Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

для меня, я не хочу их и понимаю теперь, почему моя бедная мать запретила
мне приближаться к вам...
Браницкий стоял, опершись о двери, которые давно уже старался открыть
Клемент, услышавший повышенные голоса и недоумевавший, кто напирает на
двери с той стороны. Когда он с усилием толкнул их, гетман, ослабевший от
волнения, отодвинулся, и доктору удалось приоткрыть одну половинку дверей;
Паклевский, заметив это, бросился к ней и, оттолкнув Клемента, как
безумный, выбежал вон.
Это произошло так быстро, что гетман, который непременно желал
удержать беглеца, так и остался с вытянутой рукой, зашатался, оглянулся
вокруг, ища взглядом диванчик, и с изменившимся лицом упал на него.
Француз подбежал к нему на помощь, опасаясь какого-нибудь припадка.
Старец сидел безмолвно, ослабев от волнения и огорчения.
Они не обменялись ни одним словом. Бегство Тоди открыло Клементу
глаза на то, что произошло за короткое время его отсутствия; здесь
разыгралась в нескольких словах одна из самых страшных драм, какие только
случаются в жизни человека.
Сын отрекся от отца, являясь мстителем за мать.
Гетман, который хотел этим признанием вернуть себе сына, обрел в нем
неумолимого врага. Теперь он видел ошибку, в которую вовлекла его
гордость. Ему казалось, что бедный человек примет это признание с чувством
признательности и умиления; он даже и в мыслях не допускал гневного
отказа.
Это было для него смертельным ударом. Доктор, не спрашивая о том, что
произошло, и не упоминая о Теодоре, старался только поднять упавшие силы
своего пациента. Он схватил капли, стоявшие на столе, и подал ему на
сахаре, принес воды и с беспокойством оглянулся на дверь в коридор, откуда
доносились чьи-то пониженные голоса, а над ними выделялся недовольный
голос старосты Браньского, который настойчиво спрашивал о гетмане.
Обыкновенно, Браницкий спешил навстречу Стаженьскому; но теперь он
был так погружен в свои мысли, что даже не показал вида, что узнал его
голос, хотя он звучал достаточно внушительно.
Вскоре подошел и Бек, который всегда подкарауливал свидания гетмана
со старостой; он также стал требовать, чтобы его впустили к гетману...
Клементу пришлось шепнуть на ухо Браницкому, что два его секретаря давно
уже ждут его. Новый глоток воды освежил старика, который тяжело вздохнул
и, словно пробуждаясь от страшного сна, оглянулся вокруг себя. Дрожь
пробежала по его телу. Но прошло еще некоторое время, прежде чем он
окончательно пришел в себя.
Понемногу жизнь и сознание действительности возвращались к нему.
Прежде всего Браницкий подошел к зеркалу, чтобы взглянуть на себя и
решить, может ли он в таком виде показаться людям, чтобы не обнаружить
перед ними своего страдания, которое, как в данном случае, непосвященные
люди могли истолковать совершенно иначе. Расстроенные черты лица,
блуждающий взгляд - могли внушить людям, видевшим в нем вождя, мысль о
проигранной битве, и посеять в их душах сомнение и тревогу.
Поэтому Браницкий должен был внимательно изучить свое лицо перед
зеркалом доктора, искусственно оживить его и привести в такое состояние, в
каком он мог бы показаться своим подчиненным.
Между тем Клемент незаметно прошел в соседний кабинет и шепнул Беку,
с которым он был в лучших отношениях, - Стаженьского он не любил, как и
многие другие, - что гетман чувствует себя не совсем хорошо, принял
лекарство и еще нуждается в отдыхе.
Бек выслушал это спокойно, но Стаженьский, всегда много позволявший
себе и не понимавший, что могло задержать гетмана, очень непочтительно
ворчал и швырял бумаги. Когда Браницкий, наконец, вышел к своим
секретарям, на лице его уже почти не было следов того, что он пережил.
Слуги гетмана едва не задержали, в качестве подозрительного субъекта,
убегавшего с гневным выражением лица Теодора, задевавшего на пути людей,
никого и ничего не замечавшего и почти обезумевшего. Очутившись, наконец,
на свежем воздухе, он свернул в первую же попавшуюся улицу и побежал по
ней, куда глаза глядят, только бы уйти подальше от этого дворца. Им
овладел такой страшный гнев, что он почти терял сознание. И если бы на его
пути встретилось препятствие, он был в таком состоянии, что мог совершить
преступление. Сам не зная как, он очутился у подъема на мост через Вислу.
Пешие толкали его, потому что он шел, никому не уступая дороги,
только инстинкт помогал ему пробираться между возами и экипажами, но давка
на мосту была так велика, что в конце концов ему пришлось остановиться.
Был торговый день, толпы народа шли в город и из города; навстречу ему шли
войска, ехали экипажи, пробирались пешеходы, двигались кони и рогатый
скот. Над всем этим стоял страшный шум... Видя, что вперед пробраться
трудно, он повернул и пошел назад с твердым намерением зайти к себе на
квартиру и уехать из Варшавы. Измученный быстрой ходьбой и волнением, он
теперь замедлил шаги, потому что у него перехватывало дыхание, и кровь
молотом стучала в голове.



Чтобы избежать толпы, он свернул в боковую уличку и по ней уже не
шел, а едва тащился, то и дело останавливаясь, отдыхая и чувствуя, что
вместо того, чтобы сесть на коня, он вынужден будет лечь в постель. Как
раньше он незаметно для себя самого добрел до Вислы, так теперь он с
удивлением увидел себя около Бернардинов и прежде чем решил, куда
свернуть, заметил ехавший ему навстречу хорошо знакомый экипаж
князя-канцлера.
Он был в таком состоянии, что не отступил бы ни перед какой
опасностью: поэтому он не свернул в сторону, и в ту минуту, когда канцлер
проезжал мимо, он стоял так близко, что сидевший в карете заметил его, и
не успел он сделать трех шагов, как экипаж остановился.
Князь высунул голову в окно и делал ему знаки подойти поближе.
Паклевский не хотел показать себя трусом, хотя и предвидел, что здесь его
снова ждет публичное унижение на виду у слуг, так как со стариком, когда
он сердился, шутки были плохи; а после письма, оставленного Теодором, гнев
был неизбежен.
Однако же всегда недовольное и нахмуренное лицо канцлера вовсе не
показалось Теодору более страшным, чем всегда. Он подошел к карете. Князь,
не спуская глаз, смотрел на него; обвиненный уже стоял перед ним, а он не
сказал еще ни слова.
Так выдержал он его довольно долго.
- Что это вы, сударь, больны? - спросил князь.
Теодор не посмел ничего ответить.
- Мне сказали, что вы больны, так не лучше ли вместо того, чтобы
бродить по улицам с таким лицом, на котором видна болезнь, пойти и лечь в
постель. Прикажите заварить себе ромашки, и как только будет полегче,
сейчас же приходите на службу. Я бы, конечно, мог обойтись и без вас,
сударь, но вы мне нужны...
Посоветуйтесь со старым Миллером, которого Флеминг привез сюда, с
Моретти или Энглем, и прошу быть здоровым.
Тут канцлер - о чудо! - усмехнулся покровительственно и, не дожидаясь
ответа Паклевского, крикнул кучеру:
- Трогай!
Кони тотчас же тронулись, а Теодор остался, как вкопанный, на месте;
он совершенно не мог понять загадочного появления канцлера и его
исключительной мягкости по отношению к себе - но что же сталось с письмом?
Пораздумав немного и еще не решив окончательно, что он сделает,
Теодор вернулся в свою квартиру во дворце князя-канцлера. Управляющий
дворцом Заремба встретил его первый около флигеля. Это был единственный
человек здесь, относившийся к нему с некоторой приязнью. Увидев его, он
живо подбежал к нему и воскликнул:
- Боже милосердный! Что с вами, сударь, случилось? Мы уж думали - не
произошло ли, сохрани Бог, какого-нибудь несчастия. Князь рассылал за вами
в разные стороны...
- Я был болен и теперь еще не поправился, - сказал Паклевский.
- Боже милосердный, да где же хворать, если не здесь, где есть и
доктора и уход за каждым служащим. Даже сторожу, если он захворает, сейчас
же дают лекарство.
Тут все страшно о вас тревожились. Ну, теперь уж канцлер успокоится.
Поговорив так еще немного, Паклевский поднялся наверх взглянуть, что
сталось с его жилищем.
Оно было пусто, но кто-то протопил его, и комнаты имели такой вид,
как будто поджидали хозяина. Как только он вошел сюда, Вызимирский,
очевидно заметивший его со двора, поднялся за ним.
- Пан Теодор! - воскликнул он еще в дверях. - Что с вами было? Мы тут
чуть траур по вас не надели! Молили Бога, чтобы он вернул вас хотя с того
света, потому что князю никто не может угодить: бросает нам в лицо бумаги
и то и дело спрашивает о своем любимце...
Теодор все еще надеялся узнать о судьбе своего письма, которая его
очень беспокоила: поговорив немного с Вызимирским и еще не приняв никакого
решения относительно своего дальнейшего поведения, он под предлогом
болезни лег в постель и стал поджидать прихода мальчика, который ему
обычно услуживал, чтобы от него узнать о судьбе письма.
Но вместо Яська, который не торопился приветствовать своего хозяина,
начали приходить все служащие и знакомые с выражением соболезнования и с
расспросами.
Теодор ссылался на свою болезнь, и они все поверили, что его
исчезновение и отсутствие объяснялось просто секретной миссией для князя,
о которой Паклевский не хотел говорить. Под вечер пришел Заремба узнать,
не надо ли ему чего-нибудь. Слуга принес ему ужин: одним словом, Теодор
почувствовал себя как дома, а так как он, действительно, чувствовал себя
слабым, то и не выходил больше никуда. Поздно вечером ему удалось
поговорить с Яськом.
На вопрос: что сталось с письмом, оставленным на столе, смутившийся
мальчик поспешно отвечал, что он не видел его и ничего о нем не знает. Но


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Проснувшийся Демон
Сертаков Виталий
Проснувшийся Демон


Березин Федор - Покушение на Еву
Березин Федор
Покушение на Еву


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека