Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Маленький стаканчик любви на ведро воды, зачерпнутой из канавы. А ту
любовь не всегда распознаешь. Ее можно даже принять за ненависть. Любовь
Господа! Она вселяет в человека страх. Это она воспламенила куст в
пустыне, разверзла могилы и выпустила мертвецов во тьму. Да я убежал бы за
милю, спасаясь от такой любви, если бы почувствовал ее с собою рядом.
- Не очень ты доверяешь своему Господу. Неблагодарный он у тебя. Если б
мне кто-нибудь служил так, как ты служишь своему Господу, я бы
рекомендовал человека на повышение, выхлопотал бы ему хорошую пенсию... а
заболей он раком, пристрелил бы его.
- Слушайте, - проникновенно сказал священник, нагнувшись в темноте к
лейтенанту и налегая на затекшую ногу. - Не такой уж я двуличный, как вы
думаете. Разве я говорил, что если смерть застанет их врасплох, то им
неминуемо суждено проклятие? Я не рассказываю людям сказок, в которые сам
не верю. Сила милосердия Господня мне неведома, я не знаю, сколь ужасает
его сердце человеческое. Знаю я только одно: если был когда-нибудь в нашем
штате хоть один-единственный человек, заслуживший проклятие, то я заслужил
того же. - Он медленно проговорил: - И ничего другого я не хочу. Я хочу
только справедливости.

- Приедем на место еще засветло, - сказал лейтенант. Шестеро
полицейских ехали впереди, шестеро - сзади. Иногда в лесных зарослях между
рукавами реки им приходилось двигаться гуськом. Лейтенант больше
помалкивал, и когда двое полицейских затянули песню про толстого лавочника
и его любовницу, он грозно приказал им замолчать. Все это мало походило на
шествие победителей. На лице священника застыла слабая улыбка. Улыбка была
надета, как маска, за которой он мог спокойно думать, не выдавая своих
мыслей. А думал он больше всего об ожидающей его боли.
- Ты, наверно, надеешься на чудо, - сказал лейтенант, хмуро глядя на
дорогу.
- Простите? Я не расслышал.
- Я говорю: ты, наверно, надеешься на чудо.
- Нет.
- Ты же веришь в чудеса?
- Да. Но со мной чуда не случится. Я уже никому не нужен. Зачем Господу
сохранять мне жизнь?
- Не понимаю, как ты можешь верить в такую чепуху? Индейцы - ладно. Они
увидят в первый раз электрическую лампочку и думают, что это чудо.
- А вы, увидев в первый раз человека, восставшего из мертвых, наверно,
тоже так подумаете. - Он неуверенно хохотнул из-за улыбающейся маски. -
Смешно, правда? Дело не в том, что чудес не бывает, просто люди по-другому
называют их. Представьте себе врачей, которые столпились вокруг умершего.
Он уже не дышит, пульса нет, сердце не бьется - умер. Потом кто-нибудь из
врачей возвращает его к жизни, и все они - как это принято говорить? -
воздерживаются от высказываний. Никто из них не назовет это чудом, ведь
такого слова они не признают. Потом то же самое случается еще и еще раз -
потому, что Господь не оставляет землю, - и врачи говорят: чудес не
бывает, просто мы расширили свое представление о жизни. Теперь нам ясно,
что можно быть живым и без пульса, без дыхания, без ударов сердца. И они
дают новое имя этому состоянию и говорят, что наука еще раз опровергла
чудо. - Он снова хохотнул: - Их не проведешь.
Они выехали с лесной тропы на плотно утрамбованную дорогу, лейтенант
дал шпоры лошади, и вся кавалькада перешла в галоп. До города было уже
недалеко. Лейтенант хмуро сказал:
- Ты неплохой человек. Если я могу что-нибудь сделать для тебя...
- Если бы вы разрешили мне исповедаться... Впереди показались первые
городские строения - спаленные солнцем, разваливающиеся глинобитные
домишки. Кое-где классические колонны из алебастра, наляпанного поверх
глины. Чумазый ребенок играл среди мусора.
Лейтенант сказал:
- Но ведь священников больше нет.
- Падре Хосе.
- Падре Хосе? - презрительно сказал лейтенант. - Он тебе не годится.
- Ничего, сгодится. Вряд ли я найду в городе святых.
Лейтенант замолчал. Они подъехали к кладбищу с побитыми ангелами и
миновали высокую арку, на которой черными буквами было написано
"Silencio".
- Хорошо, - наконец сказал лейтенант. - Можешь исповедаться у него. -
Проезжая мимо кладбища, он не посмотрел в ту сторону - там, у
кладбищенской стены, расстреливали осужденных. Дорога круто пошла вниз к
реке; справа, на том месте, где раньше был собор, под жарким солнцем
стояли пустые железные качели. Всюду безлюдье - оно чувствовалось в городе
сильнее, чем среди гор, потому что когда-то здесь кипела жизнь. Лейтенант
думал: ни пульса, ни дыхания, ни ударов сердца, но это все-таки жизнь,
надо только найти для нее название. Мальчик, стоявший у дороги, следил за



их приближением; он крикнул:
- Лейтенант, вы поймали его? - Лейтенанту смутно помнилось это лицо...
площадь, разбитая бутылка... И он попытался улыбнуться мальчику, а
получилась странная, хмурая гримаса, в которой не было ни торжества, ни
надежды. Их приходилось искать заново.



4
Лейтенант дождался темноты и пошел сам. Посылать кого-нибудь было
опасно - город мгновенно облетит слух, что падре Хосе разрешили выполнить
в тюрьме священнический долг. Даже хефе ничего не должен знать - нельзя
доверять начальству, если ты оказался удачливее его. Лейтенанту было
известно: хефе недоволен тем, что он привел священника, - с точки зрения
хефе, было бы лучше, если бы священник скрылся.
Войдя во дворик, лейтенант почувствовал, что за ним следят несколько
пар глаз: дети готовились встретить криками появление падре Хосе. Напрасно
он пообещал священнику, но слово надо сдержать, не то этот дряхлый,
развращенный, пропитанный Богом мир одержит хоть недолгую, но победу.
На его стук никто не ответил; он стоял в темноте двора как проситель.
Он снова постучал и услышал голос:
- Сейчас, сейчас.
Падре Хосе приник лицом к прутьям оконной решетки и спросил:
- Кто там? - Он пытался нашарить что-то у себя под ногами.
- Лейтенант полиции.
- Ой! - пискнул он. - Простите. Я брюки... Темно очень. - Он дернул
что-то вверх, и послышался треск, будто у него лопнули подтяжки или пояс.
В другом конце двора заверещали дети: "Падре Хосе! Падре Хосе!" Он подошел
к двери и, не глядя на них, ласково пробормотал: - Вот чертенята!
Лейтенант сказал:
- Пойдешь со мной в полицейский участок.
- Я ни в чем не виноват. Ни в чем. Я ничего такого не делаю.
- Падре Хосе! - верещали дети.
Он умоляюще проговорил:
- Если это из-за похорон, то вас обманули. Я даже молитву отказался
прочитать.
- Падре Хосе! Падре Хосе!
Лейтенант повернулся и зашагал через двор. Он яростно крикнул детским
лицам, прижавшимся к решетке:
- Тихо! Идите спать. Сию же минуту. Слышите, что вам сказано? - Лица
спрятались одно за другим; но стоило лейтенанту повернуться к ним спиной,
как они снова показались.
Падре Хосе сказал:
- Никакого сладу с ними нет.
Послышался женский голос:
- Где ты, Хосе?
- Я здесь, милочка. Это из полиции.
Огромных размеров женщина в белой ночной рубашке загородила своей тушей
дверной проем. Было только начало восьмого. Может, она так и ходит весь
день в этой рубашке? - подумал лейтенант. Или весь день проводит в
постели? Он сказал:
- Твоего мужа, - с особенным удовольствием выговаривая эти слова, -
твоего мужа требуют в полицию.
- Кто это говорит?
- Я говорю.
- Он ничего такого не сделал.
- Вот и я, милочка, тоже...
- Молчи. Говорить буду я.
- Перестаньте тараторить, - сказал лейтенант. - Тебя требуют в полицию
повидать одного человека - священника. Он хочет, чтобы ты принял у него
исповедь.
- Я?
- Да. Больше некому.
- Несчастный человек, - сказал падре Хосе. Его маленькие красноватые
глазки быстро обежали двор. - Несчастный человек. - Он нерешительно
потоптался на месте и взглянул украдкой на небо, где созвездия совершали
свой круговорот.
- Никуда ты не пойдешь, - сказала женщина.
- Но ведь это, кажется, противозаконно? - спросил падре Хосе.
- Ничего, не беспокойся.
- Ах, не беспокойся! - сказала женщина. - Я вас насквозь вижу. Не
хотите оставить моего мужа в покое. Вам лишь бы подвести его. Я знаю, как
вы действуете. Подсылаете к нему людей, а они просят - помолись за нас,
добрый человек. Но одного не забывайте - он государственный пенсионер.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека