Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

(Продолжительный стук по столу; некоторые гости в порыве восторга отбивают
ножки у бокалов.) Леди Фитц Бинкл, в добавление к ежегодному пожертвованию в
десять фунтов - двадцать фунтов! (Длительный стук и крики "браво".)
Наконец, список исчерпан, председатель встает и предлагает выпить за
здоровье секретаря, ибо он не знает человека более трудолюбивого и
заслуживающего всяческого уважения. Секретарь в ответ благодарит и заявляет,
что ему не приходилось знавать более достойной особы, чем председатель, -
разве только старейшего члена общества, за чье здоровье он предлагает
выпить. Старейший член общества в ответ благодарит и доводит до общего
сведения, что не знает более достойной личности, чем секретарь, за
исключением, быть может, мистера Уокера, ревизора, за чье здоровье он
предлагает . поднять бокалы. Мистер Уокер в ответ благодарит, находит
какую-то еще более достойную личность, которая превосходит даже старейшего
члена общества, - и так они долго предлагают тосты и восхваляют и благодарят
ДРУГ друга, и только один тост вносит какое-то разнообразие: "За
присутствующих здесь дам-патронесс!" при этом все поворачивают головы к
дамской галерее и разражаются громкими криками, а какие-то плюгавые и
самодовольные господа, хлебнув больше чем следует, с неимоверными ужимками
целуют кончики пальцев.
Мы так затянули описание банкета, что уже не хватает времени, чтобы
прибавить хоть одно доброе слово. Нам остается лишь покорнейше просить наших
читателей не думать, что если мы пытались найти в благотворительном банкете
смешные черты, значит мы не умеем ценить заслуги благотворительных обществ,
которыми изобилует Лондон, или те весьма похвальные побуждения, которыми
руководствуются их покровители.
¶ГЛАВА XX §
Первое мая
перевод Н.Треневой
"Ну-ка, леди, раскошельтесь раз в
году для тех, кто лазает по крышам!"
(Миледи с медным половником.)
"Чистим, чистим, прочищаем!"
(Пароль преступного мира.)
Первое мая! Сколько в этих словах отрадной свежести! Они будят в нас
множество мыслей о самой блаженной и прекрасной поре, о восхитительном
расцвете природы. Есть ли на свете такой человек, в чью душу не проникло бы
волшебное очарование ясного весеннего утра, не заставило бы его перенестись
в далекие годы веселого детства, не воскресило бы в нем воспоминаний о
зеленой поляне с чуть трепещущими деревьями, где так звонко пели птицы, -
никогда уже птицы не пели так звонко с тех пор, - где весело порхали
мотыльки, - нигде больше, сколько бы ни скитаться по свету, не увидишь таких
мотыльков, - где небо казалось куда голубее, а солнце ярче, где ветерок над
зелеными травами был свежее, а запах цветов слаще, где все краски были
несравненно богаче и живее, чем теперь! Так глубоки детские чувства и так
неизгладимы впечатления от всего прекрасного, врезавшиеся в детскую душу.
Отважный путешественник порою бредет сквозь густую, непроходимую чащу, куда
не пробьется луч солнца, где никогда не блеснет клочок ясного неба; или
стоит на краю ревущего водопада и, преодолевая головокружение, ошеломленным
взглядом следит, как пенистый поток прыгает с камня на камень, со скалы на
скалу; или в блаженной лени медлит покинуть плодородные долины какой-нибудь
страны, где вечно светит солнце, а в воздухе разливаются упоительные
ароматы. Но что эти темные леса, шумные потоки и живописные долины,
созданные щедрой природой для услады глаз и пленения чувств человеческих, по
сравнению с теми картинами, которые окружали нас в детстве? То были поистине
волшебные картины, ибо детское воображение наделило их красками ярче радуги
и почти столь же преходящими!
В былые дни весна приносила с собой не только воспоминания о прошлом,
но и веселые развлечения например, пляски вокруг простого, нетесаного
столба, воздвигнутого в честь наступления весны и украшенного ее эмблемами.
Где все это ныне? И теперь можно встретить столбы, но нетесаных уже не
найдешь, а танцоры предпочитают освещенные залы, да и выглядели бы они
смешно под открытым небом. К тому же, нет ли тут, чего доброго,
безнравственности? Что сказали бы поборники чинного воскресного порядка,
если бы аристократы заплясали вокруг колонны герцога Йоркского на
Карлтон-Террас или клерки устроили бы кадриль у памятника олдермену Уэйтмеиу
на Флит-стрит, а мелкие домовладельцы - новоиспеченные избиратели с
имущественным цензом в десять фунтов - вздумали бы водить хоровод у подножья
Обелиска* в Сент-Джордж-Филдс? Увы, романтика не в силах противостоять
закону о нарушении общественной тишины, а пастушеская простота недоступна
пониманию полиции.


Да, солидность и деловитость давным-давно уже сделались нам присущи, и
весенние пляски показались нам ниже нашего достоинства, мы их прекратили, и
постепенно они стали достоянием одних лишь трубочистов, а это несомненно
означает вырождение обычая, ибо хотя трубочисты - народ по-своему очень
славный и даже чрезвычайно полезный в цивилизованном обществе, все же это не
те люди, которые могли бы задавать тон и вносить изящество в подобные
увеселения. Однако именно трубочисты завладели обычаем устраивать весенние
пляски, сберегли его и передали потомству. Это было жестоким ударом для
романтики, которой овеяна встреча весны, но не уничтожило ее совсем, ибо
доля этой романтики вместе с традиционными плясками перешла к трубочистам и
сделала их предметом особенного интереса. В те дни ремесло трубочиста
окутывала некая таинственность. Ходили легенды о богатых джентльменах,
которые теряли своих детей и после долгих лет безутешного горя находили их
среди трубочистов. Рассказывали истории об одном мальчике, похищенном в
детстве и обученном ремеслу трубочиста. Подвизаясь на этом поприще, он
однажды случайно попал в спальню своей матери, куда его послали прочищать
камин. Мальчик, потный и обессилевший, вылез из трубы и повалился на
кровать, в которой так часто спал ребенком. Там его нашла и узнала мать; с
тех пор до конца своей жизни она раз в год, ровно в половине второго,
устраивала прием для всех лондонских трубочистов, угощала их ростбифом и
плумпудингом, а сверх того, оделяла шестипенсовиками.
Подобные истории, а их было немало, окружали трубочистов ореолом тайны,
которая сослужила им такую же хорошую службу, как некоторым животным -
людская вера в переселение душ. Никто (кроме их хозяев) не смел дурно
обращаться с трубочистами: ведь неизвестно, кто он такой, - а вдруг окажется
сыном какого-нибудь пэра или знатного лорда? Многие из тех, кто верит в
чудеса, стали считать, что чистка дымоходов - своего рода тяжелый искус,
после которого рано или поздно трубочисты благородного происхождения вновь
обретут свои титулы и звания; поэтому и к ремеслу трубочистов было принято
относиться уважительно.
С детских лет мы храним в душе образ маленького трубочиста, примерно
одного с нами возраста, курчавого и белозубого; мы искренне и свято верили,
что он похищенный сын какого-нибудь вельможи, и эта вера прочно укрепилась в
нашей детской душе после того, как однажды предмет наших фантазий, собираясь
лезть в кухонный дымоход, в ответ на наши расспросы заявил. что он, "надо
полагать, родился в работном доме, а кто его отец - неизвестно". С той поры
мы больше не сомневались, что в один прекрасный день какой-нибудь лорд
признает его своим сыном; и стоило зазвонить колоколам в церкви или
кому-нибудь по соседству вывесить флаг, как мы уже думали, что свершилось,
наконец, радостное событие: отец маленького трубочиста нашел потерянного
сына и приехал в карете шестерней, чтобы увезти его на Гровенор-сквер. Но
отец так и не появился, а юный джентльмен, о котором идет речь, теперь уже
сам держит подручных трубочистов неподалеку от Бэтл-Бридж, и главные его
особенности - это непреодолимое отвращение к мытью и пара хилых ног,
непонятно каким образом поддерживающих неуклюжее грузное туловище.
Романтика весеннего празднества исчезла давно, уже не на нашей памяти,
и мы были вынуждены утешаться как могли хотя бы той неизвестностью, которая
окутывала происхождение постоянных участников праздничной процессии -
трубочистов; и в самом деле, это служило нам утешением много лет. Но даже
этот жалкий источник утешения в конце концов иссяк - наша вера в
таинственность была сильно поколеблена и постепенно угасла совсем. Мы не
могли не считаться с тем обстоятельством, что целые семейства трубочистов
были законными потомками таких же трубочистов, проживавших в сельских
местностях Сомерс-Таун и Кемден-Таун, что старший сын обычно наследовал дело
отца, что другие родственники сперва помогали ему, а потом открывали свое
собственное дело; что дети их в свою очередь тоже обучались этой профессии и
что никаких сомнений в их происхождении не было. Да, мы не могли закрывать
глаза на эту грустную правду, но все же не могли заставить себя поверить ей
и несколько лет пребывали в состоянии нарочитого неведения. Нас пробудили от
этого блаженного сна мрачные намеки, брошенные одним нашим другом; они
сводились к тому, что в низших слоях общества дети начинают считать ремесло
трубочиста своим призванием; что множество мальчишек обращаются к властям
предержащим с просьбой разрешить им добиваться своей жизненной цели с
полного согласия и одобрения закона; короче говоря, что речь идет попросту о
юридических сделках. Сколько ни старались мы пропускать такие речи мимо
ушей, они медленно, но верно просачивались в наше сознание. Что ни месяц,
что ни неделя - нет, даже что ни день, мы узнавали о случаях подобных
обращений к начальству. Все покровы были сорваны, все тайны разгаданы, и
чистка дымоходов оказалась попросту излюбленным и, очевидно, выгодным
ремеслом. Уже не стало надобности похищать мальчиков, ибо мальчики целыми
стаями сами напрашиваются, чтобы их взяли в ученики". Ремесло это утратило
всю свою романтику, и в наши дни мальчишка-трубочист столь же мало похож на
своих собратьев, какими они были тридцать лет назад, как карманный воришка с
Флит-стрит на испанского разбойника, или Поль Прай на Калеба Уильямса*.
Словом, постепенно наступил упадок, вывелся обычай похищать юных


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Шилова Юлия - Сказки Востока, или Курорт разбитых сердец
Шилова Юлия
Сказки Востока, или Курорт разбитых сердец


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека