Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Не опекайте меня. - Она старалась придать своему голосу как можно
больше презрения.
Он заметил это. Его глаза сделались далекими и холодными. - Не нужно
плевать в друзей.
Она не хотела его отчужденности. Но она не могла остановиться, ее тон
становился все злее и надменнее.
- Вы не мой друг.
На мгновение она испугалась, что он поверит ей. Но на его лице
появилась улыбка.
- Не всегда распознаешь друга с первого взгляда.
Да, я распознаю, думала она. Я уже знала одного. Она улыбнулась в
ответ.
- Эла, а ты хороший зенобиолог? - спросил он.
- Да.
- Тебе восемнадцать лет. Экзаменационную квалификационную комиссию
можно было пройти в шестнадцать. Почему ты не сдаешь экзамены?
- Мне не разрешает мать. Она говорит, что я еще не готова.
- После шестнадцати лет можно сдавать экзамены без родительского
согласия.
- Ученик должен получить разрешение своего наставника.
- Но тебе уже восемнадцать, тебе не нужно этого разрешения.
- Она до сих пор остается зенобиологом Луситании. Это ее лаборатория.
Если я сдам экзамены, она не впустит меня в свою лабораторию до самой
своей смерти.
- Она грозила этим тебе?
- Она дала понять, что я все равно не сдам экзамены.
- Потому что перестав быть учеником, и, если она признает тебя как
коллегу и приемника, ты получишь полный доступ...
- Ко всем ее рабочим файлам. Ко всем защищенным файлам.
- Таким образом она задерживает начало карьеры собственной дочери,
ставит ей пожизненное клеймо не готовности к экзаменам, и все ради
сохранения тайны этих файлов.
- Да.
- Почему?
- Она помешалась.
- Нет, какой бы не была Новинха, она не сумасшедшая.
- Она жадина, сеньор Говорящий.
Он рассмеялся и лег на траву.
- Скажи, какая же она жадина?
- Могу дать целый список. Первое, она не разрешает мне изучать
десколаду. Тридцать четыре года назад десколада едва не привела к гибели
всей колонии. Моим прародителям, Ос Венерадос, едва удалось остановить
десколаду. По-видимому, возбудители болезни, тельца десколады, до сих пор
присутствуют - мы постоянно принимаем средство типа экстравитамина, оно
сдерживает болезнь от вспышек и распространения. Они предупреждали вас об
этом? Попав однажды в нашу систему, вам придется принимать эти добавки всю
оставшуюся жизнь, даже если вы уедете от сюда.
- Да, я знаю.
- Она вообще не разрешает мне изучать тельца десколады. Эта
информация спрятана в ряде ее файлов. Она скрыла все, что обнаружили Густо
и Гайда о тельцах десколады. Ничего не доступно.
Глаза Говорящего сузились.
- Так, есть одна треть жадины. Что дальше?
- Это больше одной трети. Каковы бы не были тельца десколады, они
адаптировались и стали человеческими паразитами уже через десять лет.
Всего через десять лет! Если они адаптировались однажды, то все может
повториться.
- Может, она так не считает.
- Может мне следует позволить иметь собственное мнение по этому
поводу?
Он положил руку ей на колено, стараясь успокоить.
- Я согласен с тобой. Продолжай. В чем вторая треть ее жадности.
- Она не позволяет мне ни одного теоретического исследования. Говорит
"нет" моим аналитическим разработкам, созданию эволюционных моделей. Если
я пытаюсь создать что-то, она говорит что у меня нет достаточных знаний и
опыта. Она давит на меня своим авторитетом, наверное ожидая, что я
сломаюсь.
- Ты не сломаешься, уверяю тебя.
- Для чего же тогда зенобиология? О, конечно, прекрасно, что ей
удалось вывести картофель с максимально полезными свойствами. Прелестно,
что ей удалось получить хлеб из амаранта, который позволяет обеспечить всю
колонию питательным протеином, занимая всего десять акров почвы. Но это
все за счет молекулярного моделирования.
- Это естественный отбор.
- Но мы ничего не знаем. Это подобно плаванию по поверхности океана.



Вам приятно, вы можете плыть в любую сторону, но вы не знаете, какие акулы
вас подстерегают.
- А третья часть?
- Она не желает обмениваться информацией с зенадорами. Фактически
ничем. Это действительно сумасбродство. Мы не имеем права выходить за
ограду. Это значит, мы не имеем даже одного местного дерева, хотя изучаем
их. Мы практически ничего не знаем о флоре и фауне, за исключением жалких
остатков внутри заграждения. Одно стадо кабр и куст травы капума, а
экология по ту сторону реки в корне отлична, и так во всем. Никакой
информации о видах животных в лесах, вообще никакого обмена знаниями. Мы
ничего им не рассказываем, а если они что-либо нам посылают, все файлы
стираются еще до прочтения. Такое ощущение, что нас окружает огромная
стена и ничего не пропускает. Ничего не поступает к нам, ничто не выходит
от нас.
- Может, у нее есть свои причины?
- Конечно есть. Безумные всегда находят причины. Одна из них ее
ненависть к Лайбо. Она ненавидела его. Она не позволяла Майро говорить о
нем, не разрешала играть с его детьми. Я и Чайна - хорошие друзья уже
многие годы, но она не разрешала мне приводить ее к нам не разрешала
ходить к ним. Когда Майро стал учеником Лайбо она целый год не
разговаривала с ним и не позволяла ему садиться за стол.
Она видела, что Эндер сомневается в ее словах, считает, что она
преувеличивает.
- Я не оговорилась, целый год. В тот день, когда он переступил порог
станции зенадоров как ученик Лайбо, она перестала с ним разговаривать. А
когда он сел за стол, она отодвинула от него тарелку, вытерла приборы, как
будто его не было за столом. Он просидел весь ужин, молча глядя на нее. До
тех пор, пока отец не разозлился и не закричал на него, выгнав из комнаты.
- И что он сделал, ушел?
- Нет, вы не знаете Майро! - горько рассмеялась она. - Он не
протестовал, не стал ничего добиваться. Он не отвечал на грубую брань
отца. За всю жизнь я ни разу не слышала от него ни одного злого слова. А
мама - всякий раз, когда он вечером возвращался со станции зенадоров и
садился за стол, убирала тарелку и прибор, и так он молча сидел, пока отец
не выгонял его. Через неделю отец начал кричать на него еще до того, как
мать убирала тарелку. Отцу нравилось это, ублюдок, он наслаждался. Он так
сильно ненавидел Майро, что наконец даже мать тоже приняла его сторону
против Майро.
- Кто-нибудь вмешался?
- Нет, никто не вмешался. - Эла глядела на воду, думая, что это
звучит ужасно нелепо для постороннего. Но разве он был посторонним? Ведь
даже Квора заговорила с ним, Олхейдо вернулся к жизни из своих грез, даже
Грего, пусть на короткое время, но удалось стать нормальным ребенком. Он
не был посторонним.
- Чем же все кончилось? - спросил Эндер.
- Все кончилось, когда свиноподобные убили Лайбо. Она так сильно его
ненавидела. Когда он умер, она отпраздновала это, даровав прощение ее
сыну. В эту ночь Майро пришел очень поздно, обед давно кончился, была
поздняя ночь. Страшная ночь, свиноподобные казались такими зловещими, ведь
все очень любили Лайбо - кроме матери, конечно. Мама ждала Майро. Он
вошел, прошел на кухню и сел за стол. Она не сказала ни слова. Он ел. Ни
слова не было произнесено. Когда будто и не было этого позорного года. Я
проснулась среди ночи, услышав плач и рыдания Майро в ванной. Я не пошла
туда, так как думала, что он не захочет, чтобы кто-нибудь видел его слезы.
Теперь я знаю, что надо было пойти, но я испугалась тогда. В нашей семье
творились такие ужасные вещи.
Говорящий кивнул.
- Нужно было подойти к нему, - снова повторила Эла.
- Да, - сказал Эндер, - надо было.
Произошла странная вещь. Эндер согласился, что она совершила ошибку
той ночью, она знала, что он говорит правду, что его осуждение
справедливо. Тем не менее, она почувствовала облегчение, будто простого
признания ее ошибки было достаточно, чтобы избавить боли и страдания.
Впервые она ощутила влияние великой силы слов. Это было сродни исповеди и
отпущения грехов священниками. Но это было чем-то более глубоким.
Рассказывая о том, какой она была, то вдруг поняла, что уже не является
такой. Она совершила ошибку и ошибка изменила ее, и теперь она не совершит
подобных ошибок, так как стала совсем иной, более сострадательной и менее
пугливой.
А если она не та перепуганная девочка, которая видела страдания брата
и не осмелилась разделить их, то тогда кто она? Но вода уносила свои воды
за ограду, в даль, не давая ответа. Может быть ей незачем знать, кем она
стала. Может быть достаточно просто знать, что она стала другой, не такой
какой была раньше.
Говорящий все еще лежал на степной траве, разглядывая облака,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Пехов Алексей - Жнецы ветра
Пехов Алексей
Жнецы ветра


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека