Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

которого, я служил срочную. Последнее очень помогло войти в ритм службы. Мое
возвращение в строй, я чувствовал, отцу бы понравилось. Чувствовал четко,
потому что где бы ни лежали его останки, он весь был во мне - со всеми его
ромбами в петлицах и незадолго до того полученным орденом Красной Звезды и
медалью "XX лет РККА" ...
Тут нахлынула новая фаланга пассажиров, бравших автобус в пешем строю,
и нас с Ольгой прижало друг к другу так, что одежда наша, мокрая от пота,
словно бы перестала существовать и не предохраняла больше друг от друга. Я
почувствовал, что свирепею, напряг все мускулы и, не щадя чужих спин и
боков, стал поворачиваться так, чтобы Ольга оказалась на фланге. Она
медленно подняла глаза на меня, и мне показалось, что в ее взгляде был
упрек.
- Вы сделали мне больно ...
- Простите ...
Она словно не заметила, что я так и не ответил на ее вопрос. Мы
молчали. Я не отрываясь смотрел в окно на широкую - три ряда в одном
направлении - магистраль, по которой катил теперь наш автобус, рыча дизелем.
Легковые прытко обходили нас. Крутой подъем, виадук - и снова шоссе, теперь
поуже, но легковые по-прежнему выскакивали из-под самого автобуса. Наконец
люди стали понемногу выходить, можно было вздохнуть посвободнее и установить
между нами хотя бы минимальную дистанцию. Небо тем временем стало совсем
непроглядным.
- У меня нет зонтика, - сказала Ольга. В ответ я не нашел ничего умнее,
чем:
- Не растаем. Не сахарные.
Она сказала со внезапной и непонятной злобой:
- Откуда вы знаете?
Но тут же покраснела и дотронулась до моего рукава.
- Простите...
Я кивнул.
- Он всегда говорил, что... - Она прикусила губу, и я испугался, что
она заплачет. Я прикоснулся к ее плечу:
- Все в порядке, Оля.
Она отвернулась.
Было ясно, что дождя не миновать, оставалось лишь надеяться, что мы
успеем добраться до места раньше, чем польет. Но нам не повезло. Дождь
начался сразу, как артподготовка, и когда автобус остановился в нужном нам
месте, его "дворники" уже вовсю разгребали обильно льющуюся воду. Издалека
докатился гром, как будто бы там взорвали что-то основательное. На миг
сжалось сердце.
Мы выскочили. Еще в автобусе я успел накинуть на нее мой пиджак.
Сентябрьский дождь вовсе не похож на теплый душ; чувствовалось, что осень
пришла не только по календарю. Автобус, всхрапнув, покатил дальше. Я
огляделся, оценивая местность. Деревьев поблизости не было, зато виднелось
строение, вернее всего - сарай, с распахнутыми воротами.
- Туда! - решительно скомандовал я, взяв ее за руку и мы побежали с
быстротой, на какую только способна женщина в туфлях на
двенадцатисантиметровом каблуке.
В сарае были остатки соломы и старый тележный передок; крыша. местами
сохранилась. Я подкатил передок туда, где не капало.
- Садитесь.
Она с сомнением осмотрела древнюю конструкцию, вынула из сумочки
носовой платок, расстелила и села. Мы помолчали.
- Вообще, я люблю дождь, - сказала она потом. - Но только когда я дома
и тепло.
Я кивнул и подумал: что она знает о дожде? Она может укрыться, вот как
мы сейчас, переждать. Это не дождь - развлечение.
Однажды дождь застал нас на многодневных тактических учениях, в
октябре. Полк совершал марш на машинах. Мы ехали по раскисшим дорогам
неделю, и всю неделю шел дождь, не останавливаясь ни на минуту ни днем, ни
ночью. Небо казалось громадной, без конца и края, площадью, залитой
асфальтом, еще не разбитым машинами. На нас были шинели и плащ-палатки; этой
защиты хватило лишь на несколько первых часов. Дула автоматов и карабинов мы
заткнули тряпочками, чтобы вода не попадала в канал ствола: оружие от воды
ржавеет, солдат - не должен. Мы сидели на лавках в открытых кузовах,
стараясь не шевелиться. В сапогах вода стояла до самого верха голенищ,
заполняла пространство между гимнастерками и бельем, между бельем и кожей.
Она согревалась от наших тел. Стоило шевельнуться, стоило машине подпрыгнуть
на ухабе, как вся теплая вода стекала до сапог, а там - в кузов, за шиворот
снаружи снова наливалась холодная, и приходилось греть ее своим телом заново
- до следующего ухаба. Останавливались для оправки и принятия пищи. В котлах
походных кухонь колыхалось горячее блаженство, но надо было собрать всю
волю, чтобы слезть с машины, закоченелыми, сморщившимися от воды пальцами
нащупывая котелок и ложку. Поев, мы бегали, согреваясь, но неумолимая
команда "По машинам!" не заставляла ждать себя долго. И мы снова начинали



греть собой воду, расходуя только что полученные у повара калории. Ночами
костров не разжигали: соблюдали светомаскировку, да и к тому же это была не
война, а лишь учения, и рубить государственный лес не полагалось. Но судьба
леса в те дни нас как-то не очень интересовала, мы не рубили, правда, но
ломали ветки, валили их в кучи, стараясь, чтобы кучи получались повыше.
Потом на ветви клали две плащ-палатки. Двое ложились, тесно обхватив друг
друга объятием медового месяца, а те, кому выпало дневалить, аккуратно
закатывали каждую пару в мокрые плащ-палатки, по которым барабанили
срывавшиеся с деревьев капли. Мы засыпали мгновенно, чтобы через считанные
часы по команде "Подъем!" выпутаться из плащ-палаток и увидеть дымящиеся
кухни, - слава им! - и позавтракать горячей кашей и чаем, и снова
погрузиться на машины - будь они неладны, - и отдаться на волю мокрой стихии
на долгий очередной день. Мы ехали в воде неделю, и никто не схватил даже
насморка. Доехав, мы развернулись и пошли в атаку. Мы наступали вдохновенно:
атака была движением, теплом, жизнью, и даже на посеревшие лица южан стал
возвращаться их природный цвет. Атакуя, мы забыли о дожде, но он о нас
помнил. Когда учениям сыграли отбой, мы снова погрузились в машины и в
дождь, и от шинелей быстро перестал идти пар. Снова неделя; кто-то острил по
поводу того, что служим мы, как подводники, а довольствие получаем по
пехотной норме. Наверное, это было смешно, но смеяться не было сил, да и
мускулы лица, кажется, навсегда утратили подвижность.
Мы вновь обрели подвижность в конце второй недели, когда машины въехали
в наше расположение. Оказалось, что мы еще способны бегать: с криком "Ура!"
рысью кинулись по казармам. Долой сапоги (из них пришлось выливать воду),
долой портянки (выжать и просушить), гимнастерки и рубахи! С трепетным
наслаждением ступили мы босыми ногами на сухие - сухие! - половицы,
пересекли свой отсек, поглядывая на уже почти совсем забытые, когда-то в
доисторические времена в последний раз заправленные койки, и завершили свой
путь в ружпарке, где тотчас же была дана команда чистить оружие, и мы
принялись за свои пулеметы, карабины, автоматы, и кто-то из старичков уже
замурлыкал традиционную, оставшуюся еще от эпохи "максима" пулеметную:
"Кожух, корпус, планка - шатун с мотылем - возвратная пружина - приемник с
ползуном! Эх, раз, два, три - ну-ка, на катки! - Подносчик, дай патроны, -
наводчик, наводи!". Пелось это на мотив старой солдатской песни, уж не
помню, как она называлась; мы все с удовольствием подхватили. Дождь
по-прежнему строчил за окном, но нам он больше не был страшен.
- Что вы, Оля? Простите, я задумался.
- Я заметила, что вы только и делаете, что задумываетесь. Очень
задумчивый человек. И молчаливый. Вы всегда такой? И как только жена вас
терпит? Или и она такая?
- Я уже говорил вам, Оля: у меня нет жены.
- Да? Не помню...
Мне казалось, что это должно как-то приободрить ее: находясь вдвоем, мы
не совершали никакого проступка против брака, семьи и еще чего-то там. Но
она, наоборот, кажется, даже испугалась, странно глянула на меня и
замолчала. Потом тихо попросила:
- У вас, кажется, есть сигареты...
Они у меня были, хотя я все бросал курить и носил их с собой скорее по
привычке. Я поднес ей огня, закурил и сам; она затянулась, не закашлявшись,
выпустила дым, снова странно посмотрела на меня, затянулась еще раз и
погасила едва начатую сигарету. Так делают люди перед тем, как встать и
уйти. И я испугался, что она так и сделает.
- Оля, теперь я спрошу... Мне кажется, узнав, что я военный, вы
разочаровались. Вы не любите военных? Почему?
Она некоторое время смотрела на меня, как будто решая вопрос - отвечать
серьезно или отделаться шуткой. И, видимо, избрав последнее, усмехнулась:
- Мне форма не нравится.
- Почему же? - искренне удивился я. - Разве плохая форма?
- Не знаю. Наверное, потому, что в одежде человека проявляется его
индивидуальность, А у вас все одеты одинаково. Отрицание индивидуальности.
- Вовсе нет. Нам просто облегчают жизнь. Не надо думать, как ты сегодня
оденешься, какую выберешь рубашку и какой галстук. Нужно быть одетым по
форме и все, просто и ясно. А форма не только красива, но и целесообразна,
ее не вдруг придумали - она в нашей армии вырабатывалась столетиями! Что
касается индивидуальности, то она вряд ли нуждается в такой рекламе. А если
и проявляется в одежде, то скорее всего в ее скромности. А что может быть
скромнее повседневной формы, удобнее, чем она? Но форма - это не только
форма одежды, это и форма отношений, где заранее и точно определено, когда,
к кому и как должен обратиться я, и когда и как должны обращаться ко мне. Вы
и представить не можете, насколько это облегчает жизнь...
- Может быть, - сказала она нехотя, - может быть. Не знаю. В конце
концов, это не самое важное...
- У вас связано с армией что-нибудь... личное?
- У меня было много знакомых военных, - без интонации, словно во сне,
ответила она.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Ликвидатор, или Когда тебя не стало
Шилова Юлия
Ликвидатор, или Когда тебя не стало


Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


Шилова Юлия - Запасная жена
Шилова Юлия
Запасная жена


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека