Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

одного вас ждут!
Гай угрюмо покосился на нее, на тщедушное это тельце в платьице из
грубой мешковины, на ненормально-тонкие ручки-соломинки, покрытые
коричневыми пятнами, на кривые ножки, распухшие в коленях, и его замутило,
и самому стало стыдно своего отвращения - ребенок, а кто виноват? - он
отвел глаза и сказал:
- Не пойду. Передай, что плохо себя чувствую. Заболел.
Дверь скрипнула, и когда он снова поднял глаза, девчонки не было. Он
с досадой бросил автомат на койку, подошел к окну, высунулся. Девчонка со
страшной скоростью пылила по лощине между остатками стен, по бывшей улице,
за нею увязался какой-то карапузик, проковылял несколько шажков,
зацепился, шлепнулся, поднял голову, полежал некоторое время, потом
взревел ужасным басом. Из-за руин выскочила мать - Гай поспешно
отшатнулся, потряс головой и вернулся к столу. Нет, не могу привыкнуть.
Гадкий я, видно, человек... Ну уж попался бы мне тот, кто за все это в
ответе, тут уж я бы не промахнулся. Но все-таки, почему я не могу
привыкнуть? Господи, да за этот месяц я такого повидал - на сто кошмарных
снов хватит...
Мутанты жили небольшими общинами; иные кочевали, охотились, искали
места получше, искали дорогу на север в обход гвардейских пулеметов, в
обход страшных областей, где они сходили с ума и умирали на месте от
приступов чудовищной головной боли; иные жили оседло на фермах и в
деревушках, уцелевших после боев и взрыва трех атомных бомб, из которых
одна взорвалась над этим городом, а две в окрестностях - там сейчас
километровые проплешины блестящего, как зеркало, шлака. Оседлые сеяли
мелкую выродившуюся пшеницу, возделывали странные свои огороды, где томаты
были, как ягоды, а ягоды - как томаты, разводили жуткий скот, на который
смотреть было страшно, не то что кушать. Это был жалкий народ - мутанты,
дикие южные выродки, про которых плели разную чушь, и сам он плел разную
чушь, - тихие, болезненные, изуродованные карикатуры на людей. Нормальными
здесь были только старики, но их оставалось очень мало, все они были
больны и обречены на скорую смерть. Дети их и внуки тоже казались не
жильцами на этом свете. Детей у них рождалось много, но почти все они
умирали либо при рождении, либо в младенчестве. Те, что выживали, были
слабыми, все время маялись неизвестными недугами, уродливы были - страсть,
но все глядели послушными, тихими, умненькими. Да что там говорить,
неплохие оказались люди - мутанты, добрые, гостеприимные, мирные... Вот
только смотреть на них было невозможно. Даже Максима сначала корежило с
непривычки, но он-то быстро привык, ему что - он своей натуре хозяин...
Гай вставил в автомат магазин, подпер щеку ладонью, задумался. Да,
Максим...
Правда, затеял Максим на этот раз явно бессмысленное дело. Затеял он
собрать мутантов, вооружить их и выбить Гвардию для начала хотя бы за
Голубую Змею. Смешно, ей-богу. Они же еле ходят, многие помирают на ходу -
мешок с зерном поднимет и помрет, - а он хочет с ними на Гвардию идти.
Необученные, слабые, робкие, куда ми... Пусть даже соберет он этих...
разведчиков ихних - на всю эту армию, если без Максима, одного ротмистра
хватит, а если с Максимом, то ротмистра с ротой. Максим это, кажется, и
сам понимает. Но вот целый месяц бегал по лесу от поселка к поселку, от
общины к общине, уговаривал стариков и уважаемых людей, тех, кого общины
слушаются. Сам бегал и меня с собой повсюду таскал, угомону на него нет.
Не хотят старики идти, и разведчиков не отпускают... И вот теперь на это
совещание надо. Не пойду.
Мир стал светлее. Было уже не так тошно глядеть вокруг, кровь быстрее
побежала по жилам, зашевелились смутно какие-то надежды, что сегодняшнее
совещание провалится, что Максим придет и скажет: хватит, нечего здесь
больше делать, - и они двинут дальше на юг, в пустыню, где, говорят, тоже
живут мутанты-выродки, но не такие жуткие, больше похожие на людей и не
такие больные. Говорят, у них там что-то вроде государства, и даже армия
есть. Может быть, с ними удастся кашу сварить... Правда, там все
радиоактивно, туда, говорят, сажали бомбу на бомбу, специально для
заражения... Были, говорят, такие специальные бомбы.
Вспомнив про радиоактивность, Гай полез в свой вещевой мешок и
вытащил коробочку с желтыми таблетками, бросил две штуки в рот - скривился
от пронзительной горечи. Надо же, какая мерзость, но без нее здесь нельзя,
здесь тоже все заражено. А в пустыне придется, наверное, горстями их
сосать... Спасибо принцу-герцогу, мне бы без этих пилюль здесь каюк... А
принц-герцог молодчина, не теряется, не отчаивается в этом аду, лечит,
помогает, обходы делает, целую фабрику медикаментов организовал. Между
прочим, он говорил, что Страна Отцов - только кусочек, охвостье бывшей
великой нашей империи, и столица раньше другая была, в трехстах километрах
южнее - там, говорит, до сих пор остались еще развалины, причем, говорит,
величественные...
Дверь распахнулась, в комнату вошел сердитый Максим, голый, в одних
черных шортах, поджарый, быстрый, и видно, что злится. Увидев его, Гай



надулся и стал смотреть в окно.
- Ну, не выдумывай, - сказал Максим. - Пошли.
- Не хочу, - сказал Гай. - Ну их всех. С души воротит, невозможно.
- Глупости, - возразил Максим. - Прекрасные люди, очень тебя уважают.
Не будь мальчишкой.
- Да уж, уважают, - сказал Гай.
- Еще как уважают! Давеча принц-герцог просил, чтобы ты остался
здесь. Я, говорит, умру скоро, нужен настоящий человек, чтобы меня
заменить.
- Ну да, заменить... - проворчал Гай, чувствуя, однако, как внутри у
него, помимо воли, все размягчается.
- И еще Бошку ко мне пристает, обращаться к тебе прямо стесняется.
Пусть, говорит, Гай останется, учить будет, защищать будет, хороших ребят
воспитывать будет... Знаешь, как Бошку разговаривает?
Гай покраснел от удовольствия, откашлялся и сказал, хмурясь, все еще
глядя в окно:
- Ну ладно... Автомат брать?
- Возьми, - сказал Максим. - Мало ли что...
Гай взял автомат под мышку, они вышли из комнаты - Гай впереди,
Максим по пятам, - спустились по трухлявой лестнице, перешагнули через
кучу детишек, возившихся в пыли у порога, и пошли по улице к площади. Эх!
Улица, площадь... Одно название. Сколько же здесь людей разом погибло!
Говорят, раньше большой красивый город здесь был - театры, цирк, музеи,
собачьи бега... церкви, говорят, были особенной красоты, со всего мира
сюда съезжались посмотреть, а теперь - мусор один, не поймешь, где что
было. Вместо цирка - болото с крокодилами какими-то; метро было - теперь
там упыри, ночью по городу ходить опасно... Загубили страну, гады. Мало
того, что людей поперебили, поперекалечили - развели ведь еще какую-то
нечисть, какой сроду здесь никогда не бывало. Да и не только здесь...
Принц-герцог рассказывал, что до войны жили в лесу звери, похожие на
собак, забыл, как называются, умные были и очень добрые зверюги - все
понимали, дрессировать их было - одно удовольствие. Ну и конечно стали их
дрессировать для военных целей: под танки с минами ложиться, таскать
раненых, переносить к противнику посуду с заразой, ну и всякая такая
чепуха. А потом нашелся умник, расшифровал их язык, оказалось, что у них
язык есть, и довольно сложный, и что они вообще любят подражать, и глотка
у них так устроена, что некоторых можно было даже обучить говорить
по-человечески, не всему языку, конечно, но слов по пятьдесят, по
семьдесят они запоминали. В общем, диковинные были животные, нам бы с ними
дружить, учиться друг у друга, друг другу помогать - они, говорят,
вымирали... Так нет же, приспособили их воевать, приспособили их ходить к
противнику за военными сведениями. А потом война началась, стало не до
них, вообще ни до чего стало. И вот - пожалуйста: упыри. Тоже мутанты,
только не человеческие, а звериные - очень опасные существа. По Особому
Южному Округу был даже приказ о борьбе с ними, а принц-герцог - тот прямо
говорит: нам всем здесь конец, будут здесь жить одни упыри...
Гай вспомнил, как однажды в лесу Бошку со своими охотниками
подстрелил оленя, за которым охотились упыри, и началась драка. А мутанты
- какие он драчуны? Выпалили по разу из своих дедовских, бросили ружья,
сели и закрыли глаза руками, чтобы, значит, не видеть, как их рвать будут.
И Максим тоже, надо сказать, растерялся... не то, чтобы растерялся, а так
как-то... не хотелось ему драться. Ну, пришлось мне отдуваться за всех.
Обойма кончилась - прикладом. Хорошо, упырей немного было, всего шесть
голов. Двоих убили, один удрал, а троих, раненых и оглушенных, повязали и
собрались утром в деревню нести на казнь. А ночью смотрю - Максим тихонько
встает и - к ним. Посидел с ними, полечил, как он это умеет, наложением
рук, потом развязал, и те, конечно, не будь дураки, рванули когти, только
их и видели. Я ему говорю: ты что же это, Мак, зачем ты? Сам не знаю,
говорит, но чувствую, что нельзя их казнить. Ни людей, говорит, нельзя, ни
этих... Это, говорит, не собаки никакие и не упыри...
Да разве только упыри! А летучие мыши какие пошли! Те, что Колдуну
прислуживают... Это же ужас летающий, а не мыши! А кто по ночам по
деревням бродит с топотом, детей крадет? Причем сам даже в дом не заходит,
а дети, спящие, так, не просыпаясь, к нему и выходят... Положим, это,
может быть, и вранье, но кое-что я и сам видел. Как сейчас помню, повел
нас принц-герцог показывать самый близкий вход в Крепость. Приходим -
лужайка такая мирная, зеленая, холмик, в холме - пещера. Смотрим мы -
господи боже! - вся лужайка перед входом завалена дохлыми упырями, десятка
два, не меньше, причем не покалеченные, не раненые - ни одной капли крови
на траве. и что самое удивительное - Максим их осмотрел и сказал: они же
не мертвые, он как бы в судороге, словно их кто-то загипнотизировал...
Спрашивается: кто? Нет, жуткие места. Здесь человеку только днем можно, да
и то с опаской. Если бы не Максим, рванул бы я отсюда, только пятки бы
засверкали. Но если говорить честно, то куда бежать? Вокруг леса, в лесах
нечисть, танк в болоте потонул... к своим бежать?.. Казалось бы, очень


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Ликвидатор, или Когда тебя не стало
Шилова Юлия
Ликвидатор, или Когда тебя не стало


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека