Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

условились.



32. НА ВЕКА!
Никто долго не решался заговорить после его ухода. Дыхание смерти,
где-то поджидавшей на ледяной дороге, казалось, проникло и к нам. Что ни
говори о моделировании и синтезации, а он все-таки был человеком!
- Жалко, - вздохнул наконец Толька, - наверно, они уже летят...
- Брось, - остановила его Ирина, - не надо.
Но молчать уже не хотелось.
- Случится такое, опять запсихуешь, - скривился Вано, должно быть
вспомнив свое приключение в Антарктике, и прибавил смущенно: - А я тебя
поначалу и не узнал, Юрка. Мне тот посмышленее показался.
- Всем показался, - ввернул Дьячук не то иронически, не то восхищенно.
- Память как у библиотеки. С такой памятью жить да жить!
"А ему, наверно, очень хотелось жить".

Я подумал, он ответил:
- А я полено, по-твоему? "Хотелось"! Мне и сейчас очень хочется жить.
Все прозвучало у меня где-то в сознании. Я не сочинял, не придумывал,
не воображал. Я слышал.
- А где ты сейчас? - так же мысленно спросил я его.
- На ледяном шоссе. Кругом белым-бело. А снега нет. А впрочем, какая
разница? До фонаря, правда?
- Страшно?
- Немножко. И все-таки не из пластмассы. Только ты меня не жалей и не
думай высокопарно: ледяное дыхание смерти! Во-первых, штамп, а во-вторых,
неправда.
- Ты же исчезнешь.
- Это не смерть, а переход в другое состояние.
- В котором тебя уже нет.
- Почему - нет? Просто не ощущаешь себя, как и во сне.
- Сон проходит. А у тебя?
- И у меня.
- Думаешь, вернешься?
- Когда-нибудь - да.
- А если не уходить?
- Не могу.
- А ты взбунтуйся.
- Это сильнее меня, старик.
- Какой же ты человек после этого? Нет свободы воли? Нет?
- Пока нет.
- Что значит "пока"?

- Ты что шепчешь, Юрка, - стихи?
Я, должно быть, пошевелил губами, потому Ирина и спросила.
- Молитву он шепчет, - сказал Толька. - Да воскреснет Бог, и да
расточатся врази его. У нас дьякон в коммуналке жил. Как напьется, всегда
так.
- "Врази"! - передразнила Ирина. - Пусть адмирал молится. А Юра поэт.
Чьи стихи - твои?
Пришлось соврать.
- Блока. "Узнаю тебя, жизнь, принимаю и приветствую звоном щита!"
- Чью жизнь?
- А не все ли равно? Даже синтезированную.

- Неточная формулировочка, - тотчас же вмешался он, - ортодоксы
придраться могут. Живая, мол, собака лучше мертвого льва. Девиз
коллаборационизма. Призываешь к сотрудничеству с враждебной цивилизацией.
- Опять Томпсон. Надоело.
- Им тоже. Разобрались.
- Предполагаешь?
- Знаю.
- А что ты хотел мне сказать?
- То, что мы еще встретимся.
- Почему же об этом наедине?
- Потому что так запрограммировано. Помозгуй. Нет нужды пока уточнять
подробности.
- А хочешь честно?
- Что?


- Не восторгает меня сие. Отнюдь не восторгает.
- Ну, старик, это невежливо.
- А надоели мне все эти чудеса и фокусы! До зла горя надоели.

- Ты опять шепчешь что-то?
Это - вслух. Это опять Ирина.
- Пришибло его. Доведись до меня, я бы орал.
А это Толька. Почему-то Зернов молчит. И никто не замечает. Нет,
заметили.
- Почему вы молчите, Борис Аркадьевич? Наш треп надоел?
- Просто задумался. - Зернов, как всегда, тактичен. - А интересный
эксперимент! Поразительный по замыслу: получить всю нужную им информацию
через Анохина. Создать некий дубль памяти. Видимо, они пока еще не
воспринимают языковую, смысловую информацию непосредственно - ни
акустически, ни оптически. Слово не доходит до них, ни произнесенное, ни
начертанное. Доходит только переработанная человеком информация - мысль,
образ.
- Но почему Анохин? Могли взять любого ученого.
Спросил, конечно, Толька.
- Неужели только потому, что его синтезировали первым? Какое значение
может иметь порядковый номер?
- Порядковый номер, бесспорно, не имеет значения. Но первый опыт - да!
И возможно, еще потому, что образное восприятие у Анохина особенно ярко. У
каждого оно есть, лишь выражено по-разному. Математик видит мир иначе, чем
художник или музыкант, у поэта тоже свое поэтическое видение мира. Когда я
говорю, допустим, "палка", у разных людей сознательно или подсознательно
возникает свой образ. У одного - смутное воспоминание о боли, когда-то
испытанной, у другого - о тросточке, увиденной где-нибудь на витрине
универмага, у третьего - о суковатой дубинке грибника. А у тебя что
мелькнуло, Анохин?
- Шест, - сказал я, - фибергласовый. Прыгал на занятиях по легкой
атлетике.
Все засмеялись.

Он тоже. Я тотчас же услыхал его смех. Не самый звук смеха, а то
состояние нервных клеток мозга, которое этот смех порождает.
- Ты смеешься? - спросил я.
- Конечно. Шест! - Он опять засмеялся. - Сколько я намучился с этой
палкой.
- Почему ты?
- Не задавай глупых вопросов. Кстати, Зернов верно подметил
необходимость образного восприятия информации.
- Ты что, весь наш разговор слышал?
- Сквозь тебя. Я же воспринимаю всю переработанную тобой информацию.
Незримо присутствую при всех твоих разговорах.
- Так я сам сейчас не все слушаю.
- Не слушаешь, но слышишь. А я накапливаю все это в своей копилке
памяти. Кстати, прислушайся. Наш Борис Аркадьевич о ней и вещает.

- ...в такой копилке многое накапливается. А тренированная память сразу
извлекает необходимое. Вообще "сверхпамять" - не чудо. Вспомните Араго -
феномен! А шахматисты? Поразительная профессиональная память. Если б мы
только знали ее код и механизм запоминания...
- А они знают?
Это - снова Ирина. Почему-то недоверчиво, даже с иронией. Но Зернов не
замечает иронии, он серьезен.
- Не убежден. Может быть, Анохин только удачный эксперимент. Но узнают
обязательно. Где-нибудь у себя.
- И вы поверили в эту гипотезу?
- А почему бы нет? Чем она хуже других? Столько же доводов "за",
сколько и "против". И потом, она не обидна для человечества, даже
импонирует ему. Последнее звено контакта, взаимоизучения и, как следствие,
обмена информацией между двумя космическими цивилизациями.

- Слыхал? Умница наш Борис Аркадьевич. Последнее звено. Верно.
Недостающее звено.
- Ты тоже веришь в эту гипотезу?
- Я молчу.
- Почему?
- Пока еще рано. У меня еще нет свободы воли. Но придет время...
Мне смешно.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Лукьяненко Сергей - Недотепа
Лукьяненко Сергей
Недотепа


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека