то фиолетового оттенка. Нет,
скорее пронзительно красного, кумачового: "Мы не рабы, рабы
не мы. Ударный труд сокращает срок... Украл, выпил, в
тюрьму... Антошка, Антошка, сыграй нам на гармошке... На
нарах, бля, на нарах, бля, на нарах..."
Взметая снежный шлейф, к перрону подкатила электричка,
Андрон залез в тепло вагона... Тянулись за окнами пролески и
поля, входили на остановках заснеженные люди, только ему все
было по фигу, полузакрыв глаза, откинувшись на спинку, он
думал о своем. Спроси, о чем конкретно, не ответил бы. То
ему хотелось вернуться и набить Мультику морду - вдрызг, то
становилось западло поганить а такую гниду руки, то делалось
до слез жалко Матату - эх, товарищ, товарищ. Как там тебе на
нарах? Глупый вопрос...
Электричка долетела до Варшавского. Раздались вагонные
двери, ударили в лицо перронные ветра, уныло покосилась
вокзальная лахудра, продрогшая, несчастная, с сопливым носом
- на мороженое мясо любителей не находилось. "Шла бы ты
домой, Пенелопа", - Андрон соболезнующе ей подмигнул,
выбрался на набережную и, отворачивая лицо от вьюги,
Двинулся по Лермонтовскому мосту через Обводный.
К вечеру мороз усилился, вокруг горящих фонарей мерцали
радужные нимбы, прохожие трусили орой рысью, терли уши и
носы, зябко кутались в шарфы и поднятые воротники. "Сейчас
пожрать что-нибудь и чая погорячей", - Андрон в предвкушении
ужина прибавил шагу, с ритмичным скрипом полетел как на
крыльях, но неожиданно замедлил ход и остановился,
вглядываясь. Посмотреть было на что, даже послушать - на
Лермонтовском у памятника другу Мартынова расхаживал по-
строевому хороший человек майор в отставке Иван Ильич и
выводил несвязно, хрипатым голосом:
- И от Москвы до Британских морей Красная Армия всех
сильней!
Его коричневого колера болгарская дубленка
распахнулась, невиданная шапка из австралийского опоссума
сбилась набок, и сам он был лицом невероятно красен, вывален
в снегу и в общем-целом пьян до изумления. Это ж надо так
набраться - ать-два, ать-два, ать-два, затем четкий разворот
по уставу, как полагается, через левое плечо, и снова
чеканный шаг, торжественный, строевой, с оттянутым носком,
на всю ступню. И песня:
"Так пусть же Красная... непобедимая... своей
мозолистой рукой..."
К чему ведет такая строевая подготовка предугадать
несложно - или мордой в снег до полного посинения, или в
лапы рабоче-крестьянской милиции, очень даже загребущие,
между прочим. Не будет ни болгарской, коричневого колера
дубленки, ни дивной шапки из австралийского опоссума, ни
' " +o"h%#.ao в карманах презренного металла, подделывание
которого преследуется по закону. Опять-таки все кончится
радикальной синевой - по всей роже. Словом, перспективы у
марширующего ветерана были безрадостны. Это у лапинского-то
однополчанина, с честью проводившего того в последний путь?
Ни в жисть!
- Иван Ильич, вольно! Оправиться! - скомандовал Андрон
и вытащил из снега ушанку из опоссума. - Давай, бери шинель,
пошли домой. Ты где живешь-то?
- Товарищ генерал, представляюсь по случаю вступления в
должность!
Вытянувшись, отставной майор принялся рапортовать по
всей форме, однако, так и не закончив, все же дал надеть
многострадальную шапку и застегнуть облеванный тулуп, с
третьей попытки припомнил номер телефона.
- Санитар! Санитар! Звони на базу! Пусть высылают
транспорт. А я пока вспомню пехоту и родную роту, и тебя, за
то, что ты дал мне закурить...
Андрон дотащил гвардейца до автомата, стрельнул две
копейки, позвонил.
- Хэллоу, - ответил ему певучий женский голос, полный



самоуверенности, неги и спеси, - говорите же, пронто,
пронто.
Тим объяснился кое-как, замерзшие губы неважно
слушались его. Не в болгарской дубленке - в курточке на
рыбьем меху.
- Так, папахен в своем репертуаре. - Спеси в голосе
поубавилось, он сразу сделался решительным и командным. - Вы
там где? На углу Обводного и Лермонтовского? Стойте, где
стоите, буду через сорок минут.
И первая повесила трубку, стерва. Однако слово
сдержала. Не прошло и часа, как со стороны Московского
подлетела бежевая "шестерка" и резко, так, что колеса пошли
юзом, дала по тормозам. Прислоненный к телефону-автомату
Иван Ильич машину узнал и, перестав бубнить себе под нос о
том, что "часовой не должен отдавать винтовку никому кроме
своего прямого начальника", вытянулся, отдал честь и скорбно
констатировал:
- Трындец!
Из "Жигулей" между тем вылезла не то чтобы краса, но, в
общем-то, девица, подбоченясь и не обратив на Ивана Ильича
ни малейшего внимания протянула Андрону руку.
- Здравствуйте, Костина... Мне кажется, мы с вами уже
где-то встречались. Хотя можно и ошибиться, столько лиц,
столько встреч...
Она убрала руку и с презрением посмотрела на Ивана
Ильича.
- В машину, пропойца. Очухаешься, поговорим.
Да, та еще была девица. Тоже в дубленке, но песочной,
афганского пошива, в шапке из вольной норки, в невиданных,
кремового цвета сапогах. Нос в меру курнос, губы бантиком,
фиалковые глаза светятся праведным гневом.
- Слушаюсь...
Иван Ильич отклеился от автомата, шагнул было к
"Жигулям", но тут же его бросило на снег, и он принялся
барахтаться в сугробе, вставая на карачки, опускаясь на
брюхо и невнятно комментируя происходящее:
- Врагу не сдается наш смелый "Варяг",
Пощады никто не желает...
- Черт знает что такое. - Девушка закусила губу и
просительно посмотрела на Андрона:
- Ну что прикажете с ним делать?
Нормально сказала, по-человечески, без гонора и спеси.
Андрон достал гвардейца из сугроба, засунул в "Жигули"
и сам с наслаждением залез в отдезодо-рированное, пахнущее
елкой тепло салона.
- Поехали.
Эх, хорошо, не "Жигули" - Ташкент!
- Меня зовут Анжела. - Девица живо юркнула за руль и,
пустив мотор, включила "поворотник". - А вас? Андрон
представился, двигатель взревел, машина, буксуя колесами,
тронулась. Покатили, вихляясь на наледи, вдоль главной
городской клоаки, на Новомосковском мосту ушли направо и,
пересекая всякие там Киевские, Рощинские, Заставские и
Благодатные, направились аж за Среднюю Рогатку на Пулковское
шоссе. Миновав гостиницу, зарулили в карман, проехали два
блочных корабля и пришвартовались у третьего, аккурат у мидл-
шпангоута.
- Аллее! Папахен, на выход, - резко скомандовала
Анжела, но отставной майор размяк в тепле, почивал сном
младенца и был абсолютно неподъемен.
Пришлось Андрону выволакивать его из "Жигулей" и
транспортировать на четвертый этаж, потому как по закону
подлости лифт, естественно, не работал. Ну вот наконец
обшитая дерматином дверь, прихожая с рогами, зеркальный
коридор, душная, обставленная с чудовищной безвкусицей
комната - все дорогое, аляповатое, не на своих местах.
Финский, разложенный наполовину диван принял ветерана в свои
объятия, и он, почмокав слюнявыми губами, затих, вытянулся -
отвоевался на сегодня.
- Ой, Ваня, Ваня, какой же ты, Иван, дурак... Верная
подруга жизни, плотная, крашенная хной, грустно махнула
пухлой, густо окольцованной рукой и принялась разоблачать
его.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Володихин Дмитрий - Колонисты
Володихин Дмитрий
Колонисты


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека